«Надкуси патрон» или кое-что об амазонках

01 марта 1997 года, 00:00

...Манекенщицы появятся в юбках малинового бархата, отороченных золотым галуном, в зеленых с золотой каймой бархатных курточках и белоснежных, с блестками, тюрбанах. Тюрбаны будут увенчаны страусовыми перьями.

Этот ансамбль — его готовит на очередную демонстрацию мод Всероссийский дом моделей — придумал в свое время не кто иной, как светлейший князь Потемкин-Таврический. Князь был великий модник. Например, его собственная парадная шляпа была столь тяжела от украшавших ее драгоценных камней, что пользоваться ею по назначению не представлялось возможным, и слуга носил шляпу следом за князем. По какому же случаю был задуман столь эффектный наряд? Императрица Екатерина II завершала длительное путешествие из Петербурга в Крым. Там ее должна была встречать единственная в России, а возможно, и во всем мире, рота амазонок Балаклавского греческого (на русской службе) полка. Именно в таком наряде. Наряд непростой: в нем, вольно или невольно, отразились мотивы костюма богатой культуры крымских татар и греков, и Бог весть какие еще национальные мотивы. Сами древние амазонки, кроме звериных шкур, если верить легендам, ничем свою наготу не прикрывали. Так в летописи сказано: «Юница добрая, одежды никакая неимуща и телом яко снег сверкающа».

Восседали амазонки парадной роты на конях, в руках держали ружья, и к приезду императрицы выдали им по три патрона. В то время ружья заряжались с дула, патроны представляли собой бумажные цилиндрики с порохом, которые открывались по команде «надкуси патрон». Порох высыпался в ствол, запыживался и шомполом вгонялась пуля. Естественно, балаклавским амазонкам для салюта пули не требовались. Но грозная команда «надкуси патрон» подавалась энергичным голосом командира роты Елены Ивановны Шидянской, по первому браку — Сарбандовой.

Просуществовала рота в красивой униформе недолго — считанные месяцы, и была расформирована, не сыграв заметной роли в истории русской армии. А амазонки, рекрутированные из солдатских и офицерских полковых жен, опять стали добрыми хранительницами семейных очагов.

На то они и были потемкинскими амазонками (помните показушные потемкинские деревни?) А настоящие амазонки... Вот что сообщает одна из хроник: «Амазонками древние сказания называют народ, состоящий исключительно из женщин, не терпевших при себе мужчин, выходивших в поход под предводительством своей царицы и образовавший особое воинственное государство».

Обитало племя женщин-воительниц, как сообщает греческая мифология, на реке Фермодонт в Малой Азии и в Причерноморье.

Геродот пишет: «В то время, когда греки воевали с амазонками… …амазонки были побеждены на берегах Фермодонта (южный берег Черного моря), и греки, отправившись на родину, увезли с собой на трех кораблях пленниц. В открытом море амазонки взбунтовались и убили всех мужчин. Но так как они не умели управлять рулем, парусами и веслами, то носились по морю по воле волн и ветра, пока их не прибило к местечку Кремни (берег Азовского моря). Здесь им попался табун лошадей. Они сели на них и начали грабить скифов... Обнаружив, что новые враги — женщины, скифы не стали больше убивать их, а расположились лагерем вблизи стана амазонок. Постепенно юноши и амазонки сблизились и стали жить сообща. Амазонки скоро освоили язык скифов, но слиться с женщинами скифов отказались.

Амазонки — женское военное сословие — первыми овладели верховой ездой, первыми стали брать врагов в плен, овладели метанием копья, употребляли двойную боевую секиру, щит, делали себе шлемы, панцири, пояса из шкур диких зверей».

Жизнь амазонок была сурова. Время они проводили, в основном, в походах. Но не пренебрегали и, скажем по-современному, жилищным строительством: ряд древнегреческих городов в Малой Азии — Эфес, Смирна и другие — по преданию, построены амазонками.

Время от времени амазонки обращались к мужчинам соседних племен с просьбами, которые с точки зрения утонченной этики считались бы безнравственными. И далеко не все мужчины охотно этим просьбам внимали. Но... Вспомним, какой атлетической мускулатурой отличались статуи амазонок, созданные греческими художниками и ваятелями — Фидием, Поликлетом и другими.

И все же, сколь бы ни были амазонки воинственны и суровы, порой и в них просыпалась любовь. Мифы о Тесее, Приаме, Геракле переплетаются с именами царицы амазонок Ипполиты, чей пояс добыл Геракл, Антиопы, ее матери и жены Тесея, Пенфесилии, которая помогала троянцам в войне...

Более поздние сказания прослеживают отношения царицы амазонок Фалестры с Александром Македонским. Во время приема очарованная великим полководцем Фалестра шепнула ему, что не прочь бы иметь от него ребенка. Раскованная мораль той древней поры не порицала внебрачных связей. И у Фалестры появилось дитя. Знакомство с Александром продолжилось, и царица обзавелась целой кучей ребятишек.

Верить ли всем этим легендам? Одна, по крайней мере, вызывает сомнение. Слово «амазонка», по-гречески значит «безгрудая» происходит якобы от обычая выжигать у девочек левую грудь, чтобы удобнее было владеть оружием. Но взгляните на роспись древних ваз, найденных в богатых захоронениях на скульптуры греческих ваятелей — художники чаще всего не нарушали природную гармонию женского тела.

Боевые традиции дев-воительниц не исчезли со временем. Просто участие женщин в военном деле приняло другие формы. Служат женщины в американской армии, конные «полисвумен» охраняют Букингемский дворец в Лондоне. Парадное женское подразделение кубинской армии встречает высоких гостей в Гаване. Был и у русского Временного правительства женский батальон. В Великую Отечественную войну воевал советский женский бомбардировочный полк. И сегодня женщины служат в рядах Российской Армии.

Нередко на улицах Новороссийска — города, где я живу, — встречаю удивительно красивых, со вкусом одетых женщин. И каждый раз думаю, уж не пра-пра-пра-правнучки ли! это балаклавских амазонок, носивших форму, которую благосклонно оценила императрица Екатерина, понимавшая толк в дамских туалетах. Ведь солидная часть того расформированного полка была переведена в Новороссийск.

Павел Новокашенов

Просмотров: 6776