Фото: ЛУКЬЯНЧЕНКО ИГОРЬ/CARTOONBANK.RU

Сегодня государство не понимает, зачем нужна наука, и постановку задач для нее подменяет пропагандистскими призывами — построить инновационное общество или добиться скачка нанотехнологий. Поэтому ученые вынуждены сами ставить себе цели, а контролирующие их работу чиновники — выдумывать «правила игры». Какие правила может выдумать чиновник? Эффективность, конечно. В чем привычно измерять эффективность? В количестве потраченных денег, разумеется, — которое в ситуации, когда общая цель неясна, должно стремиться к нулю. Так что не удивляйтесь критериям оценки заявок на государственные контракты и федеральные целевые программы Минобрнауки: ровно 55% успеха определяет заявление минимальной стоимости исполнения работ. Но такая постановка задачи заведомо абсурдна и не предполагает работы на результат!

Российский фонд фундаментальных исследований (РФФИ) — одна из немногих организаций, придерживающихся (хотя бы де-юре) правил независимой научной экспертизы при выделении грантов. Несмотря на активную поддержку фонда научным сообществом — вплоть до митингов, — он не получает должной поддержки Минобрнауки, зато им очень интересуется… Генеральная прокуратура. «Совет РФФИ лоббировал интересы РАН, куда уходило больше 60% выделенных грантов», — сетуют прокуроры. При этом они, видимо, не в курсе, что решение о выделении грантов принимает не совет фонда, а эксперты, оценивающие научную значимость заявок. РФФИ — не пенсионный фонд, он не предполагает равномерного распределения средств. Несомненно, РАН проводит на порядок больше исследований, чем академия сельскохозяйственных наук или архитектуры, поэтому она может и должна получать львиную долю финансирования. Но Генпрокуратура усмотрела в действиях РФФИ нарушение одновременно бюджетного законодательства, законодательства о госзакупках, госсобственности, некоммерческих организациях, а также о коммерческой деятельности. Вот к чему, оказывается, приводит проведение объективной экспертизы научных проектов.

Не мудрено, что околосудебные методы в науке «пошли в народ». Недобросовестная диссертантка, лауреат известной премии для женщин в науке, обвиненная во время защиты в плагиате, предпочла перенести дебаты в суд. Она сняла работу с защиты, отказавшись отстаивать свою позицию перед членами ученого совета с помощью научных доводов. Вместо этого ее жалобы на внимательного рецензента были адресованы судье. Правда, мнение Ногинского городского суда совпало с мнение суда научного: уж слишком очевидным было копирование данных. Но прецедент создан, и следующий недобросовестный диссертант может сработать более тонко, а члены ученого совета — оказаться менее принципиальными. Судебные дрязги отнимают время и деньги даже у невиновного, поэтому нависающий меч административного преследования может существенно охладить пыл честной научной дискуссии.

Чиновники отбиваются от ученых типичной итальянской забастовкой: сами виноваты, учитесь оформлять бумаги, а не над колбой стойте. Упрямым не дадут денег, а если понадобится, подберут статью. Заметьте, не научную.