Фото №1 - Наполеон на диодах

Фото: ФЕДОР САВИНЦЕВ, DIOMEDIA

В массовом сознании ученые — чудаки, погруженные во что-то малопонятное. «Вокруг света» доказывает: исследователи бывают молодыми и модными и занимаются очень увлекательными вещами

«Несколько лет назад мы «закрыли» лампочки накаливания и стали заниматься компонентами гибких экранов», — признается Мария Богданова , 31-летний кандидат физико-математических наук, научный сотрудник ООО «Кинтех Лаб»

Я занимаюсь математическим моделированием оптических процессов. Для любого физического процесса можно создать математическую модель, запрограммировать ее и дальше делать расчеты на компьютере. Вы не проводите 100 экспериментов, а пишете программу, которая рассчитывает процесс и позволяет менять его параметры. Такие программы очень сложные, и расчеты ведутся на суперкомпьютерах. Так что все наши сотрудники — и программисты, и физики, и химики. В процессе работы мы уточняем и некоторые базовые физические принципы, в итоге получается смесь фундаментальной и прикладной науки.

Несколько лет назад у нас был большой проект, посвященный лампочкам накаливания. Это максимально неэффективные устройства: почти вся энергия уходит в тепло. Но в начале 2000-х была идея, что можно видоизменить спираль, добавив на нее особым образом размещенные выпуклости или насечки. Если расположить их на расстоянии, сравнимом с длиной волны света, луч «запутывается», меняет свой путь, и в итоге свет излучается более эффективно. Теоретически это работает, но мы показали, что на практике суммарный выигрыш в эффективности очень мал.

Сейчас я моделирую органические светодиоды. Они намного ярче обычных кремниевых и к тому же гнутся. Из таких светодиодов можно делать светильники или экраны для различных электронных устройств. Они устроены как торт наполеон, только толщина одного слоя 10–100 нанометров. Мы пишем набор программ, которые считают, из каких молекул и как надо собирать слои, как в них распределяются свет и электричество и так далее. С программой можно за несколько месяцев просчитать сколько-то структур экранов для смартфона. Экспериментальное исследование займет годы. Кстати, в солнечных батареях идут ровно те же процессы, но в обратном направлении, так что наша программа пригодится и для них.

Вообще, я люблю фундаментальную науку, много читаю и всегда задаю себе вопрос: зачем это нужно? Потому что мне приятно заниматься тем, у чего точно есть применение. Хотя я не считаю, что прогресс является целью жизни.

Материал опубликован в журнале «Вокруг света» № 12, декабрь 2013