Всем станциям в Крконоше!

Всем станциям в Крконоше!

Над белой равниной поземка. В мутном полумраке чуть виден небольшой домик — метеостанция. Человек в заснеженной одежде освещает фонариком аппаратуру, записывает в отсыревший блокнот показания приборов. Полярная ночь? Антарктида? Арктика?..

Чехословакия! Предрассветный час зимнего дня в горах Крконоше. Метеоролог обходит свои владения. Ни буран, ни ветер не мешают привычному ходу работы: температура, влажность и давление воздуха, смена ленты в гелиографе, наладка самопишущего вычислителя осадков, определение толщины слоя выпавшего за ночь снега, очередная запись направления ветра...

Утром в семь, днем в два, вечером в девять часов — каждый день. Сегодня в горах неспокойно. Стрелка анемометра прыгает по шкале. Карманный фонарь освещает циферблат. 20 метров, 23 метра и — вдруг! — 28 метров в секунду. Это означает: скорость ветра 101 километр в час...

...Шпиндлерув-Млин только просыпается. Половина восьмого. Едва светятся окна отелей и домов отдыха. А в это время над снежными склонами гор короткие радиоволны несут слова, которые за несколько минут изменят программу дня сотен и тысяч людей.

«Всем станциям горноспасательной службы... Центральное отделение горноспасательной службы передает всем станциям в Крконоше... Запрещается выход в горы, запрещается покидать туристские базы. Ветер северо-западный. Ударная скорость свыше 100 километров в час».

Самые нетерпеливые лыжники уже окружили фуникулер. Лыжи на плечах, на головах капюшоны, на глазах очки. На этот раз слепит метель, а не солнце.

Но что это? Фуникулер останавливается?!

«...Слушайте специальное сообщение горноспасательной службы, — звучит в утренней тишине голос из репродуктора. — Из-за сильной метели и ветра горноспасательная служба запрещает подъем в горы и выход из горных хижин...»

В туристских горных хижинах звонят телефоны. Ворчливые голоса — кто это мешает завтракать! — тут же становятся серьезными: «Да, да, сейчас сделаем!» — у входа появляются таблички с приказом горноспасательной службы «Выход в горы запрещен!» Остается только ждать. Метель не утихает. К вечеру возрастают нетерпение и тревога. Так и кажется, что кто-то уже сбился с пути и бродит там, за окном, среди кружащихся белых хлопьев. Темнеет. Начались бесконечные рассказы о метелях в горах, лавинах, людях, попадавших в опасность...

...Снова телефонный звонок. Отрывки короткого разговора:

— Нет, за весь день никто не появлялся. Как зовут? Как он одет? Нет, такой не записан в книгу прибывших...

Имя пропавшего повторяют во всех горных базах, оно несется по проводам. Людей сплотила одна забота: как помочь человеку, затерявшемуся где-то в сумраке снежной равнины...

Если бы так не выла метель! Она глушит вой сирены из Шпиндлерува-Млина... Если бы не падал так густо снег! Он гасит световые сигналы ракет над Печем... Горноспасательная служба созвала по тревоге своих работников. Впереди тревожная ночь поисков!

...Человек попал в беду. Он сражается не только со снежным вихрем, но и с самим собой. Сил остается мало. Метель ни на мгновение не выпускает его из своих когтей. Все тяжелее скользят лыжи по глубокому снегу. Ощущение времени исчезло. Кажется, темнеет? Если бы какая-нибудь веха на пути или стена заснеженных елей. Спрятаться, укрыться от ветра только на одну минуту. Нет, сдаваться нельзя. Вперед, только вперед!

Резкий толчок. Человек не устоял и падает лицом вперед, в снег. Что это? Встать невозможно. Метель гонит его перед собой. Куда? Со склона или по равнине? Ничего не видно. Нет точки опоры. Как трудно вздохнуть! По лицу стекают ручьи талого снега и пота. Что это светится во мраке? Минутами кажется: свет становится ярче, яснее. Где свет? Справа? Слева? Порыв ветра, и снова падение. Надо встать... Широко раскрытый рот ловит воздух. Дрожь пробегает по телу.

И вдруг — далекие приглушенные голоса... Люди!

Милош Врба
Перевод с чешского А. Зверевой
 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи