Фото №1 - Предсказатели извержений

Павел Плечов — профессор кафедры петрологии геологического факультета МГУ им. М.В. Ломоносова, доктор геологоминералогических наук. Область научных интересов: магматическая петрология, вулканология. Автор и соавтор более 120 научных работ.

В статье «Дым. Лава. Пепел» британский автор заурядные извержения описывает как катастрофические. Это избыточное нагнетание драматизма там, где особо волноваться не о чем. Так, вулкан Килауэа на Гавайях — это место студенческой практики, куда каждый год съезжаются группы со всего света изучать потоки лавы. Студенты подходят к лаве вплотную, макают туда молотки, а всё это подается автором как страшный вулкан. Там же находится и съемочная площадка Би-би-си.

И, кстати, в своей работе вулканологи не ограничиваются клинометра ми. Это лишь один из десятков при меняемых методов изучения де формации поверхности. Ученые сейчас используют сейсмические, геохимические, геодезические и физические методы исследования. Вместе с тем ни один из методов, которые существуют на сегодняшний день, не способен на 100% заменить все остальные.

Q Насколько опасны российские вулканы?


Всего на Камчатке 29 действующих вулканов, а неактивных — тысячи. В прошлом году основное внимание вулканологов было приковано к извержению вулкана Кизимен на Камчатке. Он начал извергаться в январе 2011 года, а до этого несколько десятилетий «молчал». Признаки готовящегося извержения вулканологи заметили еще в первой половине 2010 года, поэтому само извержение не было неожиданным. В 2011 году на Камчатке извергалось еще пять вулканов: Безымянный, Шивелуч, Ключевской, Карымский и Горелый. Стоит отметить, что вулкан Безымянный извергается с 1956 года.

Q Какими методами исследований пользуются российские вулканологи?


Надо сказать, что именно в России впервые в мире начали использовать сейсмические методы для прогноза извержений. Тогда это было необычной практикой, а сейчас ими пользуются везде. И сейсмика остается основным методом, который у нас применяют. Проблема в том, что все наши вулканы крайне удалены от населенных пунктов. В этом, конечно, есть большой плюс — даже если вулкан серьезно извергается, вероятность человеческих жертв минимальна. С другой стороны, это минус — для того чтобы их изучать, надо предпринимать специальные усилия. Где-нибудь в Европе на вулкан можно заехать на машине. Здесь требуются вертолеты, летная погода, дополнительное снаряжение, и всё это выливается в лишние затраты времени, денег, сил. Поэтому иногда используют и «нетрадиционные» методы: вдруг это поможет понять что-то ранее неизвестное?

Для сейсмических наблюдений на вулканы устанавливают сеть сейсмических станций. Сейсмодатчики закапывают в землю на несколько метров, чтобы они не реагировали на ветер, перекатывающиеся камешки и пробегающих животных. К сейсмодатчикам подсоединяют регистрирующую и записывающую аппаратуру. Передатчики, установленные на сейсмодатчиках, мгновенно передают данные в специальные сейсмические обсерватории. Для работы сейсмостанции в автономном режиме ее оснащают мощными аккумуляторами и солнечными батареями.

Q Можно ли ожидать катастрофических извержений в ближайшие 50 лет?


По сути дела, это логарифмическая шкала: чем крупнее извержение, тем реже оно случается. Если вы возьмете границы катастрофичности, то можете примерно рассчитать, когда и как часто ждать извержений такойто силы.

Так, извержения, имеющие глобальные последствия для всех землян, случаются несколько раз в столетие — когда есть последствия для климата, когда пепел разносится на большие расстояния. В июле 2011 года в Чили было извержение вулкана Пуйэва, его почувствовали жители всего Южного полушария, а европейцы о нем, пожалуй, и не слышали. Из-за шлейфа пепла в течение почти двух недель были закрыты многие аэропорты в Южном полушарии. В частности, прекращал работу аэропорт Мельбурна в Австралии. Из прилегающих к вулкану районов были эвакуированы тысячи людей, а убытки от этого извержения, по оценкам, превысили 2,5 млрд долларов.

Извержения, которые действительно угрожают всему живому на Земле, случаются раз в 100 тыс. лет. Но поскольку жизнь на планете существует несколько миллиардов лет (как минимум 1 млрд) и никуда не делась, значит, эти извержения не настолько катастрофические.

Российские вулканы, которые извергаются, — тот же Безымянный — представляют серьезную опасность, они ничуть не менее опасны, чем вулкан Сент-Хеленс в США. Но Безымянный находится не в населенном пункте. Даже если он взорвется и появится пепловая колонна, это повлияет максимум на полеты самолетов вокруг него. Чтобы он взорвался и пепел достал до Москвы — такого быть не может.

Q Можно ли представить технологию, предотвращающ ю сильные извержения?


Научная мысль движется в этом направлении. В принципе, идея проста: куда-нибудь сбрасывать накопившуюся энергию.

Но это дело далекого будущего. Потому что любой неудачный шаг приведет к катастрофическим последствиям.