Хорошая вещь стоит того, чтобы изобрести ее несколько раз. На роль отца-создателя пластыря претендует не один, а несколько человек

Фото №1 - Липкий успех

Из любви к ближнему

Если бы Жозефина была хорошей хозяйкой, ее муж Эрл Диксон так и остался бы поставщиком ваты для фирмы «Джонсон и Джонсон» и не стал бы вице-президентом этой компании.

Руки молодой и неопытной миссис Диксон регулярно страдали от кухонных ножей. Супругу постоянно приходилось оказывать ей первую помощь. Но что делать, когда его нет дома? В 1920 году Эрл положил хирургическую ленту липкой стороной вверх и приклеил на нее кусочки марли, а сверху закрыл тонкой тканью. Миссис Диксон оставалось снять защитную ткань, отрезать от ленты кусочки необходимой длины и заклеить рану. Владельцы компании увидели в изобретении Диксона перспективный товар, который назвали BAND-AID (лента помощи). Правда, сначала успех BAND-AID был скромным — за 1921 год пластырей продали всего на 3000 долларов. В качестве рекламы пластыри бесплатно раздали бойскаутам. Вскоре продажи начали расти, пока не достигли оборота в 30 миллионов долларов. А Диксон стал продвигаться по карьерной лестнице и дошел до поста вице-президента фирмы.

Фото №2 - Липкий успех

Со второй попытки

Если бы Пауль Карл Байерсдорф не продал свою компанию, производящую пластыри, позже ему не пришлось бы травиться ядом из-за сомнительной сделки, принесшей вместо хороших денег разорение.

В 1882 году Байерсдорф придумал вещь, на которой другие заработали нешуточное состояние. Фармацевт нанес на марлю гуттаперчу, сделав таким образом материал непроницаемым для влаги. Он назвал свое изобретение Guttaperchapfl astermulle (гуттаперчевый пластырь на марле) и запатентовал его. Уже через год высокий спрос позволил Байерсдорфу заработать неплохой капитал, и он открыл небольшую фабрику. Остановила дальнейшее развитие компании трагическая гибель 16-летнего сына Байерсдорфа. В 1890 году фармацевт продал свое дело вместе со складом и скопившимся на нем товаром. Новым владельцем стал 27-летний Оскар Тропловиц. Он привлек к производству бывшего партнера Байерсдорфа дерматолога Пауля Герсона Унну, который усовершенствовал прежнее изобретение, используя более плотную, чем марля, хлопковую ткань. В 1901 году Тропловиц запатентовал Leukoplast (от греч. leukos — «белый» и лат. emplastrum — «повязка»). В его производстве использовался оксид цинка, и раздражающая кожу гуттаперча стала ненужной.

Лаборатория Beiersdorf разработала также линейку технических пластырей, которыми можно было «лечить» покрышки велосипеда или протершиеся провода. Так, благодаря кусочку ткани, была создана новая отрасль промышленности, специализирующаяся на выпуске не только бактерицидных пластырей, но и изоляционных лент. Правда, Пауль Карл Байерсдорф всего этого уже не увидел — разорившись из-за неудачного вложения денег, полученных от продажи компании, он покончил с жизнью в 1896 году.

Фото: DIOMEDIA, TIME & LIFE PICTURES/GETTY IMAGES/FOTOBANK.COM

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 12, декабрь 2013