Цветы Эллады

01 января 1997 года, 00:00

Цветы Эллады. Гавань Идры.

— А солнце уже село... — с огорчением произнесла за нашей спиной пожилая дама, выходя из только что подъехавшего автобуса. Ее разочарование можно понять — люди со всех концов земли, приезжая в Грецию, специально выбираются на мыс Сунион к храму Посейдона, чтобы полюбоваться потрясающей красоты закатом, окрашивающим в теплые желто-розовые тона стройные античные колонны. Последние лучи солнца заставляют пылать огнем отвесные скалы, окутывают пурпурной дымкой ближние и дальние острова...

Смена почетного караула у здания парламента в Афинах.Брюнетка, в которую влюбился Байрон

С этой, самой южной точки Аттики открывается лучший вид на Эгейское море и Саронический залив, а в ясную погоду корабли, приближающиеся к мысу Сунион, видны за многие километры. Неслучайно древние эллины именно здесь, на 60-метровой высоте воздвигли храм во славу бога моря.

Две молодые англичанки, неподвижно минут пятнадцать проведшие на самом краю обрыва, ловя последние лучи опускающегося в море солнца в видоискатели своих камер, поднялись и не спеша побрели к автобусу. Их соотечественник Джордж Байрон за сто семьдесят лет до них так же приезжал к храму Посейдона полюбоваться закатом. А потом писал, что влюбился в двух очаровательных греческих девушек, одна из которых — брюнетка — и была мысом Сунион. Другая, блондинка — остров Эгина, что в розоватой дымке вырисовывался на горизонте, — там Байрон встречал рассвет. На мраморе же храма Посейдона он оставил свое имя, положив начало не самой лучшей традиции. Поэтому теперь, чтобы люди, не столь знаменитые, как английский поэт, сражавшийся за независимость Греции, не портили мрамор своими письменами, античные руины обнесли заграждением.

Уютный и роскошный Вулягмени

Примерно на полпути от центра Афин до мыса Сунион раскинулся курортный пригород Вулягмени. Эвкалипты, сосны, олеандры и другая субтропическая растительность, не утрачивающая своей яркости и источающая, особенно ночью, пьянящие ароматы даже в середине ноября; лазурная вода заливов, столь чистая, что морское дно видно в самых глубоких местах, делают Вулягмени одной из наиболее уютных и удобных зон отдыха в районе Афин. Расположенный на полуострове в получасе езды от центра города — со всеми плюсами и минусами мегаполиса с населением в четыре миллиона человек, Вулягмени слишком близок к Афинам, чтобы не перечеркивать плюсов, но достаточно далек, чтобы избежать минусов. Недаром именно в Вулягмени минувшим летом провел несколько дней Борис Ельцин. Так, по крайней мере, нам сказали греческие хозяева и даже показали роскошные президентские апартаменты в отеле «Астир Палас». Мы жили по соседству, в гостинице «Армония», и могли по достоинству оценить все прелести Вулягмени. И каждый раз, возвращаясь в отель, мы словно попадали в оазис спокойствия, наполненный ароматами моря и хвои.

Афинский АкропольС видом на Акрополь

На побережье и в Афинах есть немало разнообразных гостиниц, на любой вкус — и президентский, и самый невзыскательный. Размещение в гостинице в центре Афин имеет одно бесспорное преимущество: видом Акрополя, господствующего над греческой столицей, можно любоваться в любое время суток. Ибо ночью, благодаря искусной подсветке, он не менее прекрасен, а может, выглядит даже более впечатляюще и как-то загадочнее, нежели днем.

Помимо Акрополя, в Афинах немало других античных памятников, например, Адрианополь — «новый город» римского периода, храм Гефеста или храм Зевса Олимпийского.

— Вы не можете уехать из Афин, не побывав в Национальном археологическом музее, — сказал директор принимавшей нас фирмы «Фэйс трэвел» Михалис Просалентис и сам вызвался быть нашим гидом. Эколог по образованию и туроператор по профессии, он с таким знанием и любовью рассказывал нам о древностях Эллады, собранных в музее, что мы поняли: нынешние греки чувствуют себя полноправными наследниками старейшей из цивилизаций Европы. Кстати, даже на эмблеме «Фэйс трэвел» изображены дельфийские руины.

Афины — одна из самых молодых современных столиц континента: главным городом независимой Греции они стали лишь в 1843 году. В городе не строят высотных зданий, которые бы скрывали вид на Акрополь. Лабиринты уютных пешеходных улочек наиболее старого квартала Плаки уводят от суеты деловой столицы в размеренную жизнь тихого южного города. Здесь сразу забываешь о пробках и столпотворении на главных магистралях, запруженных транспортом. А разбросанные по Афинам древние византийские храмы, словно под грузом промчавшихся над ними веков осевшие в землю, снова и снова напоминают о том, что даже во времена долгого турецкого владычества Греция была хранительницей самой древней ветви христианства — православия.

Пуп земли.Пуп земли

В представлении мыслителей античности Греция была центром ойкумены - известного тогда мира. Более того, есть вполне конкретное место, где находится этот центр — тот самый Пуп Земли, к которому, мы не отказали себе в удовольствии припасть, когда оказались в Дельфах.

Примерно на полпути из Афин в Дельфы дорога проходит через Фивы. Сегодня это небольшой промышленный городок, лежащий среди хлопковых полей и оливковых плантаций. А когда-то именно в нем разворачивалась трагическая история царя Эдипа, натолкнувшая Фрейда на введение термина «Эдипов комплекс».

Дельфы расположены на склонах горного массива Парнас, обращенных к заливу Ионического моря. На Парнасе жил Аполлон. Гора служила обителью муз, отчего это название и стало именем нарицательным. Среди скал бил священный Кастальский ключ, омовение в котором давало людям вечную молодость. Здесь, на вершине, жрицы устраивали свои вакханалии. А когда Зевс решил истребить человеческий род, обрушив на Землю великий потоп, Девкалион, по совету своего отца Прометея, построил корабль и со своей женой Пиррой спасся на вершине Парнаса. Из камней, которые бросал вниз Девкалион, рождались мужчины, а из камней Пирры — женщины. Как бы там ни было, вторая по высоте горная вершина Эллады соперничает по своей божественной славе не только с Олимпом, но и с Араратом...

Дельфы привлекают не только руинами древнего святилища, но и горнолыжными курортами на склонах Парнаса, а также прекрасным Археологическим музеем, где собрано все то, что сохранилось от пожаров и разрушений в древних Дельфах и что уже не может находиться под открытым небом — включая позолоченные деревянные статуи и те самые культовые треноги, на которых, по преданию, восседали пифии — жрицы-прориштельницы. А рядом с Дельфами, в деревушке Арахова, прилепившейся к склонам Парнаса, до сих пор процветает ковроткачество.

Между Ионическим и Эгейским морями

Путь из Афин на полуостров Пелопоннес лежит через Коринфский перешеек. Неподалеку на берегу Ионического моря лежит курортный городок Лутраки. Целебные свойства его минеральных вод, говорят, привлекали даже римских императоров, а с 1847 года все в той же Италии было официально признано лечение больных ваннами и питьем минеральных вод Лутраки. На этом старейшем греческом курорте появился и первый в Элладе игорный дом. Теперь в этом помещении — ресторан, который, однако, сохранит название «Казино». Само же казино перебралось в более шикарный игорный комплекс, по ночам голубым нимбом рекламы светящийся над водами залива. Ночью с набережной Лутраки видны и огоньки кораблей, входящих в Коринфский канал. Но конечно, лучше всего наблюдать это зрелище днем и в том месте, где канал пересекает шоссе, ведущее на Пелопоннес.

Коринфский канал.Еще в незапамятные времена Коринфский перешеек использовался как кратчайший путь из Эгейского моря в Ионическое — корабли перетаскивали по нему волоком. Об идее соединить в этом самом узком месте два моря подумывал еще Александр Македонский. Обуреваемы ею были и Цезарь, и Калигула. Л император Нерон даже начал строительство канала, прибыв на открытие работ и собственноручно вынув золотой лопаткой первые комья земли. Но мы знаем, чем кончил Нерон, а из-за нападений варваров римлянам стало и вовсе не до канала. За его сооружение всерьез взялись лишь во второй половине прошлого века, поручив строительство Фердинану де Лессепсу, проложившему Суэцкий канал (кстати, и ширина обоих каналов одинакова). Однако французская фирма, взявшая первоначально подряд, разорилась, и достраивали канал уже англичане.

Эпидавр и Микены

Поросшие сосновыми лесами горы по берегам Эгейского моря за Коринфским перешейком — обитель духа полубога-получеловека Эскулапа, или Асклепия. Именно здесь, среди горных лесов находится Эпидавр. Этот крупнейший из сохранившихся античных театров используется в летние месяцы по своему назначению и сегодня. Правда, здесь проводятся уже не религиозные таинства, которые лицезрели одни лишь мужчины, накачивавшиеся вином -для большей глубины восприятия, — а ставятся классические пьесы, на которые съезжаются все желающие. Иногда зрителей, правда, оказывается слишком много, и как-то недавно в Эпидавре разразился скандал, когда амфитеатр на 14 тысяч мест не смог вместить всех тех, кто приобрел билеты (а их было продано 18 тысяч!).

Провинция на северо-востоке Пелопоннеса — Арголида славится своими цитрусовыми и оливковыми рощами. Потребление оливкового масла и вина делает греков нацией долгожителей. Нам рассказывали, что неподалеку от Эпидавра археологи отыскали еще один прекрасно сохранившийся амфитеатр (правда, поменьше — всего на 4 тысячи мест). От разрушений его спас толстый слой земли. Супружеская чета, на земле которой обнаружили амфитеатр, ничего не имела против раскопок на их территории и лишь просила не начинать работ, пока они спокойно не закончат свой век. И оба прожили до ста лет!

Арголида знаменита и гробницами в Микенах. Микенская культура — самая древняя в Греции. Ее памятники относятся к середине второго тысячелетия до нашей эры. Огромные мегалитические руины Микен недаром называют циклопическими — люди древности считали, что ворочать такие глыбы под силу лишь великанам.

Конусообразные гробницы, смахивающие на египетские пирамиды, только зарывшиеся в грунт среди гор, начал раскапывать удачливый коммерсант и самый удачливый из археологов-любителей Генрих Шлиман. Изучив тексты поэм Гомера, он открыл Трою, а затем — и «королевские могилы» в Микенах. Среди нескольких золотых надгробных масок он выбрал самое, как ему показалось, «интеллигентное» лицо и приписал его Агамемнону.

Сегодня до сих пор некоторые называют микенские захоронения агамемнонскими. Но увы — годы жизни полулегендарного царя и возраст построек в Микенах не совпадают.

Если золото Трои проделало долгий путь из Малой Азии и пропало в конце второй мировой войны, чтобы затем «совершенно случайно» обнаружиться в Москве, большинство находок из Микен спокойно перебрались в Национальный археологический музей в Афинах. В Афинах же Шлиман отстроил себе роскошный особняк, стены которого украсил росписями, в соответствии со своим эксцентричным вкусом поместив изображения самого себя и своей жены среди античных богов и героев.

Древние Дельфы.Три столицы Греции

Особняк Шлимана появился в Афинах в то время, когда город быстро разрастался, обзаводясь красивыми постройками, дабы превратиться в столицу не хуже других европейских метрополий.

Первой же официальной столицей независимой Греции стал, пусть и ненадолго, небольшой и ныне неприметный городок на Пелопоннесе, неподалеку от Микен — Нафплио. Сегодня лишь мощные укрепления цитадели Паламиди на вершине горы, к которой прижался городок, да еще форт на острове, прикрывающий вход в гавань, напоминают о былой истории этого небольшого порта, откуда вывозятся дары плодородных равнин Арголиды.

Но если вы отправитесь в однодневный круиз на острова Саронического залива, то во время первой стоянки в городке Эгина на одноименном острове вам обязательно скажут, что именно он-то и был первой столицей Греции. В этом нет ошибки или натяжки. Эгину действительно провозгласили греческой столицей, но страна еще не была признана за границей. А вот первые монеты независимой Греции были выпущены именно здесь.

Эгина — самый крупный из островов залива. Равнины на северо-западе острова занимают плантации фисташек, которые завезли сюда из Сирии сотню лет назад. Здешние орешки сегодня считаются лучшими в мире. В 12 километрах от города, у противоположного, восточного берега острова, среди поросших соснами гор, обрывающихся к Эгейскому морю, расположен храм Афеи — местной богини, которую, дабы избавить от домогательств мужчин, сделали невидимой, что в переводе и означает ее имя. Построенный в 490 году до нашей эры (на 50 лет раньше Парфенона), храм считается одним из самых красивых и сохранившимся лучше других храмов Древней Греции. Бродя вокруг его колонн, легко понять Байрона, который влюбился в блондинку Эгину, как и в брюнетку Сунион.

У храма Афеи есть и другая связь с храмом Посейдона. Оба они находятся на абсолютно одинаковом расстоянии от Парфенона, и все три представляют собой вершины равностороннего треугольника, над загадкой которого по сей день ломают головы ученые.

Остров осликов и кошек

Еще полтора часа хода по синему с белыми бурунами морю, вызывающему неизбежные ассоциации с «Похищением Европы» Валентина Серова, и мы у берегов острова Порос. Рядом с башенкой с часами на вершине горы развевается греческий флаг. Ступеньки, кривые улочки и снова ступеньки влекут вверх, к этой башенке. А белые стены домов, украшенные разноцветными ставнями и свешивающимися с крыш цветами, зовут в сторону, в тихие проулки — щели меж спускающихся к морю красных черепичных крыш...

Остров когда-то славился своими морскими губками. Здесь есть Русский залив, названный так в память о наших моряках, что стояли на острове в 70-е годы XVIII века. На Поросе — масса сувенирных магазинчиков и просто таких живописных, спокойных и уютных мест, что хочется там присесть, обхватить руками колени и сказать себе: «Никогда отсюда не уеду!» И лишь часы на башне,  заметной едва ли не отовсюду, неумолимо бегут вперед и все сжимают и сжимают время, «отведенное на Порос»...

Маяк острова Идра.Еще час хода на теплоходе «Эгейская слава» — сначала проливом, потом среди привольно разбросанных островков — и вот причал Идры. Мы уж было решили, что познали на Эгине и Поросе ту притягательную силу крошечных средиземноморских кусочков суши, что так манила европейских интеллектуалов, включая Альбера Камю, но тут поняли, что это было лишь преддверие к открытию островного мира Греции.

...На Идре нас приветствовали стаи кошек. Скорее всего бродячих, но чистых, упитанных и, похоже, вполне довольных
жизнью. Самый маленький из обитаемых островов Саронического залива, Идра, закрыт для автомобилей, и единственное средство передвижения на нем — ослики, которые тоже ждали нашего прибытия.
Приход теплохода означает всплеск жизни на набережной да и во всем городке. Но чем дальше от моря, чем реже слышна английская, испанская, русская, японская, итальянская речь, тем более умиротворенна и более независима от суеты и даже самого понятия о времени жизнь. Не верится, что за каких-то пару часов на «Летающем дельфине» — раскрашенной в ярко-желтый цвет нашей «Комете» — отсюда можно добраться до Пирея и вновь оказаться в толчее большого города. И подумалось: вот бы снять здесь комнату в одном из маленьких отельчиков, разбросанных тут же, прямо на этой набережной, где в одном и том же «туристском офисе» и валюту меняют, и билеты на пароход продают, и торгуют почтовыми марками и открытками... А дождавшись вечернего часа, когда отчалит последний корабль, вновь пройтись по берегу моря, зная, что до следующего дня ты отрезан от всего окружающего мира.

Местные жители всегда были прекрасными мореходами. Идра дала Греции множество знаменитых ныне судовладельцев. Сегодня остров притягивает любителей морских путешествий со всего света, и у причала мы видели яхты под американским, канадским, австралийским флагами. Здесь на лето, которое продолжается до конца ноября, обосновывается и богема, ибо ничто так не настраивает на творчество, как уединение, спокойствие и красота. А если что и отвлекает от сокровенных мыслей, так только легкий шум прибоя да цокот копыт по мостовой...

На обратном пути штормило. Ветер и брызги согнали пассажиров с верхних палуб в салоны. Пожилая чета японцев-пенсионеров, путешествующих по Европе, разоткровенничалась: «От нас до Европы так далеко, поэтому мы стараемся за один раз увидеть как можно больше. Но если бы мы побывали только на этих островах, то уже стоило бы проделать весь этот путь».

Каждый из греческих островов по-своему уникален. Оказавшись, например, на острове Закинф, названном так по имени сына царя Трои — Дарданоса, вы не без интереса узнаете, что у этой земли есть и другое название — «левантийский цветок», или «цветок восходящего солнца». На Закинфе — самом южном из Ионических островов — насчитывается более 7500 видов цветов! Здесь же находится заповедник редчайших черепах вида caretta caretta — головастых морских. Как уверяют путеводители, Закинф — самый жизнерадостный остров архипелага, остров поэтов и музыкантов, черпающих свое вдохновение в раскинувшейся меж горных цепей живописной долине цветов и уединенных заливах.

***

На «Эгейской славе» пассажиров развлекали артисты: звуки бузуки сливались с размеренным шумом судовой машины. Хоровод сиртаки на изрядно покачивающейся палубе, аромат кофе, разноязыкая речь — и было весело.

Уже в Афинах, поздно вечером мы снова слушали греческую музыку. Михалис повел нас в один из центральных «магазинов» — так греки называют ночные клубы с традиционной музыкой. Все как и положено: сцена, столики, закуски, вино... Только немного необычно смотрелись девушки, проходящие между столами с круглыми подносами, на которых слоями было уложено что-то белое, издали напоминающее взбитые сливки.

Микены.То, что поначалу мы приняли за торты, оказалось белыми цветками гвоздик. По одному, по два, по три, а затем целыми пригоршнями купленные цветы посетители стали бросать в артистов. И когда, уже глубоко за полночь, мы уходили из клуба, вся сцена была усыпана белыми гвоздиками. Нас поразил этот красивый обычай. А Михалис пожал плечами: «У нас так принято...»

Наверное, когда-то, в глубокой древности восторженная толпа вот так же приветствовала спускавшихся с Олимпа богов и своих героев, бросая к их стопам белоснежные цветы.

...Прощаясь с Грецией, мы подумали: как не правы те многочисленные турагентства, что пытаются показать своим клиентам лишь «пляжную» сторону этой удивительной страны. Да, с окончанием купального сезона курортная жизнь на многих островах замирает. Но есть и другая Греция — страна Афины и Аполлона, Геракла и Одиссея, Атлантов и Диоскуров... Мы знаем о них с детства. Не увидеть места, где зарождались эти легенды, — значит не увидеть Грецию. И вот что удивительно: в учебниках и энциклопедиях древнейшие храмы, как правило, изображены совершенно изолированно от окружающего их природного ландшафта. Мы же были буквально потрясены великолепием гор и лесов, посреди которых воздвигнугы эти храмы.

Поездки, которые организует греческая фирма «Фэйс трэвел» и о которых мы рассказали, проводятся круглый год. В них — вся классическая Греция. И знайте: если вы оказались в стране в курортное межсезонье — не отчаивайтесь, что не придется поплескаться в теплом море. Отправляйтесь к Парнасу, поднимитесь по священной дороге к храму Аполлона, полюбуйтесь закатом солнца на мысе Сунион, опробуйте, похлопав в ладоши на сцене, акустику Эпидавра, пробегите несколько десятков метров по дорожке Олимпийского стадиона в Афинах — и впечатлений от поездки у вас хватит на всю жизнь!

Фото Н.Кривцова

 Юрий Мешков

Рубрика: Адрес
Просмотров: 6495