В книгах все зло. Чак Браит

01 мая 1999 года, 00:00

Время от времени мать подкидывала Биллу Бирнбауму деньжат, и он покупал книги. Сегодня, как бывало каждый вторник, Билл направился в книжный магазин Сингха. Тот обязательно будет сидеть в позе Будды за тяжелой дубовой конторкой и попыхивать сигарой. Он был настолько толст, что однажды втиснув свое громадное тело меж подлокотниками кресла, больше двинуться не мог.

Билл медленно шел по улице и внимательно смотрел под ноги, чтобы, не дай Бог, не оступиться. Заметив у обочины английскую булавку, он поднял ее (добрый знак) и, произнеся магическое заклинание на счастье, прикрепил к лацкану пиджака. Потом оглянулся, проверяя, не обратил ли кто внимания на его странное поведение, и продолжал мысленно беседу с самим собой. Ох как же он ненавидит этого Сингха! И тот, судя по всему, отвечает ему взаимностью.

— Он всегда насмехается надо мной! — произнес Билл так громко, что проходившие мимо девчонки остановились и фыркнули.

Ну и пусть! Сегодня его занимают более важные вопросы. А главное, предстоит столкновение, Да, да, столкновение. Спитой чай утром так и показал: в ближайшие сутки ожидается столкновение, которое может быть чревато опасностью. Чаинки никогда не обманывают. А в чем ему подали чай? В хрупкой фарфоровой чашке с маленькой трещинкой, сквозь которую сочился черный напиток, образуя на скатерти причудливое пятно. Вот и говори после этого о совпадениях!

— Совпадение? — хмыкнул Билл, приближаясь к магазину Сингха. — Совпадение. О если бы!
— Что вы сказали? — спросил его пожилой мужчина,
стоявший рядом у перехода в ожидании зеленого сигнала светофора.
— Я сказал: «О если бы!» Но, по-моему, это вас не касается.
Дрожь в голосе Билла испугала старика. Он отпрянул и, покачав головой, начал переходить улицу на красный свет.
— Нарушитель! — гаркнул Билл, показывая на старика, но не обращаясь ни к кому конкретно. Старик обернулся и что-то пробормотал, но Билл не расслышал. Это привело парня в ярость, и он заорал: — А скрещенные ножи на соседнем столике — тоже совпадение?

Потом он резким движением поправил очки и галстук-бабочку, а когда загорелся зеленый свет, стремительно перешел улицу. Подойдя к потемневшей от грязи стеклянной двери магазина, Билл растерянно остановился. Столкновение? Несомненно, с Сингхом. С кем еще? Он почувствовал желание развернуться и опрометью броситься домой, в свою двухкомнатную квартиру на тринадцатом этаже старого дома. Избежать столкновения... Это было бы разумное решение. Но если он не войдет в магазин, Сингх поймет, почему, и вскоре растрезвонит об этом на весь свет. Билл живо представил себе досужие разговоры. Сингх непременно произнесет свое любимое присловье: «Билл опять сбрендил. Решил больше не ходить сюда». И все будут покатываться со смеху.

Допустить такое Билл не мог. Он решительно открыл дверь, в которой призрачными бликами отражался город, и заглянул в окутанный полумраком магазин. До закрытия оставалось всего несколько минут. Сингх, разумеется, восседал за конторкой у двери, с сигарой в зубах, и занудно объяснял что-то покупательнице, неизменно приходившей по вторникам. Время от времени он пускал сизые клубы дыма в нос пуделю персикового окраса, которого мисс Флаэрти (так звали даму) держала на руках, и тогда собачонка чихала. Берет на голове пуделя с каждым чихом сползал все ниже, вызывая ухмылку на физиономии довольного собой Сингха. Оглянувшись на скрип двери и увидев Билла, Сингх осклабился пуще прежнего, обнажив громадные желтые зубы. Отступать поздно. Глубоко вздохнув, Билл вошел в магазин под противный звон дверного колокольчика.

— Добрый вечер, Билл, — пробурчал Сингх, бросая на парня косой взгляд.
Билл поспешно направился в угол, где стояли его любимые книги.
— Малость запоздали, а? — продолжал Сингх. — Я уж думал, вы сегодня не объявитесь.
— И зря думали, — ответил Билл, довольный тем, что дал Сингху достойный отпор. И откуда ему известно, что Билл сегодня подумывал не приходить сюда? В этом чело веке есть что-то зловещее.

Билл шагнул к столу, на который обычно складывали его «старых друзей», — подержанные книги. Сингх презрительно называл их «писание о загробном мире и прочее чтиво». Чтиво! Еще чего! Если это все, на что способен Сингх, такое столкновение вполне устраивает Билла: победа за ним. Оставаясь наедине с милыми сердцу книгами о сверхъестественных явлениях и спиритизме, он всегда испытывал душевный подъем. Их кожаные переплеты попахивали тленом, и у Билла кружилась голова при мысли о том, что эти тома уже принадлежали кому-то. «Священные откровения» Дэвиса соседствовали с трактатами доктора Кейна о духах. Тут же лежала классика — «Живой призрак» Майерса. Билл хорошо знал эту работу. Но вот он увидел книгу, которой прежде в магазине не было. Во всяком случае, в прошлый вторник. Взяв ее в руки, парень прочел: «Правила распознавания волшебных колоколов по их звону», Автор — доктор Фрэнсис Хееринг. Вот это совпадение! Книга доктора Хееринга стала предметом ожесточенного спора на вчерашнем заседании общества «Глаз души». В ней описываются церковные колокола с особым тембром звучания, которые веками созывали паству на службы. Они также обладают способностью отпугивать ведьм и отвращать черную смерть — чуму, в былые времена косившую население целых стран. Все, кто читал эту книгу, восторженно отзывались о ней.

Билл раскрыл книгу. На титульном листе было начертано: «Сейлемская приходская библиотека, Сейлем, Массачусетс». Потрясенный Билл начал бережно переворачивать пожелтевшие страницы, с трепетом всматриваясь в поблекший шрифт таинственной книги. Вдруг из нее выпал потертый, засаленный конверт со странными разводами. На оборотной стороне красовалась бурая сургучная печать с пентаграммой.

Будто застигнутый врасплох нашкодивший мальчишка, Билл воровато сунул конверт обратно в книгу и резко повернулся к Сингху и мисс Флаэрти. Те были поглощены беседой и ничего не заметили.

— Я хочу купить эту книгу, — севшим голосом объявил Билл.
— Несите ее сюда! — гаркнул Сингх. — Я не намерен бросаться на ваш зов. Вы не в ресторане, и я не официант.

Пока Сингх и мисс Флаэрти от души смеялись этой шуточке, Билл быстро расплатился и покинул магазин под веселый звон дверного колокольчика.

Вернувшись домой, он запер дверь на все замки, закрыл окна и задернул шторы. Билл любил темноту, она давала ему ощущение полной безопасности. Он сел за стол, зажег лампу и несколько минут молча смотрел на книгу, будто медитируя. Затем достал черную свечу, запалил ее и с трепетом водрузил рядом с книгой, завороженный отблесками пламени на переплете. Вдруг невнятный внутренний голос повелел: «Достань конверт». Билл резко обернулся, ожидая увидеть кого-то или что-то, потом улыбнулся и сказал:
— Разумеется, достану.

Вытащив его из книги, он еще раз пристально изучил печать. Несомненно, пентаграмма, и очень старая. Билл ковырнул ее ногтем, сургуч треснул и посыпался. Целостность печати была нарушена. Билл охнул при мысли о том, что может произойти, если он вскроет письмо. Последствия совершенно непредсказуемы. Но как еще узнать его содержание? Не каждый же день из книг выпадают загадочные письмена, запечатанные сургучом. Тем более из книг, изданных в Сейлеме. У кого еще есть такая? Билл начал опасливо вскрывать конверт, почти уверенный, что оттуда вот-вот выскочат усохшие духи и, вихрем пронесясь над его головой, начнут свои нестройные сатанинские песнопения. Возможно, в клубах серого дыма появятся вестники самого Люцифера на копытах.

Билл хихикнул от удовольствия, предвкушая невероятное, и без дальнейших колебаний вскрыл письмо.

Ничего не случилось. Ровным счетом ничего. Разочарованный, Билл сунул палец в конверт и тотчас бросил его, громко вопя от боли. Не веря своим глазам, он уставился на палец, с которого на стол упали несколько капель крови. Конверт-западня! Потрясающе! Это уже что-то! Билл осторожно отогнул клапан конверта. Так и есть: бритвенное лезвие. Интересно, как долго оно защищало содержимое конверта от чужих рук?

Помимо лезвия, в конверте оказались три листа тончайшей бумаги, сложенных вдвое. Девственно-чистых. Билл внимательно осмотрел все странички — ничего. Но зачем класть в конверт лезвие и ставить сургучную печать с пентаграммой, если в нем ничего нет?

— Дураку ясно: такого быть не может! — воскликнул Билл. Поправив очки, он взял лупу, пододвинулся поближе к лампе и начал внимательно изучать листы. Ага! Довольно скоро он обнаружил на первой странице четыре едва различимых слова: от фитиля к бумаге. Что сие означает? Билл даже захлопал глазами от растерянности. Надеясь на помощь, ниспосланную   Богом  или  другим вдохновителем, он несколько раз произнес слова вслух: «От фитиля к бумаге». Ну конечно же! Тайнопись! Как в детских играх: слова пишутся лимонным соком и строки на листе остаются невидимыми, но проступают, будто по мановению волшебной палочки, стоит только поднести лист к огню.

Билл поднял бумагу над язычком пламени; от нетерпения у него дрожали руки. Но сколько он ни водил листом над огнем, ничего, кроме пятен копоти, на нем не появилось.

Не беда. Билл перевернул лист. И вдруг на нем начали возникать какие-то значки. Чье-то имя? Да. И дата. Мэтью Молл, 1689.

Билл оторопел и едва не сжег лист. Немного опомнившись, он принялся размышлять вслух. Сейлем, Массачусетс. Через три года после обозначенной на письме даты начнутся печально знаменитые суды над колдуньями. За ворожбу и связь с нечистой силой будет сожжено девятнадцать человек. Но кто такой Мэтью Молл? Почему его имя кажется ему смутно знакомым? Билл взял свечу, подошел к окну и снова погрузился в раздумья. Потом чуть отодвинул штору и стал смотреть вниз, на почти безлюдную улицу. Это зрелище всегда завораживало его...

Мэтью Молл? Один из членов общества «Глаз души»? Нет. Кто же? Билл недавно читал о человеке с таким именем. Он направился к конторке, на которой всегда лежал раскрытый справочник странных и необычных событий — «Консорциум дьябулум». И совсем не удивился, отыскав там следующее:

Мэтью Молл (? — 1692). «Мы еще напьемся вашей крови!» — вот последние слова, произнесенные обвиненным в колдовстве Мэтью Моллом во время его казни в деревне Сейлем в 1692 году. Он родился в бедной пуританской семье. Через его усадьбу протекал ручей, единственный источник питьевой воды. Гилберт Пинчен, богатый купец, желавший завладеть наделом Молла, устроил травлю Мэтью, подведя его под суд за колдовство, богохульство и ритуальное убийство невинных, младенцев. После его казни Пинчен получил землю Молла, возвел громадный дворец и устроил пышное новоселье. Но прибывшие на празднество гости нашли в спальне его бездыханное тело. Он умер от кровоизлияния в мозг. Тут жители Сейлема вспомнили предсмертное проклятие Молла, и их охватил ужас.

Билл содрогнулся, но продолжал читать: По бытующему в Новой Англии преданию, Мэтью Молл занимался черной магией и, возможно, был колдуном. За много лет до своей казни он записал в виде криптограмм и магических формул многие страшные тайны, которыми владели люди, занимавшиеся той же деятельностью. В письменах его содержатся заклинания, помогающие обрести богатство, отомстить злейшим врагам, а также формула волшебного порошка, дающего людям способность подниматься в воздух и летать. По преданию, эти тайные письмена были вложены в конверт, сделанный из кожи одной из жертв сатанинских обрядов Молла. Не существует никаких исторических данных и документов, подтверждающих или опровергающих эти сведения о Мэтью Молле, но слухи все ходят...

Кто сказал, что нет свидетельств и документов? Билл подошел к столу и долго рассматривал вытащенные из конверта листы, потом вздохнул. Предстояла серьезная работа.

Он запалил еще одну свечу и приступил к делу. Надо было расшифровать тайнописные заклинания Молла. Билл просидел несколько часов, не разгибая спины; время от времени он слышал заунывные причитания Мэтью Молла, взывавшего к нему сквозь толпу веков: «Бра-а-а-тец! Бра-а-а-тец!»

Билл поднял голову, лишь когда часы пробили три. Вскоре он закончил расшифровку первой страницы, на которой были три таинственных криптограммы и короткая надпись: Найдя мистические знаки на портале, обретешь большое богатство.

Теперь он знал, что делать. Билл снял со стены церемониальный кинжал, поставил к двери стул, взобрался на него и принялся вырезать на притолоке замысловатые значки, то и дело сверяясь с листом бумаги, который держал перед собой. Пробило четыре часа утра.

Водворив кинжал на стену и отодвинув стул, Билл сел и принялся ждать. Но обещание не исполнилось: ни золотые слитки, ни биржевые ценные бумаги не посыпались с потолка. Не произошло ровным счетом ничего. Разочарованию Билла не было предела. Скрипнув зубами, он взялся за второй лист пергамента.

— Не все сразу, — успокаивал он себя, поднося лист к пламени четвертой по счету свечи.

Вскоре догорела и она, пришлось запалить пятую. Но в конце концов усилия увенчались успехом: появилось изображение «дурного глаза», а под ним — заклинание, способное причинить вред врагам. О существовании «дурного глаза» Билл знал давно и не раз читал его описания в книгах. Черный неподвижный зрачок оказался точь-в-точь таким же, какие находили в гробницах фараонов. Такой же знак до сих пор красуется на рыбацких фелюгах в Средиземном море, охраняя рыбаков от предательских банок и рифов. Именно боязнь «дурного глаза» вынудила сейлемских судей отдать приказ вводить колдунов и ведьм в зал заседаний спиной вперед и с завязанными глазами, чтобы избежать порчи.

И вот символ здесь, у Билла. Можно предать проклятию всех врагов. Следуя указаниям, Билл должен был кровью написать их имена рядом с изображением и трижды повторить заклинание. Это даст ему власть над ними. Врагов хватало, поэтому Билл обрадовался, увидев, что возле рисунка вдоволь свободного места.

Но с кого начать? Кто первым должен почувствовать силу проклятия? Кто причинил Биллу больше неприятностей? Одно из имен просилось на лист особенно настырно. Билл выжал из порезанного пальца несколько капелек крови, вывел рядом с символом «Сингх» и принялся долдонить заклинание.

Завершив ритуал, он приступил к работе над третьим листом. На его расшифровку ушло около двух часов, а итогом трудов стали всего четыре слова: Порошок дает способность летать.

Билл недоуменно потряс головой. Порошок? Какой порошок? Он сжал кулаки. При чем тут порошок? Билл уже предвкушал радость полета, и вдруг все пошло насмарку из-за какого-то неведомого порошка!

А если предположить, что два первых заклинания оказали действие и что... Вдруг он увидел на полу возле двери конверт. Что происходит? Билл протер глаза и посмотрел на стол. Первый конверт лежал на месте. Что же это, еще один? По спине побежали мурашки. Билл вскочил, рванулся к двери, схватил конверт и быстро вскрыл. Стопка сотенных купюр... Солнце уже давно взошло, и его лучи, особенно яркие в полумраке комнаты, падали на притолоку и вырезанную на ней надпись: Обретешь большое богатство.

Началось! Билл пустился было в пляс, но тотчас спохватился.
Сингх! Проклятие!

Он сунул конверт в карман, подбежал к телефону и набрал номер книжного магазина. В среду он закрыт, но хозяин обычно снимает трубку. Как-то будет сейчас? Если с ним ничего не случилось... Три гудка, четыре...
— Магазин Сингха, — ответил знакомый голос.
— Мистер Сингх? — Билл не верил своим ушам.
— Я. В чем дело? Что вам нужно?
— О, вы там... — обманутый в своих ожиданиях, Билл испытал глубокое разочарование.

— Конечно, здесь. Где еще мне быть? Это вы, Билл Бирнбаум?
— Да, мистер Сингх.
— И зачем вы меня беспокоите?
— Я... хм! Я просто хотел спросить, все ли в порядке. У вас очень странный голос.
— В порядке? — истошно завопил Сингх. — Я влез на стремянку, чтобы достать с верхней полки книгу, а чертова стремянка вдруг рассыпалась подо мной. Я упал, сломал руку, вывихнул ногу и потянул поясницу. В порядке! Погодите-ка! Откуда вам известно...
Но Билл уже повесил трубку, закрыл глаза и произнес:
— Спасибо тебе, братец Мэтью Молл.

Но где порошок? Тот, который дает способность летать? Где он может быть?

Ну конечно, во втором конверте. Билл сунул руку в карман и достал конверт с долларами. На самом дне лежал крошечный пакетик с мелким белым порошком.

Вот он! Итак, сначала — доллары, потом — увечья Сингха, а теперь и порошок для полета. Нервы были на пределе, и Билл едва не просыпал порошок на пол, пытаясь растворить его в стакане с водой. Осушив стакан двумя большими глотками, он сел на стул и принялся ждать. Надо запастись терпением. Не все сразу...

Прошло несколько минут. Билл чувствовал, что тело немеет и сильно содрогается, как будто по нему пропускают электрический ток. Во рту пересохло, губы запеклись, и Билл облизал их. Порошок начинал действовать. Билл попытался сосредоточиться на листах. Порошок дает способность летать.

Поначалу слова плясали перед глазами, потом исчезли, уступив место ярким разноцветным вспышкам. Что-то происходило. Никогда прежде Билл не испытывал подобных ощущений. Вскоре он почувствовал необычайную легкость, руки сами по себе поднимались вверх. Билл попытался покачать одурманенной головой, встать со стула и подойти к окну. Комната поплыла перед глазами, пот тек градом. Билл расстегнул ворот рубахи.

— Порошок дает способность летать! — заорал он, распахивая окно и влезая на подоконник. Билл покачнулся, сделал шаг влево, потом вправо и снова гаркнул: — Летать!

Потеряв равновесие и едва не соскользнув вниз, Билл ухватился одной рукой за раму, а другой погрозил собравшейся на улице толпе, которая в ужасе наблюдала за ним.
— Летать! — крикнул Билл и прыгнул из окна.

Мистер Сингх выключил телевизор после выпуска местных новостей. Он был доволен. Билл Бирнбаум, страдавший серьезным расстройством психики, выпрыгнул из окна своей квартиры на тринадцатом этаже. Самоубийство в состоянии наркотического опьянения, никаких сомнений быть не может. Сингх радостно потер руки. С одним делом покончено. Теперь надо подумать, как заставить мисс Флаэрти прикончить своего мерзкого пуделя...

Перевели с английского Лилия Соколова, Андрей Шаров

Просмотров: 4035