Среди книг

Среди книг

В нашей стране ежегодно рождается двести тысяч новых книг.
Но как разобраться в этих Монбланах толстых и тонких томов! Ведь интересы читателей многообразны и каждый ищет свою книгу.
 
Пусть же наше «вокругсветовское» книжное обозрение послужит своеобразным ориентиром для тех, кто стремится к знаниям и открытиям, кто ценит романтику поиска и созидания, кто любит приключения и фантастику, кто неутомимо любознателен.

Короткая аннотация и обстоятельный обзор новинок, страничка из рукописи, еще только готовящейся к печати, и очерк-портрет любимого писателя, рецензия на первую книгу и сообщения о планах разных издательств — все эти жанры будут служить одному: помогать читателям встретиться с теми книга-ми, которые станут их добрыми друзьями, увлекательными собеседниками, мудрыми учителями.




 

Честь, отвага, мужество

Мы летели в тыл врага.

В стороне, немного ниже нас, поблескивали короткие вспышки в черных облачках дыма, они стремительно летели назад.

«Вот она, стена огня!» — мелькнуло в голове.

Я знал, что бояться истребителей во время зенитного обстрела не следует, и, оторвавшись от пулемета, схватил дрожащими руками камеру. То ли холодный металл камеры, плотно прижатый к горячему лбу, умерил страх, то ли восторжествовал профессиональный азарт оператора-хроникера — мне теперь трудно разобраться, — я вдруг обрел рабочее состояние, привычную остроту зрения. Все, кроме желания во что бы то ни стало снять, отлетело назад, как всплески разрывов.

«Только бы не отказал аппарат! Только бы не отказал!..»

Мои мысли прервал сильный звенящий удар. Я упал на дюралевый переплет, раздался свист, и я увидел несколько сквозных пробоин в обшивке самолета...
 
Эпизод, с которым мы познакомили читателя, — отрывок из книжки В. Микоши «С киноаппаратом в бою», недавно вышедшей в издательстве «Молодая гвардия». Эта небольшая, малоформатная книжечка — восьмая по счету в приключенческой библиотечке «Честь, отвага, мужество», выпускаемой для юношества отделом «Ровесник» этого издательства.

Уже вышли книжки: «Засада на черной тропе» Е. Рябчикова — о пограничниках; «Операция «ДАР» А. Лукина — о разведчиках-чекистах; «Трое суток рядом со смертью» В. Смирнова и Ю. Попкова — о мужестве летчиков; «Испытание огнем» Ю. Тар-ского — о подводниках, и ряд других.
В 1965 году число книг библиотечки увеличится до десяти. Выйдут повести о Рихарде Зорге, о борце французского Сопротивления Герое Советского Союза Василии Порике, о Герое Советского Союза Кирилле Орловском. Книги этой серии будут знакомить читателей с интересными приключениями наших геологов, водителей автопоездов, парашютистов, с людьми различных профессий, чьими подвигами гордится страна.
 

Алая жемчужина

Передо мной книга, на обложке которой нарисован кубинский крестьянин. На его широком солдатском ремне пистолет и патронташ. Но в руке у крестьянина мачете. Сейчас он занят мирным трудом — рубкой сахарного тростника.

Наверное, поэтому счастьем светится его лицо.

Мы знаем, какой дорогой ценой достались кубинцам свобода и счастье мирного труда. Мы многое знаем о Кубе.
И вот вышла в свет новая книга о Кубинской республике «Алая жемчужина Антил» В. Понизовского. В книге есть странички новых, по-своему увиденных событий и фактов из жизни кубинского народа.

Особенно интересен рассказ о Ленине. Ленин и Куба! Прочитав его, понимаешь, с какой любовью кубинский рабочий класс относится к нашему вождю и как неразрывно связано все, что произошло на Кубе с именем Ленина.

Это имя пришло на Кубу давно. В тот день, когда умер Ильич и над Россией звучали протяжные и траурные гудки фабрик и заводов, жители небольшого кубинского городка Регла выходили на улицы и в скорбном молчании вставали перед своими жилищами.

После митинга рабочие посадили на самой вершине холма оливковое дерево и назвали его «Деревом Ленина».
Конечно, тех, кто стоял тогда у власти, раздражала любовь рядовых кубинцев к русскому вождю. Им было не по душе, что холм, где росло «Дерево Ленина», стал излюбленным местом сходок кубинских рабочих. Во время очередной первомайской демонстрации около тысячи рабочих пришли на холм Ленина. Полиция на-пала на демонстрантов. Многие демонстранты погибли. Полицейские разогнали рабочих и сломали оливковое «Дерево Ленина».

Власти были довольны. Может быть, они даже наградили особо ретивых полицейских, несмотря ни на что, «Дерево Ленина» уже пустило глубокие корни на кубинской земле. Вскоре в порту Регла появился небольшой корабль, на борту которого красовалось имя Ленин. Бывало, какой-нибудь заезжий чиновник увидит надпись, выкатит в изумлении глаза и крикнет:
— Ленин! Переименовать!
— Ладно, — согласятся рабочие.

Но как только уедет чиновник, они возьмут кисть и еще ярче напишут дорогое имя.
С именем Ленина первые кубинские повстанцы штурмовали крепость Монкада, книги Ленина сопровождали Фиделя во время его борьбы против тирании Батисты.

А сейчас на верху холма, около города Регла, где когда-то росло знаменитое дерево, красуется белокаменное здание детского сада имени Ленина.

Изд-во «Мысль»» 1964 г.

В. Чичков



Человек и его дело

Группа туристов встречает в горах Армении двух незнакомцев. Возникает веселая игра в узнавание. В первом, несмотря на его экзотическую одежду, все единодушно и быстро угадывают профессора, увлекающегося альпинизмом.
Но вот другой — не человек, а загадка. Всем ясно, что он силен и смел, ловок и вынослив, любит животных, наблюдателен, умеет слушать и играть, как артист, — и все это относит за счет своей профессии.
Туристы сыплют вопросы:
— Геолог? — Нет. — Географ-путешественник? — Нет. — Моряк? — Нет. — Врач? Колхозник? Пограничник? Артист? — Опять не угадали.

Человек-загадка, Андрей Витюгин, оказывается милиционером — точнее, проводником служебно-розыскной собаки. Понятен замысел автора — показать в этом экспозиционном эпизоде разносторонность качеств, необходимых работнику милиции. Но, прочитав книгу, мы убеждаемся, что замысел-то гораздо глубже и тоньше.

В обеих повестях Якова Волчека действует единый герой — Андрей Витюгин. Повести состоят из ряда глав-новелл, каждая со своим законченным сюжетом, со своей внутренней темой.
 
В главе «Прерванный след» Андрей с помощью верного Карая разгадывает хитрую уловку преступников, ограбивших сельский магазин и направивших поиск по ложному следу. Геворк, сослуживец Андрея, горит честолюбивым желанием поскорее и поэффектнее закончить дело. Он попадается на хитрость преступников и обвиняет невиновного. У Витюгина «очевидность» улик вызывает органическую потребность разобраться в людях с которыми он столкнулся. Параллельно с поиском прерванного следа идет второй, более сложный и трудный психологический поиск — поиск правды.

Тема доверия с новой, почти трагической силой возникает и в новелле «Встреча с Эль-Ха-ном». И здесь Андрей Витюгин не только восстанавливает честное имя погибшего в горах ученого Эль-Хана, но и выступает беспощадным обвинителем Вадима Борисова, бросившего товарища в беде.

Нравственный поединок между Андреем и Геворком — это не соперничество двух лучших проводников служебно-розыскных собак, а спор двух характеров. Андрей Витюгин действительно смел, силен, проницателен, но это лишь необходимый минимум профессиональных качеств и навыков. Ведь за ними всегда стоит индивидуальный характер. Главное в Андрее — его человечность, желание до конца понять истинные причины поступков людей. А Геворк, с ног до головы обвешанный оружием профессиональных навыков, часто оказывается морально безоружным и потому закономерно терпит поражения.
Яков Волчек полемизирует с теми книгами о работниках милиции, в которых есть высокопарный текст, но нет нравственного подтекста, где действуют должностные лица, а не люди.

Автор владеет даром сочного бытового письма. И каждый из персонажей повести запоминается в живой, индивидуальной определенности.

Мы ничего не сказали о тех героях книги, которые дали ей название, Карай и Дикарь — служебно-розыскные собаки, питомцы и друзья Андрея Витюгина. Продолжая одну из хороших традиций русской литературы, Яков Волчек пишет о животных с большим знанием и любовью. Подростков, к которым адресованы его повести, несомненно, увлекут эпизоды нелегкой работы служебно-розыскных собак. Сложная гамма взаимоотношений (в данном случае эти слова можно употреблять без малейшей натяжки) людей и животных во многих случаях подсказывает автору сюжетные завязки, повороты, концовки. Но специфика работы проводника С.Р.Т., выписанная подробно и изобретательно, лишь помогает конкретизировать и обострить сюжет, а не является самоцелью.

Книга Якова Волчека — это книга о человеке и его деле. И мы легко можем представить себе Андрея Витюгина, предположим, геологом, или моряком, или пограничником. Потому что мундиры бывают разные, а человек должен быть цельным. Цельным в главном — в отношении к своему долгу перед людьми.

Яков Волчек. Карай. Сын Карая. Две повести. Изд-во «Детская литература», 1963 г.

Ю. Попоков


Камера под водой

Я охотился в море близ бакинской бухты. На кукане уже висели два берша, и в подводном гроте я обнаружил третьего. Вскоре был добыт и этот. Я вскарабкался на скалу и улегся на солнцепеке.

На поверхности штилевого моря всплеснул короткий фонтанчик из дыхательной трубки пловца. Ныряльщик всплыл и тоже забрался на скалу. Мельком взглянув на мою добычу, он осторожно поставил на камень фотоаппарат в изящном боксе из органического стекла.

Мы разговорились. Он сообщил, что поймал сегодня пять великолепных рыбин.
— Поймали глазами, — уточнил я, нежно перебирая свою вполне материальную добычу.

Прошли две недели. Мы вновь встретились, и он показал мне серию снимков, сделанных в памятный для нас день. Я долго не мог оторвать глаз от великолепных картин жизни знакомого мне участка моря. Опишу одну из них. Представьте себе крохотного крабика, который, путешествуя по дну, вдруг столкнулся с огромным усатым раком да так и застыл перед страшилищем. И тот и другой серые, в белых крапинках, куст ульвы, возле которого произошла встреча, ярко-зеленый, а рыбешки, что столпились поодаль и во все глаза глядят на происшествие, — серебристые, с красными спинками. И все пронизано светом, все сверкает, а задний план теряется в дымчатом синем сумраке...
Это была работа мастера. Какие умные глаза у него! Сколько увидел он и навсегда запечатлел, пока я гонял в гротах бершей!

С сожалением надо признать, что таких специалистов подводного фотографирования пока еще немного. Гораздо чаще встречаются любители, у которых много энтузиазма и никакого умения. Их самодельные боксы для камер, будучи погружены в воду, впитывают ее, как губка. Если же по счастливой случайности этого не происходит, барахлят рычаги управления аппаратурой и снимать все равно нельзя. Любитель делает кучу ошибок при определении расстояния до объекта съемки, при выборе нужной экспозиции и т. д.

Словом, подводным фотографам «как воздух» требуется хорошее учебное пособие, этакий добрый спутник в их странствиях по «голубому континенту».

Несомненный вклад в это нужное дело внес Александр Рогов, опытный фотограф, аквалангист, инструктор подводного спорта. С камерой в руках он погружался в Черное и Балтийское моря, спускался под лед Белого моря, чтобы заснять нерестующую сельдь, на дне Татарского пролива Японского моря исследовал останки легендарного фрегата «Паллада». Короче, автор «Фотосъемки под водой» — свой человек в царстве Нептуна.

Значительная часть книги посвящена специальным вопросам подводного фотографирования. Подробно рассказывается о законах ослабления, рассеивания и поглощения света водой, об организации искусственного освещения при съемках в водной среде. Читателю дается квалифицированная консультация по выбору нужной камеры и объектива. Подробно описаны боксы для фотоаппаратов различных типов.
Интересны так называемые просветляющие приставки к подводному фотоаппарату, применение которых позволяет делать снимки даже в том случае, когда вода настолько загрязнена, что видимость практически отсутствует.

О содержании книги можно судить и по названиям некоторых ее главок: «По следам древних городов», «С аквалангом у Полярного круга», «Неожиданная встреча» (рассказ о том, как аквалангисты обнаружили неразорвавшуюся торпеду у бетонных причалов порта), «Мы лечимпорт» и другие.

А. Рогов, Фотосъемка под водой. Изд-во «Наука», 1964 г.
 
Александр Насибов
 
# Вопрос-Ответ