«Игры в кости и другие нелепые и гибельные забавы такого рода неизвестны утопийцам. У них в ходу две игры, похожие на наши шашки. Первая — бой чисел, где одно число ловит другое. Во второй пороки сражаются с добродетелями».
Томас Мор. «Утопия»

Фото №1 - Игротека: Просвещенная утопия
Существует усложненный вариант чейза, где у каждого игрока не 9, а 11 костей. Ключевая сумма составляет не 25, а 36 очков

Добродетельные жители Утопии, по всей видимости, играли в ритмомахию — заумную математическую стратегию, которая появилась на свет не столько в качестве развлечения, сколько для обучения теории чисел. Автором ритмомахии считали Пифагора, и, хотя в греческих источниках игра не упоминается, след явно ведет к величайшему эллинскому мудрецу. Правила ритмомахии, в которой игроки должны выстраивать фигуры в арифметические, геометрические и гармонические прогрессии, первым сформулировал монах Асило из Вюрцбурга в 1030 году, чтобы помочь студентам освоить «Основы арифметики» Боэция. Аниций Манлий Северин Боэций, римский философ и государственный деятель, создавал учебники на основе знаний греческих ученых, прежде всего пифагорейцев. На фреске Рафаэля «Афинская школа» Боэций заглядывает через плечо Пифагора в его записи.

Ритмомахию также называют аритмомахией — это греческое слово переводится как «бой чисел», и именно так игру обозначает в своем романе Томас Мор. Граждане Утопии, работавшие не больше шести часов в сутки, могли позволить себе изощренное интеллектуальное развлечение. Но для людей в реальном мире ритмомахия оказалась слишком сложной, и уже в XVII веке о ней не вспоминали даже тогдашние «вассерманы»... Пока в XX столетии у «игры философов» вдруг не появилась наследница.

Преподаватель физики и химии Том Крушевски придумал чейз (англ. «погоня») в 1980-х. В этой игре тоже все решают числа, но освоить ее, в отличие от ритмомахии, можно за пять минут. Изобретатель будто бы приладил к сложнейшему суперкомпьютеру простой и дружелюбный интерфейс: играть в чейз легко научится даже ребенок, но постичь всю глубину этой стратегии не под силу и мудрецу.

Дружелюбие чейза основывается на нескольких изящных идеях. В игре используются кости, но их не бросают: кубики служат фигурами. Число на верхней грани кости обозначает ранг. Фигуры разных рангов ходят по-разному, каждая со своей скоростью. В отличие от шахмат в чейзе ходы не приходится заучивать — цифры на костях служат подсказками. Единственное, что нужно запомнить, — это число 25, ключевую сумму, к которой сводится каждая стратегическая кампания и каждый маленький шаг в игре. Фигуры могут неоднократно менять ценность и скорость. Они превращаются друг в друга, делятся на части, из слабых становятся сильными, из юрких — дальнобойными.

Пифагор считал, что в основе всего сущего лежит число; ритмомахия отражала совокупность знаний об устройстве бытия. Чейз несет на себе отпечаток современной картины мира. Броуновское движение фигур на доске подчинено закону сохранения энергии: кости сталкиваются, раздваиваются и исчезают, подгоняют и разогревают друг друга, но их суммарная скорость остается неизменной. Стоит одной частице «остыть» слишком сильно — и все фигуры игрока разом перестанут существовать.

Как и ритмомахия, чейз остался утопией. Новую «игру философов» не поняли и не приняли, несмотря на «дружелюбный интерфейс». После двух изданий ее выпуск свернули, и теперь чейз можно приобрести только с рук. Или сделать самостоятельно из пары десятков кубиков и распечатанного на принтере поля.

Чейз

Фото №2 - Игротека: Просвещенная утопия

Начало игры

Каждому игроку дается десять кубиков. Девять из них участник выставляет на первой линии в порядке: 1, 2, 3, 4, 5, 4, 3, 2, 1. Один кубик остается в запасе. Право первого хода определяется броском костей.

Ходы и скорость

Фигура ходит в любом из шести направлений. Количество очков на ее верхней грани указывает скорость — число клеток, на которое фишка может переместиться, не больше и не меньше. Если путь преграждает другая фигура (своя или противника), ход невозможен. Если другая фигура находится в конечном пункте, происходит взятие или толчок. Фишки ходят по прямой, повороты запрещены.

Границы поля и рикошет

Правая и левая границы поля переходят друг в друга, как будто доска свернута в цилиндр. Выйдя за правый край, фигура продолжает движение с левого. Верхняя и нижняя границы поля вызывают рикошет: если пространства для хода не хватает, фишка отскакивает от «борта», как бильярдный шар.

Фото №3 - Игротека: Просвещенная утопия

Цель игры

Для победы нужно захватить пять или более фигур противника, чтобы тот не смог восстановить общую скорость 25.

Перенастройка

Если две кости одного цвета стоят на соседних клетках, игрок вправе перенастроить их, сохраняя баланс. Например, если рядом оказались кости со значением 2 и 4, можно поменять их достоинства на 1 и 5, на 5 и 1, на 3 и 3, на 4 и 2. Перенастройка рангов считается ходом.

Фото №4 - Игротека: Просвещенная утопия

Взятие и восстановление

Фигуры в чейзе бьют друг друга, как в шахматах: взявшая фишка становится на место взятой. Потерявший фигуру игрок обязан немедленно восстановить общую сумму скоростей своих фигур, которая всегда должна равняться 25. Для этого ему следует повысить кость с наименьшей скоростью. К примеру, если потеряна кость со значением 5, игрок обязан повысить кость со значением от 1 до 6. Если младшая фишка не может возместить все потерянные очки, нужно также повысить следующую по старшинству фигуру.

Толчок

Если при перемещении на конечной клетке оказалась своя же фигура, завершающая ход фишка толкает ее на одну клетку по направлению движения. Если клетка, на которую фигура была вытолкнута, занята еще одной своей фишкой, она тоже выталкивается, и так далее. Когда на клетке, куда после толчка должна переместиться кость, стоит фишка противника, происходит взятие. Толчок возможен даже при расщеплении.

Расщепление

Фото №5 - Игротека: Просвещенная утопия

Меченая клетка в центре доски — разделитель. Вошедшая в нее фигура делится пополам или почти пополам, для этого на поле выводится запасная кость или ранее захваченная фишка. Кость со значением 4 превратится в две со значениями 2 и 2, а фигура со значением 5 разделится на 2 и 3. Фишка попадает в разделитель только в том случае, если это конечный пункт ее перемещения. Фигура не может пройти через разделитель или попасть туда в результате толчка. Две новые фигуры этим же ходом продолжают движение на одну клетку в обратном направлении на соседние клетки. В случае неравномерного разделения старшая фигура перемещается влево, а младшая — вправо. Если эти поля заняты своими фигурами, происходит толчок, если чужими — захват. Если все фишки участника находятся на поле или в разделитель попадает фишка со значением 1, то кости из разделителя перемещаются на одну клетку назад влево.

ЛИТЕРАТУРА
Идеальное общество

Фото №6 - Игротека: Просвещенная утопия

Название книги Томаса Мора стало нарицательным не только для литературного жанра, но и для всех идей, которые слишком хороши, чтобы быть реализуемыми. Интересно, что Мор допускал использование в своем просвещенном государстве рабского труда, а атеизм в Утопии был строго запрещен.

ЛИЧНОСТЬ
Доктор философии

Фото №7 - Игротека: Просвещенная утопия

Римский философ и теолог Боэций был также теоретиком музыки и математики. Его идеи оказали большое влияние на средневековую науку, а труды по диалектике, арифметике и музыке составили основу средневекового университетского образования. Боэция считали наследником Пифагора.

Фото №8 - Игротека: Просвещенная утопия

Боэция можно заметить выглядывающим из-за плеча Пифагора на Рафаэлевой фреске «Афинская школа» . Правда, до сих пор нет четкой уверенности в том, что это именно он: на роль приближенного мудреца есть и другие претенденты.

Фото №9 - Игротека: Просвещенная утопия

В ритмомахию играли на двойном шахматном поле размером 8×16 клеток. На фото: самодельный комплект игры.

Фото №10 - Игротека: Просвещенная утопия

Кроме чейза есть и другие игры с костями вместо фигур, например Knockabout (англ. «потасовка»). В стратегии используются не только классические кубики, но и четырехгранные и восьмигранные кости

Фото №11 - Игротека: Просвещенная утопия

The challenging games of changing strategies (сложная игра изменяющихся стратегий) — такой слоган бросал вызов покупателям с черной обложки второго издания чейза

Фото: GETTY IMAGES, RAUL CATALANO (FREE ART LICENSE), GETTY IMAGES, ИЗ АРХИВА АВТОРА

Автор: Дмитрий Скирюк, историк-игровед

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 10, октябрь 2018