Земля Нарская

Земля Нарская

Нет в недрах твоих золота, земля Нарекая. Не растут на твоих склонах необыкновенные цветы. Небо над тобой такое же, какое и всюду. Так почему и на старых скрипучих арбах и на легкокрылых машинах устремляются люди к тебе на поклон?
Молчит земля.

Только осенний ветер дует с ледников, да грохочут водопады, и, роя берега, пенятся реки. А вокруг спокойствие, охраняемое горами. Спокойствие как вечность, как залог долголетия, жизни, сбившейся со счета годов. И только тот, кто узнал твой солоноватый вкус, земля Нарекая, тот чувствует, как обманчиво это спокойствие.

Земля! Ты испытала все, что может испытать человек Куда ни оглянись, всюду следы ссадин, затянувшихся ран и никогда не перестающих кровоточить родников. Никому не сосчитать и не взвесить, сколько пота и слез впитала ты, чтобы по весне снежную кромку проклюнул подснежник, и летом слышался посвист кос, и никогда не обрывалась то далекая, то близкая песня чабана.

...Сдавили со всех сторон аул Нар грозные горы. Обвалы, лавины сносили дороги, сакли. Буря не раз забивала все живое в норы. И когда снова наступало спокойствие, и снова светило солнце, и снова розовели и синели вершины, Нар, будто никогда не было ни обвалов, ни бурь, весело белел в ущелье — стоял и глядел глазницами древних башен.

А на склонах желтели поля, как латки на шубе. Поля обнесены оградами из камней. И у каждой сакли, у каждого клочка освобожденной от камней земли — свое имя, своя история, свои горечи и свои радости, как подарки.

«Горы родимые, плачьте безумно!..» — писал твой сын, земля, Коста Хетагуров

И ты, земля Нарекая, услышала свободную речь. Может быть, эта песня вызревала в детишках, что бегали по тебе босыми; играя, боролись, пробуя свою силу. Может быть, этот призыв донес горец, вернувшийся к земле предков из дальних скитаний и, как аул Нар, непокорный и не сдавшийся в плен. Может быть...

Из Алагирского ущелья вырвалась песня, не знающая ни рубежей, ни крепостных стен.

Не выдержав, заговорило сердце человека.

И теперь, какая бы ночь ни захватила в дороге путника, какая бы буря ни расшатывала деревья и как бы ни ослепляли вспышки молний, путник не терял дороги: он обрел огонек, на который шел, — и песню свободную не могли заглушить ни раскаты грома, ни дробь барабана.

...Небо над тобой, земля Нарекая, такое, как всюду. Я всегда в этом убеждался, когда покидал тебя. Так почему же люди идут к гебе на поклон?

И, кажется, здесь, в ауле Нар, небо по-особенному мягко и уступчиво, и суровость гор неотпугивающая, и птицы поют приветливей и голосистей. Все здесь идет навстречу человеку и не отпугивает от себя. Здесь нет ничего подкрадывающегося! Здесь все только выпрямляется, потому что горы высоки, а солнце кажется таким близким, что его хочется достать рукой.

Земля Нарекая, ты не только питаешь живое, но и творишь поэтов, одухотворяющих жизнь.

Валентин Берестов

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи