Можете ли вы вспомнить биржевые цены угля, меди или пшеницы? Вряд ли. Зато цену нефти хотя бы приблизительно знают многие. Потому что сегодня нефть — то же самое, что рабы несколько веков назад

Фото №1 - Агенты влияния

О нефти каждый день пишут деловые издания, а во время сильных изменений цен и все остальные. При этом саму нефть подавляющее большинство читателей вживую никогда не видело и не увидит: ее не продают в магазине. Почему же нас так интересует цена вонючей грязной вязкой жидкости, добываемой суровыми бородатыми мужчинами где-то на далеком севере или в жарких пустынях?

Возможность эффективной (то есть выгодной) транспортировки энергии крайне важна для развития экономики. До тех пор пока энергия добывается там же, где используется, экономический рост происходит только в этих регионах, а остальные остаются слаборазвитыми. Конечно, какая-то энергия есть практически везде, где живет человек, но в некоторых местах ее больше, чем надо, в других — меньше. Поэтому экономике требуется некий «агент-посредник», с помощью которого можно транспортировать энергию на большие расстояния. Своего рода энергетический уравнитель, согласующий базовые экономические возможности разных регионов. На протяжении истории таких агентов было всего два.

Человеческий потенциал: рабство

До промышленной революции, когда часть работ взяли на себя механизмы, основным источником энергии оставался ручной человеческий труд. Люди, конечно, пытались чем-то его заменить: животные помогали пахать землю и перевозить тяжести, реки и ветер давали энергию для мельниц, горящие дрова и уголь отапливали дома и позволяли плавить металл. Но у этих добавочных источников энергии было два ключевых недостатка: локальность и невысокая эффективность.

Фото №2 - Агенты влияния

А энергия ручного труда в древнем и средневековом мире была дешева, универсальна и могла транспортироваться своим ходом или морскими судами на большие расстояния. Именно с этим связано существование работорговли во всем мире на протяжении тысячелетий . Торговля живым товаром была важной частью экономики Золотой Орды и Крымского ханства. В Африке переток «человеческой энергии» проходил по направлению с юга на север: рабы из Юго-Восточной Африки и района Африканского Рога поставлялись арабами на южное побережье Средиземного моря. В Средние века в Европе работорговля была одним из важных секторов экономики, особенно на юге: генуэзские и венецианские купцы разбогатели не только на текстиле и пряностях. В XVI–XVIII вв. процветала «треугольная торговля» — поставка рабов из Африки в Новый Свет с вывозом оттуда в Европу произведенных ими товаров. Глобальные перетоки «человеческой энергии» начали иссякать только в конце XVIII — начале XIX в.

Природный эквивалент: уголь, нефть и газ

После рабов на пост эквивалента-посредника заступили поочередно уголь, нефть и газ. Эра угля в качестве энергетического уравнителя в XVIII–XIX вв. была короткой, но важной. Во многом ради доставки угля из мест добычи к промышленным центрам строились железные дороги и сети каналов, угольные пароходы повысили надежность трансокеанской торговли, а универсальная паровая машина, работающая на угле, позволила поднять производительность труда и производство промышленной продукции даже там, где собственных источников энергии было мало. Но со временем большинство стран — потребителей угля обнаружили его залежи на своей территории, и уголь превратился в локальный ресурс.

Фото №3 - Агенты влияния

По сравнению с другими видами топлива нефть (точнее, ее производные) — очень удобный источник энергии. Главный показатель эффективности горючего — удельная теплота сгорания: килограмм дров или бурого угля при сгорании дает в среднем около 10–15 МДж, каменного угля — 20–30 МДж, килограмм мазута и керосина — в районе 40 МДж, а бензина — так и вовсе 43–44 МДж. При этом на транспорте бензин проще в использовании, чем уголь, и безопаснее, чем газ (со схожими показателями удельной теплоты сгорания). Газ же эффективнее при промышленном сжигании и для отопления, но его намного сложнее перевозить через океан, чем нефть или уголь.

Выходит, что по совокупности показателей нефть — самый эффективный энергоноситель, и его можно перемещать на любые расстояния любым транспортом (включая трубопроводы).

Фото №4 - Агенты влияния

С точки зрения глобальной экономики сейчас нефть — ничем не заменимый ресурс, позволяющий добавить энергии в той точке планеты, где это в данный момент необходимо, то есть там, где экономика растет особенно бурно, опережая местные энергетические возможности. А значит, нефть критически важна для экономического роста как локально, так и для человечества в целом. И поэтому от цены нефти зависит количество получаемой мировыми «точками роста» энергии: чем выше цена сырья, тем меньше баррелей удастся импортировать или тем выше придется поднять цены на конечную продукцию и услуги. В обоих случаях темпы экономического роста будут ниже ожидаемых. И наоборот, дешевая нефть в целом снижает расходы бизнеса и государств на энергию, оставляя больше денег на развитие. Поэтому крупные импортеры нефти просто вынуждены следить за происходящим на сырьевом рынке и знать, сколько стоит эта черная жижа в данный момент.

Несмотря на многочисленные прогнозы на протяжении последних 30 лет, согласно которым нефти осталось на 20–40 лет , нефть не закончится никогда . Другое дело, что нам может стать неинтересно ее использовать (в качестве энергии), потому что добыча начнет обходиться слишком дорого (уже сейчас все «удобные» месторождения фактически исчерпаны).

Фото №5 - Агенты влияния

Есть люди, которые всерьез рассчитывают, что по мере исчерпания запасов легко добываемой нефти ее цена будет все повышаться и повышаться, обогащая ее (нефти) владельцев. Но нет, при определенном уровне цен нефть можно будет заменить другими источниками энергии. Основной потребитель нефтепродуктов (автотранспорт), судя по текущим трендам, в ближайшие 20–30 лет станет электрическим, а производить электроэнергию проще и дешевле на АЭС или хотя бы с помощью природного газа.

Фото №6 - Агенты влияния

У газа два ключевых преимущества перед жидким топливом: во-первых, его намного больше, а во-вторых, он намного «чище» — меньше загрязняет окружающую среду. До последнего времени распространение газа сдерживалось только одной, но важной проблемой: его трудно хранить и перевозить. Тем не менее сейчас она частично решена, а частично решается у нас на глазах: конечные небольшие потребители переходят на питание электричеством (автомобили) и непосредственно газом (дома, котельные), а для дальних поставок большого количества газа (через океан) созданы и строятся специальные суда и береговые терминалы.

Но ведь и газ когда-нибудь кончится! После переходного «газового» периода снова настанет время локального производства энергии (просто уже на новом уровне): и атомные, и солнечные, и ветровые станции можно строить почти где угодно. А значит, место мирового посредника-эквивалента вновь окажется вакантным.

Энергия будущего: время

И что же нас ждет, когда мы полностью решим проблему практически неограниченного доступа к дешевой локальной энергии и автоматизируем материальное производство? А вот что: вся деловая активность окончательно переместится из области создания товаров и услуг в область их навязывания потребителю.

Фото №7 - Агенты влияния

Неузнаваемо изменившийся бизнес будет бороться не за деньги клиента (деньги в привычном виде, скорее всего, исчезнут), а за его внимание, за привилегию поставить ему свой товар или услугу. Соответственно, максимально дефицитным ресурсом станет внимание людей, их время, потраченное на использование предложений тех или иных поставщиков. А значит, появится бизнес по оптовой торговле человеческим временем. Компании, уже имеющие доступ к большому количеству потребителей, смогут продавать этот доступ тем, кто не пробился «к телу» клиента. Можно сказать, что экономика , пройдя по очередному витку спирали, вернется к своеобразной «работорговле» . С двумя важными изменениями: люди будут «продаваться» более-менее добровольно, непосредственным же объектом купли-продажи станет не физическая сила человека, а ег о личное время . И удовольствия от результата продажи в данном случае у «раба» будет явно больше, чем в Средние века.

ГЛОССАРИЙ

Что такое Brent?

Нефть — смесь множества углеводородов и примесей. Жидкость, добываемая на разных месторождениях, отличается по составу и свойствам, а главное — по плотности и содержанию серы. Чтобы упростить торговлю нефтью, были введены эталонные (маркерные, стандартные) сорта, цены на которые определяются рынком. Цены на остальные сорта нефти (региональные, например российская Urals ) привязаны к эталонным и стоят немного меньше или больше.

Всего эталонных сортов три: Brent , WTI и Dubai Crude . При этом Brent и WTI очень похожи, а нефть Dubai значительно более сернистая. WTI — это техасская нефть, поставляемая в хранилища около города Кушинг в Оклахоме, Dubai Crude — арабская нефть, идущая на экспорт, в основном в Азию. А сорт Brent фактически не существует, это виртуальная искусственная конструкция, используемая только как точка отсчета для цен на реальную нефть. Изначально (с 1976 г.) это была нефть, поставлявшаяся с одноименного месторождения в Северном море. Но со временем месторождение Brent иссякло. Чтобы не отказываться от привычного названия и не менять параметры биржевых контрактов, производители договорились «подмешивать» к уже почти исчезнувшему Brent нефть с других нефтяных полей. Причем если раньше нефть со всех источников сходилась на одном терминале, то теперь она поступает в разные терминалы в разных странах.

Что такое баррель?

Это обычная бочка. В таких бочках на нефтяные поля Пенсильвании в середине XIX века поставлялось виски для рабочих. Чтобы не возить пустую тару обратно и не выбрасывать ее на месте, было решено вывозить в бочках нефть. Соответственно, объем поставок начали считать в «бочках», а со временем так и привыкли. Позже «бочка» стала условной мерой объема нефти, равной 42 американским галлонам, или 158,987 литра. Важно понимать, что баррель — это мера объема, а не веса, поэтому в одной и той же «бочке» может содержаться разное количество килограммов нефти с разных месторождений.

ДЕНЬГИ

Доходы России от нефтегазового экспорта в 2014 г.
(Источник: «Банк России»)

Экспорт нефти — 153,89 млрд долл.

Экспорт нефтепродуктов — 115,87 млрд долл.

Экспорт газа — 55,24 млрд долл.

Фото: Getty Images (х6), Russian Look

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 2, февраль 2016