Неиспанская провинция

01 августа 2001 года, 00:00

Скульптуры украшающие памятник Колумбу в Барселоне

Каталония держится особняком от остальной Испании. Здесь говорят на своем, каталанском, языке. Здесь не танцуют фламенко, предпочитая сардану — групповой танец, похожий на греческий сиртаки. Здесь не любят корриду. И больше всего раздражаются, когда Каталонию называют Испанией. Стремление к независимости и превосходству у каталонцев в крови. А корни подобного к себе отношения уходят в глубь веков — во времена Великой Римской империи.

Современная Испания состоит из нескольких провинций, каждая из которых отличается совершенно особым характером и темпераментом. Отношения между ними достаточно ровные, если не считать того, что каждая всячески старается подчеркнуть свою независимость и индивидуальность. И выражается это не только в традициях, но и в народном фольклоре.

Испанцы вообще любят анекдоты, но особенно те, что касаются представителей других провинций. Житель Валенсии, к примеру, будет с упоением посмеиваться над кастильцем, тот в свою очередь — над андалузцем, и единственное, что их может объединить, — это анекдот про каталонца. Например, такой: «Если в бокал с вином залетела муха, то кастилец попросит заменить бокал, арагонец выпьет вино вместе в мухой, а каталонец вытащит муху и заставит ее выплюнуть в бокал то вино, которое она успела проглотить».

Вообще, каталонец для большинства жителей Испании — имя нарицательное. Каталонцев считают гордыми, нетерпимыми к соседям, жадными и карикатурно независимыми. Вероятно, доля истины в этом есть, что, впрочем, никак не умаляет присущих каталонцам достоинств.

Могила Публия Корнелия СципионаТретий век до нашей эры был для Каталонии великим и трагическим одновременно. Эта часть иберийского полуострова стала главной ареной борьбы между карфагенянами и римлянами за господство над Средиземноморьем. Первый этап войны был триумфальным для карфагенян — они неумолимо двигались вперед, сокрушая на своем пути все. Во главе их армии стоял великий Ганнибал. Его главной задачей было взятие Рима. И надо сказать, основания для подобных амбиций у полководца были. Войско Ганнибала уже преодолело Пиренеи и шагнуло за Альпы. Казалось, ничто не могло его остановить.

Однако легионы Публия Корнелия Сципиона, преградив карфагенянам путь и круто изменив ход войны, начали завоевывать территории противника одну за другой. И в конце концов взяли верх над войсками Ганнибала.

Среди прочих трофеев Сципион получил Таракко (современная Таррагона) — жалкую деревеньку, единственным достоинством которой было удачное географическое расположение, где находился лагерь карфагенян.

Миновав Таракко, армия Сципиона двинулась дальше — в глубь иберийского полуострова. Но зимой 218/17 года до нашей эры Сципиону пришлось вновь вернуться в Таракко, чтобы подтвердить на него права Рима. Произошедшая там битва завершилась окончательной победой римлян. С этого времени деревушка начала быстро расти, превратившись вскоре в центр римской провинции на иберийском полуострове.

Таррагона

Пунические войны за господство над Средиземноморьем закончились полной победой римлян, после чего Великая империя шесть веков господствовала на завоеванных землях. Римляне утвердили здесь свои язык, законы, культуру, религию. Но окончательного мира Иберии это не принесло. Распри начались внутри самой империи, и яблоком раздора стала власть.

Территория нынешней Каталонии в то время была разделена между римскими наместниками, каждый из которых имел свои воззрения на будущее империи, а некоторые даже стремились властвовать над Римом. Область Таракко поддерживала Гая Юлия Цезаря, а провинция Лерида отдавала предпочтение Гнею Помпею. Спор между претендентами на власть вылился в кровавую войну. Победителем в ней стал Цезарь. Став во главе римского государства, он учредил Союз испанских городов, вошедший в Римскую империю в статусе колоний. Центром Союза стал Таракко.

Но слава, которую принес городу Цезарь, повлекла за собой и тяготы. Найденные много позже документы свидетельствуют о невероятно высоких налогах, которые вынуждены были платить Риму жители провинции. Неудивительно, что современная Таррагона гораздо более чтит не Цезаря, а его преемника — внучатого племянника Октавиана, ставшего в 27 г. до н. э. императором Августом. Именно он снизил налоги до минимума и сделавшего Таракко неофициальной столицей Римской империи. Дело в том, что в одном из походов Август задержался в городе и прожил там целых два года. В это время здесь собирались послы со всего мира и решались вопросы государственной важности.

По прошествии нескольких десятков лет — в 61 году нашей эры — в Римской империи снова стало неспокойно, а поводом опять стала борьба за власть. И в эту борьбу волею судеб оказался втянутым Таракко.

Губернатор города Сервиус Сульпициус Гальба возглавил оппозицию политике тогдашнего императора Нерона. Такое мог себе позволить только очень крупный политик. Впрочем, в те времена иберийский полуостров в иерархии территорий Римской империи можно было бы сравнить со статусом Украины в составе Российской империи.

Так или иначе, но в 68 году Гальба стал императором. Его правление длилось недолго — всего 7 месяцев, — и ныне считается случайным промежуточным звеном между двумя основными правящими династиями Римской империи — Клавдиев и Флавиев.

Шли века. Рим по-прежнему продолжал владычествовать над Иберией. Но и этому суждено было закончиться... Вторгшиеся в 410 году на территорию полуострова вестготы захватили все города бывшей римской колонии. А процветающий Таракко стал стратегическим центром для новых захватчиков. И сохранял этот статус вплоть до вторжения мавров. В 713—714 годах город оказался меж двух огней, переходя от христиан к мусульманам и обратно. В ходе сражений его население сокращалось с молниеносной скоростью.

Величественные архитектурные сооружения превращалась в руины, и вскоре процветающий Таракко опять стал походить на заброшенную деревню. Возрождение города началось только в 1090 году. К тому времени остальная Каталония претерпела значительные изменения, а ее центром стала неприметная ранее Барселона.

АмфитеатрВ эпоху правления Флавиев в Таракко наряду с религиозными зданиями и бытовыми постройками появились и увеселительные заведения — Цирк, а немного позднее — Амфитеатр.

Увлекательное зрелище гонок на колесницах, проходящее на арене Цирка, собирало в Таракко множество людей из всей Римской колонии. А чтобы город мог уместить всех желающих, спешно возводились многочисленные гостиницы. Гонки, как правило, приуроченные к праздникам или другим торжественным событиям, представляли собой командные состязания. Каждая команда имела свой цвет: синий, красный, белый и так далее. Существовало также два варианта колесниц: с упряжью из четырех и двух лошадей. Особого мастерства требовало, конечно же, управление квадригой.

Найденная при раскопках могильная плита донесла до наших дней имя одного из возниц-гонщиков. Его звали Фускус, и выступал он за команду синих. Кроме этих скупых слов на плите было начертано: «Он обрел славу благодаря умению управлять четверкой лошадей».

Более позднее появление Амфитеатра внесло в жизнь жителей Таракко новые, еще более острые ощущения. Бои гладиаторов быстро обрели своих поклонников, многие из которых еще недавно восседали на трибунах Цирка. Кровавое зрелище щекотало нервы и придавало жизни особый вкус.

Много позже, во времена гонений на христиан, городской Амфитеатр стал сценой для не менее кровавого действа, но уже другого характера. 21 января 259 года на арену вывели трех человек: Священника

Фруктуса и двух дьяконов — Авгуруса и Евлогиуса. Их истязали до тех пор, пока несчастные не умерли. Они были первыми мучениками города.

Главный вход в Кафедральный собор БарселоныБарселона

История Барселоны началась в те времена, когда отец Ганнибала, легендарный карфагенянин Гамилькар Барка, основал у подножия холма Манжуик небольшое поселение. Местные жители окрестили свою деревню Барсино — в честь основателя. Приход римлян в Иберию далеко не сразу затронул этот небольшой уголок. Более того, объявившись в этих краях в конце I века до нашей эры, римляне решили основать город чуть дальше, у подножия другой горы — Табер. Так возникла римская колония «Юлия Августа Фавенция Патерна Барсино».

Римское владычество не принесло Барселоне каких-либо кардинальных изменений. Город оставался тихим и неприметным вплоть до прихода вестготов. Новые завоеватели переименовали Барсино в Барсинову (именно это название сохранилось до наших дней, изменилось лишь произношение слова), а позднее сделали столицей своих оккупированных территорий. Этот титул город носил с 531 по 554 год, пока столицу не перенесли в Толедо.

В 716 году город захватили арабы и держали его в своих руках чуть меньше ста лет. Избавление принесло войско франков, ведомое Людовиком I Благочестивым. Теперь город попал в руки франков, превратившись в испанскую марку Франкской империи.

А тем временем большая часть Иберии все еще находилась под властью арабов. Франки продолжили борьбу за веру и земли. Следующий поход возглавил один из сыновей Людовика I, Карл по прозвищу Лысый. В этом походе среди прочих храбрецов отличился будущий национальный герой Каталонии Гифред эль Пилос. Согласно легенде, Гифред, самоотверженно сражавшийся против мусульман, получил серьезное ранение, но не выпустил оружия из рук, за что снискал особое уважение французского короля. После победы над маврами Карл Лысый даровал Гифреду титул графа и Барселону. Там же на поле боя родился флаг города — золотой щит с четырьмя вертикальными полосами красного цвета. По одной из существующих версий — их начертал Карл Лысый, макнув руку в кровь отважного воина. По другой — это след от пальцев самого Гифреда, сжимавшего окровавленной рукой щит до конца сражения. Но так или иначе, после этого события с 878 года Барселона стала графским городом, а после того как в 988 году король Людовик V отказался поддержать каталонцев в борьбе с маврами, графы Барселоны решительно заявили о своей независимости.

В период средневековья границы Каталонии существенно расширялись благодаря военным авантюрам и выгодным бракам. Граф Барселоны Рамон Беренгер III отвоевал у мавров Майорку, Ибицу и Таракко. В 1137 году Рамон Беренгер IV, получивший титул графа Барселоны после смерти Беренгера III, выгодно женился на Петролине Арагонской, взяв в приданое Прованс и создав Каталоно-Арагонское королевство, ставшее вскоре самым могущественным и обширным не только на иберийском полуострове, но и во всей Европе.

Первым его королем стал Альфонсо II — сын графа Рамона Беренгера IV. Его правление считается золотым веком Барселоны. Во владения королевства вошли Сицилия, Корсика, Сардиния, Неаполь, Руссийон и на какое-то время — Греция. В XIII веке Барселона становится крупнейшим городом иберийского полуострова и первым по значимости портом на Средиземном море. В городе появлялись новые соборы и дворцы, укреплялись фортификационные сооружения, он становился центром науки и культуры.
 
Огромную роль в истории полуострова, да и всего человечества в целом, сыграл брак Фердинанда II и Изабеллы Кастильской. Этот союз привел не только к расширению территорий за счет наследства супруги. Именно из Барселоны после аудиенции у королевы Изабеллы отправился в свое знаменитое путешествие Христофор Колумб.

В XVI веке наступил Золотой век Испании. В 1561 году столицей королевства стал Мадрид. Это ли задело каталонцев, надеявшихся, что столица их графства станет первым городом государства, или были какие-то иные причины, но в итоге Барселона объявила себя союзницей Франции. Последствия не заставили себя ждать. В 1652 году она была захвачена и разрушена мадридскими войсками. Не прошло и 30 лет, как Барселона подверглась следующему нападению. Однако каталонцы не унимались. Заключив в 1705-м союз с Англией и Генуей, Каталония начала войну против Мадрида. Закончилось это печально. Союзники куда-то исчезли, и мадридские войска беспрепятственно осадили Барселону. 13 долгих месяцев длилась осада. После заключения мира город стоял в руинах, а оставшиеся в живых жители больше походили на призраков.

Однако с тех пор 11 сентября 1714 года считается в Каталонии праздником. Да, Барселона пала, но национальный дух и самосознание каталонцев никуда не исчезли.

ЖиронаЖирона

Среди наиболее значимых городов Каталонии нельзя не упомянуть Жирону. Ведь, как здесь говорят, это «последний мост в Африку» или «первый бульвар Европы». Стратегическое расположение Жироны — она была построена на Виа Августа («Дороге Августа») — определило ее дальнейшую судьбу. Сначала построенная римлянами крепость называлась Герунда. Они возвели ее очень быстро в 75—76 годах нашей эры. Такие темпы были продиктованы военной необходимостью. В IV веке римляне признали христианство, и это не могло не сказаться на судьбе и облике нового города-крепости. Жирона росла не так быстро, как Таррагона или Барселона. Ее расположение, если и было важным, так только с военной точки зрения. Но никто из великих не стремился сделать ее своим форпостом.

В 711 году Герунду захватили вестготы, но продержались здесь не более полувека, будучи изганы воинственными маврами. Жирону по просьбе жителей освободил все тот же Карл Лысый, сразу после этого провозгласивший Жирону графством. Оно стало центром для подготовки походов в глубь занятой арабами Испании.

В 1348 году на Жирону, как и на многие другие города Испании, обрушилась беда, именовавшаяся в те времена «черной смертью». Страшная эпидемия чумы косила людей сотнями, но вопреки всему город все-таки выжил.

К началу XVI века Жирона вновь расцвела, став вторым после Барселоны городом Каталонии. Но, как известно, ничто хорошее не может пройти безнаказанно. Благополучная Жирона стала предметом вожделений Франции. Осады следовали с завидной регулярностью, каждые десять лет, например, в 1684-м и 1694-м, в результате чего город на четыре года оказался во власти французской короны. Новая осада последовала в 1705 году, еще одна — в 1711-м. Потрясения обрушивались на Жирону одно за другим, и едва город успевал подняться из руин, как его вновь обращали в прах.

В конце XVIII века она оказалась перекрестком на пути противоборства испанской короны и Французской республики. Во время войны 1793 года Жирона, по словам очевидцев, превратилась в одно сплошное поле битвы. Не успев перевести дыхание, ее жители оказались нос к носу с войсками Наполеона. И вновь последовали многочисленные осады — к 1809-му в Жироне осталось не более 4 500 жителей. Однако, раскатав город как кусок теста, Наполеон неожиданно решил, что тот как нельзя лучше подходит для столицы округа Тер. А статус столицы, пусть даже окружной, дарил надежды на возрождение.

В 1833-м Жирону опять провозгласили столицей, но теперь уже не французского, а испанского округа, который так и назывался — Жирона. С этого времени дела города пошли на лад. Стали появляться промышленные предприятия и уникальные по тем временам технологии. Так, в 1857 году здесь была построена фабрика, на которой производилось электрооборудование для многих городов Испании. В самой Жироне первая улица, освещенная электричеством, а не газом, появилась в 1886 году.

Несмотря на бесчисленные войны и осады, в Жироне как нигде в мире хорошо сохранились стены, возведенные еще римлянами. Жители города не только не разбирали их, но даже местами надстраивали — постоянная угроза нападений волей-неволей диктовала такой архитектурный стиль.

XIX век и начало XX открыли в истории Каталонии новые страницы, но они уже затрагивали всю Испанию в целом, а не отдельные провинции и города. Но Каталония и по сей день остается особой частью Испании — гордой и независимой.

Елена Шмелева | Фото Андрея Семашко

Ключевые слова: Каталония
Просмотров: 8968