Черный «мерседес»

01 марта 1997 года, 00:00

Иногда в жизни происходят события, которые производят такое сильное впечатление, что и десятилетия спустя вспоминаются во всех подробностях — так, как будто произошли вчера. Девятого мая 1992 года собрались в одной московской квартире трое ветеранов, уроженцев Рязанской области, воевавших в танковом экипаже вместе почти два года. И вот какую историю я от них услышал.

Это случилось летом 1943 года в разгар боев на Курской дуге. В то время наши рязанцы воевали на легком танке БТ в составе отдельного батальона огневой поддержки и находились во втором эшелоне, ибо бросать легкие танки против «пантер» и «тигров» было просто неразумно. Чаще всего их батальон использовали для развития успеха там, где намечался прорыв, или для выполнения задач по разведке и сопровождению войсковых колонн.

...Ранним утром одного из горячих боевых дней немецкая армия нанесла второй удар под Орлом. Батальон был поднят по тревоге, и экипажи заняли свои места в танках. Однако ожидать приказа пришлось довольно долго, шли часы, но радио молчало. Наконец, на просеке, где стояла танковая колонна, появился крайне озабоченный командир батальона Усов и, переходя от танка к танку, чего никогда ранее не бывало, стал лично ставить задачу каждому командиру танка. Дошла очередь и до наших рязанцев. Приказ был краток и необычен: развернуться спиной к фронту и прочесывать окрестные балки и перелески. Задача — перехватить небольшую немецкую колонну из трех автомобилей в сопровождении группы мотоциклистов, которая по нашим тылам прорывалась навстречу немецкому танковому клину. «Радиообмен запрещаю, — добавил комбат на прощание, — слушайте летчиков на частоте 9740. Возвращайтесь в район сосредоточения не позднее 24.00».

Усов побежал к следующей машине, а наши танкисты завели дизель и двинулись вслед за уже ушедшими танками, которые расползались веером по лесу. Примерно через полчаса они выбрались из чащи и остановились для прокладки маршрута и прослушивания эфира на указанной комбатом частоте. В наушниках сначала было тихо, но скоро зазвучали позывные трех или четырех пилотов, которые вели поиск с воздуха. По их переговорам, было ясно, что немецкая колонна пока не обнаружена. И только около двух часов пополудни, когда наши танкисты уже порядком устали от блуждания по пыльным проселкам и перелескам, на волне авиаразведки прозвучал совсем другой голос, доложивший неведомому Роману, что букашки обнаружены в квадрате 28-16 и ему удалось с трех заходов поджечь две из них, но подбит сам и идет на вынужденную посадку. «Фрицы уходят в сторону Синьково или Алешкино», — прохрипел голос и исчез из эфира.

Александр Иванович, командир танка, открыл планшет и, поводив по карте пальцем, отыскал Синьково. «Ребята, да мы совсем рядом, еще километра три». Он высунулся из люка и огляделся. Вдали ухали пушки, и черные клубы дыма сливались к югу в одно громадное грозовое облако. «Заводи мотор, мужики, — скомандовал он. — Егор, рули налево, перекроем переправу у Алешкино — и хана им». Заскрежетали гусеницы, и танк, слегка увязая в рыхлом грунте, пополз на вершину холма, закрывающего вид на уже близкую реку. Все, кроме механика-водителя, высунулись из люков и внимательно осматривали окрестности, стараясь не пропустить внезапного появления остатков немецкой автоколонны. Наконец подъем закончился, и танк замер на заросшей орешником вершине холма.

В бинокль командир хорошо видел деревню Алешкино на другой стороне реки и низкий деревянный мост, ведущий на ту сторону. Присмотревшись повнимательнее, он заметил, что настил моста у противоположного берега сильно поврежден. «Немцы, немцы, вон они», — закричал механик-водитель, указывая пальцем на проселочную дорогу, огибающую холм, на котором стоял их танк.

Дорога вела к переправе. Колонна немцев состояла из семи мотоциклов с колясками, за которыми мчался громадный легковой автомобиль необычного вида. Черный массивный корпус без дверей и окон, а главное — колеса, их было шесть! Немцы из-за поворота еще не видели, что мост поврежден и, вздымая клубы пыли, неслись к реке, за которой, как им, видимо, казалось, их жнет спасение. «Ну все, голубчики, попались», — подумал Александр Иванович, спускаясь в чрево танка. «Заряжай», — толкнул он уже сидящего у пушки стрелка, а сам протиснулся к курсовому пулемету. Заревел дизель, и БТ, набирая скорость, помчался с холма, отрезая немецкой колонне единственный путь к отступлению. В это время мотоциклисты уже выскочили на мост и только тут увидели, что переправа повреждена. После секундного замешательства они начали разворачиваться, но выехавший на мост странный автомобиль перекрыл им дорогу. Видимо, в это момент кто-то из немцев увидел несущийся на них с холма танк. Засверкали выстрелы. «Огонь», — рявкнул Александр Иванович.
Танкисты ожидали, что черный автомобиль даст задний ход и попытается уйти по той же дороге, пока наш танк лавирует среди ям и крутых откосов на холме, дав заодно и дорогу мотоциклистам. Но произошло прямо противоположное. Немецкая машина резко рванулась вперед, сбросив в воду один из мотоциклов и затормозила только у пролома примерно на середине моста. Из нее выбрались двое в черной форме, и тут же все мотоциклисты прекратили ответный огонь и бегом бросились к застрявшей у пролома машине.

Никак не ожидавшие такого поворота событий, но обрадованные тем, что немцы не разбежались по камышам, танкисты тоже прекратили огонь использовали; неожиданную паузу, чтобы спуститься наконец с холма на дорогу. При этом они за несколько секунд потеряли немцев из виду, так как пришлось двигаться по глубокой промоине. Когда же они вновь увидели странный автомобиль, то оказалось, что передние колеса его уже свесились с моста, а вся немецкая команда, дружно орудуя выдранными из пролома бревнами, старается сбросить машину в воду.

Озабоченный только тем, как бы не упустить немцев, Александр Иванович, понимая, что у него всего несколько секунд, гаркнул водителю: «Стой!» Танк замер. Противников разделяло не более ста метров, и промахнуться было невозможно. Лязгнул замок танковой пушки. Немцы отчаянно нажали на рычаги, и черный автомобиль накренился над рекой. Дав еще секунду на наводку, Александр Иванович выдохнул: «Огонь!»

Снаряд точно накрыл цель. Массивная кормовая часть автомобиля съехала с настила, он накренился и, заваливаясь на крышу, рухнул в воду. Секунду стояла тишина, которую тут же вспорол грохот обоих танковых пулеметов.

Все было кончено в считанные мгновения. Гнать танк на мост Александр Иванович не решился. Они достали автоматы и, держа их наготове, приблизились к убитым немцам. Они были в офицерской форме, но в солдатских сапогах, и ни у одного не было никаких документов. Танкисты посбрасывали убитых в реку, туда же столкнули и изрешеченные пулями мотоциклы. Дело шло к вечеру, и танкисты двинулись в обратный путь. Но судьба готовила им новое испытание. В сумерках они напоролись на рельс и порвали правую гусеницу. Попытались связаться со штабом по радио — безрезультатно. Ремонт в темноте затянулся до рассвета. Вконец измученные и ожидающие нагоняя за опоздание к контрольному сроку, они примчались на оставленную вчера просеку, но родного батальона гам уже не застали.

Неожиданно на просеке показался почтальон из их части. «Вы что встали, мужики. Усов рвет и мечет!» «Где наши?» — вместо ответа спросил Александр Иванович. Почтальон объяснил в двух словах, как добраться до батальона. «Поспешайте, товарищ лейтенант, — сказал он прощаясь, — а то с утра в батальоне СМЕРШ всех танкистов трясет — какие-то машины ищут и мотоциклы».

Танкисты призадумались. Появление в их части особистов СМЕРШа, уже тогда имевших в армии мрачную репутацию, не сулило ничего хорошего. Наши герои поняли, что влипли в какую-то историю.

Первым откликнулся стрелок: «Хорошо, что мы пушку ночью почистили, как теперь и не стреляли, а?» «Точно, — поддержал его Александр Иванович, — на рельсу мы напоролись, когда двигались к реке, а не обратно, и целый день провозились. Поняли, мужики? А ночью спали — опасались еще раз напороться». Да и фара одна у нас перегорела», — вставил слово механик-водитель. «А если спросят, почему по рации не связались?» «Комбат запретил, — отрезал Александр Иванович! — Все поняли?» Экипаж согласно закивал головами, хотя кошки скребли на душе у каждого.

Через полчаса они благополучно прибыли в свою часть, доложили о поломке, выдержали жесткий допрос в особом отделе, но никто из них не проговорился, и их отпустили. Видимо, не было у контрразведки свидетелей и искали они вслепую, это и спасло наших танкистов. Вот, в общем, и вся история.

Что же все-таки перевозил странный шестиколесный автомобиль? Почему сопровождали ее только офицеры? Почему так настойчиво искали исчезнувшую автоколонну офицеры СМЕРШа? Пока ответа на эти вопросы нет. Удалось лишь — уже в наше время — выяснить, что фирма «Мерседсс-Бенц» выпустила всего четыре таких бронированных спецавтомобиля повышенной проходимости с тремя осями, и использовались они гитлеровцами для особо важных и секретных перевозок.

Газета «Клады и сокровища»

Просмотров: 4744