Летающие электромобили, полицейские-дроны, дома, напечатанные на гигантском 3D-принтере, — такой видят жизнь в мегаполисах футурологи и урбанисты. Мы воспринимаем это как сценарий фантастического фильма, а между тем первые эпизоды уже отсняты

Фото №1 - Точки напряжения

ПРОЕКТ
Тема для обсуждения

В прошлом году Тверской государственный университет при поддержке Русского географического общества провел конгресс Urban geography: Life through cities .

— В конгрессе приняли участие студенты и молодые ученые из российских и европейских университетов, — говорит руководитель проекта Лидия Богданова . — С докладами выступали ребята из Москвы, Варшавы, Кракова, Будапешта, Вены, Брюсселя и других городов. Всего 125 участников. Обсуждали проблемы современных городов: пространство мегаполисов, демографические процессы, экономические системы. Подобные мероприятия проводятся в Европе уже не первый год. Для нас же это новая история. Но я надеюсь, что мы будем развивать дискуссионную площадку, чтобы молодое поколение могло принимать участие в решении актуальных жизненных проблем и задумываться о том, в каком мире оно живет и как этот мир улучшить.

Таким видит город будущего художник Андрей Дорохин : в мире победивших технологий все меньше места для людей. И нельзя сказать, что подобное невозможно. Чтобы город стал не агрессивно-индустриальным, а уютным, зеленым и комфортным для человека, урбанисты сегодня предлагают разнообразные концепции преобразования мегаполисов. Завтра может быть уже поздно.

Бесконечные пробки в любое время суток, недостаток парков, перенаселенность и отсутствие чистого воздуха... Жить в больших городах практически невозможно уже сегодня . Специалисты в области урбанистики рассказали «Вокруг света», получится ли у города стать комфортным для жителей .

Фото №2 - Точки напряжения

Москве надо превратиться в город восточного типа — только это поможет решить многие проблемы столицы АЛЕКСАНДР ВЫСОКОВСКИЙ , профессор, декан Высшей школы урбанистики, председатель Союза архитекторов России по территориальному планированию и градостроительству :

— Существуют города восточного и западного типа. Подобное деление обусловлено не только географией, но и глубинным пониманием человеком космоса и мироздания. Города в полной мере отражают наше представление о мире: как мы мыслим, так и формируем пространство вокруг себя. Западные города, где картина мира жителей сформирована монотеистическими религиями, имеют ясную структуру, и основная жизнь сосредоточена в центре. Восточные города, которые строили люди с политеистическим сознанием, не имеют четкой структуры и границ. Европейцу, попавшему туда, кажется, что движение хаотично, небоскребы возникают посреди трущоб, а планировка улиц напоминает лабиринт.

Москва — это город западного типа с четким центром. Отсюда и многие проблемы столицы. Мы никак не можем изменить транспортную ситуацию именно из-за моноцентричности: автомобили стремятся в центр, где сосредоточены офисы крупных компаний, да и вообще вся жизнь. Но у нас есть предпосылки для создания новых точек притяжения, соперничающих с центральным районом. Таких мест несколько: это Ленинский проспект и Профсоюзная, Сокол, Сокольники и другие... Они имеют очень хороший потенциал. Но, к сожалению, градостроители у нас никогда не шли по пути сознательного формирования новых центров. На сегодняшний день Москва находится лишь на начальном этапе понимания, что ей пора превращаться из моноцентричного города в полицентричный — такой, как восточные города.

Фото №3 - Точки напряжения

Москву расширяют, а нужно бросить все силы на «переделку» других городовИЛЬЯ ЗАЛИВУХИН , архитектор-урбанист, член рабочей группы Минрегиона РФ по развитию агломераций :

Москва — глобальный город*. Отсюда и основная проблема — перенаселенность. Все стремятся в столицу, покольку уровень жизни здесь выше. Москву расширяют, тогда как нужно бросить все силы на «переделку» других российских городов. У многих из них — невероятный потенциал для развития. Например, я очень люблю Екатеринбург. Там сохранилась первоначальная каркасная сетка улиц: не нужно строить хайвеи или прокладывать другие дороги. К тому же когда-то в центре города был завод, кремля или каких-то охранных зон не было, поэтому отсутствуют и ограничения по высотности возводимых зданий. Такой же потенциал и у Владивостока, где осталось много промзон с советских времен, — их можно модернизировать и превратить региональный город в глобальный. Люди будут стремиться переезжать не в спальные районы Москвы или Петербурга, а во Владивосток и Екатеринбург. Появятся новые центры притяжения с сильной экономикой и интересной культурной жизнью.

Фото №4 - Точки напряжения

Также практически во всех крупных городах развитых стран пришли к выводу, что общественные пространства должны быть связаны. Вы выходите во двор, пересекаете парк, попадаете на бульвар, затем на набережную и так проходите весь город. Хайвеи убираются под землю или на эстакады, пешеходные переходы становятся наземными, и вы можете передвигаться по этому пространству свободно. Это делается во всем мире, но только не у нас. В Париже и Шанхае автомагистрали, разрезающие центр города, сносят и убирают целиком под землю. У нас же наоборот — прокладывают Алабяно-Балтийский тоннель, который превращает улицы Академическую и Народного Ополчения в «недохайвеи».

* «Урбанисты разделяют мегаполисы на глобальные города и простые. Глобальными называются те, которые оказывают серьезное политическое, экономическое и культурное влияние на регионы Земли. В них проживает больше 4–5 млн человек (с агломерацией — 30–35 млн). Здесь располагаются штаб-квартиры транснациональных корпораций, развиваются сфера услуг, высокие технологии, медицина, наука и культура. Это центры притяжения для населения планеты. В России только один глобальный город — Москва. Петербург в эту категорию не входит , — говорит Александр Высоковский . — Главный признак глобального городавключенность в финансовые потоки высокого уровня. Через Москву, по разным оценкам, проходят до 80–90% денег страны. В Петербурге и близко нет такого уровня. Еще один определяющий момент — культурная жизнь. Несмотря на то что Петербург считается культурной столицей, размах и количество проводимых там мероприятий скромнее, чем в мировых глобальных городах» .

Фото №5 - Точки напряжения

Центр нужно отдать велосипедам и трамваям… Заставить человека бросить любимое авто не так-то просто. Понадобятся кардинальные меры МИХАИЛ БЛИНКИН , профессор, директор Института экономики и транспортной политики, член Координационного совета по развитию транспортной системы Москвы и Московской области :

— В 60-х годах XX века немецкие урбанисты разработали сбалансированную концепцию использования автомобиля: личных машин будет много, но центры городов нужно отдать велосипедам и трамваям. По тому же пути пошли и другие страны. Мы же почему-то до сих пор считаем, что общественный транспорт — для бедных, больных и убогих.

В богатом Мюнхене, где находятся одни из лучших автомобильных заводов в мире, местные жители не гнушаются общественным транспортом. А личный автомобиль используют, когда нужно съездить за покупками, на футбольный матч или просто за город. Идея парковать машину в переулочке городского центра там давно умерла.

Фото №6 - Точки напряжения

При этом совсем отказываться от автомобиля в городе не нужно. Тем более наш общественный транспорт не выдержит, если одним днем пересадить всех автомобилистов в метро или на трамвай. Это должен быть комплекс мер.

Например, в Торонто, Тель-Авиве и во многих городах Германии успешно действует car-shаring — краткосрочная аренда автомобиля. Принципиальное отличие от аренды в том, что car-shаring рассчитан на горожанина, а не на туриста. Как это работает: у меня есть карта-ключ. Я нахожу парковку с «общественными» автомобилями в точке А, вставляю карту в терминал, компьютер считывает мои данные, проверяет, есть ли деньги, и «выдает» машину. Я доезжаю в точку Б и возвращаю транспорт на ближайшую «общественную» парковку. Таким образом, мне даже не нужно думать, как я буду оплачивать ночную стоянку.

Конечно, изменить мышление человека и заставить его бросить любимое авто не так-то просто. Возможно, понадобятся кардинальные меры. Например, в важнейшем глобальном центре Юго-Восточной Азии — Сингапуре — просчитали, какое количество машин сможет «пропустить» город. Лоты, соответствующие этому количеству, разыгрывают на государственном аукционе, и часто за разрешение ездить по улицам на личном транспорте сингапурцы платят три цены автомобиля. А в другом глобальном городе — Токио — невозможно приобрести машину без документа о том, что у тебя есть парковочное место.

В мире поняли: автомобиль уже не столько облегчает жизнь в городе, сколько усложняет. Поэтому менять отношение к машине необходимо.

Фото №7 - Точки напряжения

Можно быстро изменить экологическую ситуацию в городе, если не делать всего двух вещей: не белить стволы деревьев и не убирать осеннюю листву АРТЕМ ПАРШИН , главный ландшафтный архитектор Ботанического сада МГУ «Аптекарский огород» :

— Одна из проблем глобальных городов — недостаточное озеленение. Деревья вырубают для строительства домов, автострад. Но зелень городу нужна, только посадить растение в мегаполисе — не то же самое, что посадить его в саду или сельской местности. Например, во многих местах в Москве коммуникации проложены так, как было удобно лишь тем, кто их прокладывал. Поэтому вырастить на Тверской улице крупные липы уже не получится: каждый сантиметр заполнен трубами, стоками и кабелями.

Контейнерное озеленение — в больших кадках или гранитных клумбах на центральных улицах — тупиковый путь. Деревья либо перегреваются летом, либо у них промерзают корни зимой.

Фото №8 - Точки напряжения

Но есть выход, и он постепенно реализуется в Москве — «зеленые» крыши. Придумано такое довольно давно в других странах. Конечно, климат в Париже, Лондоне и Берлине мягче, чем наш, но и в российских городах можно повторить подобное. Разница заключается лишь в том, что ассортимент растений на наших крышах будет меньше: не все способны пережить жаркое лето и морозную зиму.

Еще один выход — сделать ландшафт зеленым там, где изначально озеленение не предполагалось. Например, в Париже превратили в цветущий сад старый железнодорожный арочный виадук. И люди с радостью гуляют по нему — путь проходит на высоте 10 метров над проезжей частью. Сейчас в нашей столице все больше улиц становится пешеходными, только их зачем-то «одевают» в гранит и бетон, как это сделали, например, с Никольской. Почему бы вместо гранитных клумб просто не посадить там с определенной очередностью деревья и кустарники? По затратам это равноценно.

Впрочем, изменить экологическую ситуацию в городе можно достаточно просто и быстро, если не делать всего двух вещей. Во-первых, не белить стволы деревьев! Ведь белить надо лишь молодые плодовые деревья, чтобы весной защитить их от вредителей и интенсивного солнца. Причем это необходимо делать только гашеной известью, а не так, как в Москве, — водоэмульсионной краской или, того хуже, просто известью, которая попадает в почву и убивает все живое.

Во-вторых, нужно прекратить убирать осеннюю листву! У нас почему-то к листьям относятся как к мусору и сгребают осенью все до последнего. В результате такой «уборки» голая земля перегревается на солнце и пересыхает, в ней ничего не вырастает, потому что не хватает питательных веществ. Если соблюдать эти два простых правила, в Москве и других российских городах всего через пару лет могло бы появиться много красивых газонов и парков.

Фото №9 - Точки напряжения

ВЗГЛЯД

Облака над городом

Британский футуролог Рей Хэммонд , предсказавший появление смартфонов и очков с дополненной реальностью, специально для «Вокруг света» описал, как будут выглядеть города будущего.

1. В городах будущего исчезнут пробки.

Это станет возможным благодаря компьютерному управлению движением: каждый автомобиль будет автоматически посылать сигнал о дорожной ситуации. Например, в случае возникновения затора компьютер просчитает скорость и траекторию движения каждой машины в потоке, а также необходимые интервалы работы светофоров. Затем процессор возьмет управление автомобилями на себя. Машины самостоятельно выполнят маневры, и затор будет устранен. Далее управление вновь перейдет к водителю.

2. Овощи и фрукты будут выращивать рядом с офисом.

В городах появятся вертикальные фермы. Небольшая по площади, размером с одноподъездный дом, ферма-небоскреб даст столько же урожая, сколько 6,5 га сельскохозяйственных угодий. Таким образом, даже в центре города в обеденный перерыв можно будет купить свежие овощи и фрукты, не тратя время на поездки к рынкам.

3. Городское пространство станет интеллектуальным.

Ландшафт города «оживет» благодаря дополненной реальности. Меню ресторана, свободные столики, наличие в магазине необходимого товара — все это можно будет увидеть на экране любого гаджета и не заходить внутрь.

4. С улиц исчезнут вывески и рекламные баннеры.

Выходя на улицу с конкретной задачей, человек выберет в своем гаджете соответствующий пункт «меню», например «покупка детских товаров». Сигнал с гаджета будет считываться магазинами. И родитель увидит только нужные ему в конкретный момент вывески. Таким образом, если человек просто пойдет прогуляться по городу, ничто не будет пестрить перед глазами.

5. Значительно сократится количество поликлиник и больниц.

Посещать поликлиники и больницы ради осмотра или консультации не придется, поскольку вся информация о здоровье человека будет храниться в так называемом «городском облаке». К примеру, человеку стало плохо, он потерял сознание в центре города. Над ним тут же всплывает «городское облако» с информацией о том, что произошло, и пошаговой инструкцией, что нужно сделать. Таким образом, любой сможет оказать необходимую помощь пострадавшему.

Иллюстрации: Андрей Дорохин, Фото: ИТАР-ТАСС, TOPFOTO/FOTODOM.RU

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 8, август 2014