Происшествия, приключения

Происшествия, приключения

Везувий просыпается

11 мая 1964 года в полночь в двадцати селах, прилепившихся на заросших лесом склонах вулкана, задрожала земля. Три коротких толчка, но такой силы, что в двух селениях в течение минуты звонили колокола церквей.

Перепуганные крестьяне, увидев в этом чуть ли не знамение свыше, покинули дома. Собравшиеся на улицах толпы направились в церкви со старой молитвой: «От гнева Везувия укрой нас, о господи!..» Но толчки не повторились.



Профессор Джузеппе Имбо, глава кафедры физики Земли в Неаполитанском университете и директор Обсерватории Везувия, заявил:
— Землетрясение не что иное, как предупреждение и сигнал. Вулкан страдает бессонницей. Везувий пробуждается после двадцатилетнего сна...

Газетные заголовки тех дней гласили: «Вулкан! Сегодня или завтра?», «Помпея и Геркуланум, повторятся ли они?»

Улеглась паника после первых подземных толчков.

Не боясь ни потоков лавы, ни пепельных ливней, на Везувий полезли любопытные. Как же, пробуждается легендарный вулкан! И теперь даже ночью туристы спешат добраться до кратера, днем все тропы и подступы к вулкану забиты жаждущими «настоящей экзотики».

Но не рано ли успокаиваться? Может быть, вулкан скоро станет источником новой катастрофы? Этот вопрос волнует итальянских вулканологов.

Как и все вулканы мира, Везувий имеет свой особый цикл. Скажем, колебания земли 11 мая 1964 года в точности повторяют картину землетрясения на Везувии в 1910 году. Извержение же вулкана в тот раз началось в 1944 году, то есть через 34 года после первых толчков.

...Через некоторое время вулкан начнет дымить. На нем появится знаменитое облако, напоминающее по форме приморскую сосну, — это сигнал нового извержения. «По расписанию» ему полагается быть лет через 20—30, если... Везувий не проснется раньше. Потому что такой двадцати-тридцатилетний цикл все же иногда нарушается. Например, знаменитое извержение в 79 году нашей эры, погубившее Геркуланум и Помпею, началось не через обычные 20—30 лет, а значительно раньше.

...Не спит Везувий — бессонница мучает старый вулкан; вместе с ним не спят жители соседних городков и селений — им мешают туристы, штурмующие днем и ночью вулкан; не спят и ученые — им предстоит еще много бессонных ночей, чтобы катастрофа не застигла людей врасплох.

Аспид дает бой

Съемки змей — опаснее и рискованное предприятие — источник верного бизнеса: такие снимки ценятся за рубежом на вес золота.

Курт Северин заслужил славу «виртуоза опасных съемок». Его первой ступенькой к славе стал снимок, чуть не стоивший ему жизни. Он сделал его в одном из институтов Флориды (США), где изготовляются вакцины от змеиных укусов.

Курт долго искал себе подходящую модель и, наконец, остановился на гигантской африканской кобре, обладавшей достаточной, по его мнению, «фотогеничностью».

Двухметровая африканская кобра, или, как часто ее называют, черный аспид, в Древнем Египте была символом величия, мудрости и могущества. Изображения золотой змеи — урея с изумрудными глазами можно видеть на древнеегипетских рельефах и фресках.

Золотые уреи были своего рода талисманами и венчали головы фараонов...

Зарядив фотоаппарат, Курт надел на себя плексигласовые доспехи. Это был специальный экран, куда монтировался фотоаппарат. Два ассистента — сотрудники института — стояли рядом, готовые оказать помощь в любую минуту.

Первый шаг к кобре... Змея зашипела и поднялась в боевую стойку, увидев врага. Вдруг молниеносный бросок и треск экрана. Удар змеиной головы был настолько силен, что плексиглас не выдержал — молнией побежали трещины! Побледневший Курт Северин еле успел отскочить, так и не сделав снимка.

Принесли новый экран. Если первый раз кобра «определила» прочность экрана, то теперь она не лезла на рожон, теперь она попыталась обогнуть щиток. Медленно раскачиваясь, кобра приближалась к боковому отверстию. Бросок, удар головой, но фотограф быстро среагировал и повернулся лицом к змее. И опять сильный удар пришелся по экрану — затрещала плексигласовая броня, аппарат был выбит из рук фотографа, объективы разбиты, пленка засветилась...

Пришлось начинать сначала с новым фотоаппаратом. В этот раз инстинкт подсказал змее более осторожную и хитрую атаку. Как бы не замечая человека и не делая резких движений, кобра приближалась к щиту: снимок, второй, третий... И вдруг кобра «вышла» из объектива. Резкий толчок ассистента — Курт отлетел в сторону...

Как потом выяснилось, кобра обманным движением дезориентировала фотографа и проникла через боковое отверстие внутрь экрана. А когда ее голова с ядовитыми зубами находилась буквально в одном сантиметре от жертвы, ее успел схватить ассистент. Змея впилась в руку ассистента. К счастью, последний был сильно иммунизирован и не реагировал на яды. Для него это был уже... восемнадцатый укус кобры. Для Курта Северина, не обладающего    профессиональной невосприимчивостью к ядам, укус мог бы стать смертельным.

Так закончился этот поединок, результатом которого явился сенсационный снимок: «африканская кобра в момент атаки». Курт Северин заслужил право называться «виртуозом опасных съемок»...
 

«Мисс Чили» — 1700 лет

Если бы она была жива, она бы, верно, носила звание «мисс Чили». Длинные черные косы, ниспадающие по плечам, несколько заострившиеся, но все еще прекрасные черты лица. История этой красавицы уходит в далекое прошлое...

В местечке Паракас, на пустынном побережье южного Перу, был обнаружен «подземный музей» — целая система склепов, выложенных сырцовым кирпичом, с мумифицированными телами древних индейцев. Сухой воздух, песчаная почва — вот тот естественный бальзам, благодаря которому сохранился физический облик людей, живших более двух тысяч лет назад. Всего было найдено 429 мумий.



Паракасский некрополь — один из уникальных археологических памятников Латинской Америки.

Находки подобного рода не редкость на тихоокеанском побережье Южной Америки — древней области расселения таких высокоразвитых племен, как кечуа и аймара. Не менее удивительные открытия были сделаны в пустыне Атакама, раскинувшейся на чилийском дальнем Западе. До прихода испанских конкистадоров не заселяли различные племена, известные под общим названием «атакаменьо». В оазисах береговой пустыни они занимались террасным земледелием, разводили лам и альпак, охотились, ловили рыбу. Племена атакаменьо отлично обрабатывали металлы. Из шерсти лам и альпак выделывали ткани.

Девять лет назад бельгиец Густав Лё Пэж поселился в небольшом городке Сан-Педро, прилепившемся к отрогам южноамериканских Анд, в самом центре Атакамы. Заинтересовавшись местными преданиями, он приступил к робким археологическим раскопкам — и сразу же натолкнулся на палеолитическую стоянку. Затем обнаружил богатое захоронение, содержащее не только утварь, керамику, орудия труда, шерстяные погребальные плащи, но и хорошо сохранившиеся мумии.

За восемь лет Лё Пэж вскрыл и обработал 3 тысячи могил из 60 древних кладбищ, обнаруженных вокруг городка в пустыне. Находки его обнимают почти пять тысячелетий и дают возможность проследить основные этапы в развитии культуры атакаменьо. Исследователь собрал огромный материал, самым ценным из которого является коллекция мумий.

Одна из наиболее интересных и лучше всех сохранившихся мумий — мумия женщины — «мисс Чили», как любовно назвал ее Лё Пэж. По определению Французского центра водородных исследований, она жила в III веке нашей эры.

Почему же человеческие тела, погребенные века и даже тысячелетия назад, так хорошо сохранились? По-видимому, в том «виноваты» почвы пустыни Атакамы, удивительно богатые селитрой. Известно, что о бальзамирующем действии раствора селитры знали и египтяне.

Обращает внимание и тот факт, что способ захоронения в Паракасе и Атакаме имеет много общего.

Несомненно, дальнейшие исследования откроют новые страницы из истории самобытной индейской цивилизации.

В интервью с чилийским журналистом Лё Пэж грустно заметил, что, если бы не недостаток в средствах и людях, его исследования можно было бы значительно ускорить. А пока Густав Лё Пэж ведет эту поистине гигантскую работу один, если не считать нескольких юношей, жителей городка, добровольно взявшихся помочь археологу-энтузиасту.

Призраки Беркшира

Всадник скакал во весь опор. Его плащ, подхваченный встречной струей ветра, как птица, трепетал за спиной. Легкая меловая пыль облачками клубилась позади коня. Он спешил сообщить герцогу Вильгельму Нормандскому о том, что английские лучники появились на холмах. Поворот дороги, и, взглянув направо, всадник в ужасе пришпорил лошадь: прямо на него по склону холма бешено несся огромный белый призрачный конь...

Еще древние кельты создавали на склонах меловых холмов такие фигуры. Наметив контуры лошади, внутри обвода вырезали дерн и обнажали ослепительно белое меловое основание горы. Белые лошади на склонах холмов хорошо заметны издалека даже ночью. Предполагают, что когда-то они являлись ориентирами для мореплавателей и путешественников. Недаром из-за обилия меловых гор древние кельты назвали Британские острова Альбионом — Белой страной.



Сейчас трудно установить, сколько лошадиных фигур находилось раньше на склонах Уилтшира и Беркшира, так как многие из них уже заросли дерном и кустарником. До наших дней сохранилось всего четыре такие лошади. За ними ведется тщательный уход, а одну из фигур, созданную в 1778 году по древнему кельтскому способу, недавно даже покрыли бетоном.

По океану — в холодильнике

Джек Драйнен, шкипер австралийского китобойного траулера, совершил единственное в своем роде морское путешествие в холодильнике. Но не погоня за оригинальностью заставила его отважиться на такой рискованный дрейф.

Ночью траулер сбился с курса и ударился о скалу. Волной шкипера сбросило в море. Невдалеке плавал корабельный холодильный шкаф, сорванный волной с палубы. Драйнену удалось открыть дверцу и забраться внутрь импровизированной лодки. Вместительный деревянный ящик, длиной два с половиной и шириной два метра, выложенный изнутри пластиком, легко держался на воде даже с человеком «на борту». Найденные в нем запасы продовольствия — 22 апельсина, 9 сырых яиц, немного мяса, два кочана капусты, большая жестянка свиного сала и куски льда — оказались весьма кстати.

Ветер угнал холодильник в открытое море. Скоро Драйнен в целях экономии начал разнообразить меню сырой летучей рыбой. Шкипер смастерил из деревянных перегородок нечто вроде паруса, сделал весло и даже подобие небольшого плота.

Когда ветер подул, наконец, в сторону материка, пришла новая беда — кончился лед. Жажду пришлось утолять теперь росой, маленькими глотками морской воды.

Только на 14-й день Драйнен увидел берег. Плот и весло помогли ему добраться до суши. Оказалось, что после дрейфа в 1000 миль холодильник пригнало к австралийскому берегу невдалеке от места кораблекрушения.

Ла-Манш — рубикон сенсаций

Итак, жребий брошен! Через несколько секунд — старт. Геральд Гудерхем, поправив спасательный жилет, последний раз осмотрел крепления. С катера подали условный знак, взревел мотор, кольца тонкого капронового троса развернулись. Репортеры нацелили на Геральда камеры.

Он старательно улыбался и повертывался, давая репортерам возможность снять его в разных ракурсах. Хорошие снимки — это уже половина успеха! Ведь он не простой исполнитель, он — автор новой идеи: «Через Ла-Манш на парашюте».

Катер с места взял большую скорость, грос натянулся. Разбег, прыжок, воздух наполнил полотнище, и вот Гудерхем уже над Ла-Маншем...

Геральду пришлось поломать голову, пока он додумался до этого. С тех пор как известный французский авиатор Блерио в 1909 году перелетел через Ла-Манш на самолете, этот пролив, разделяющий Англию и Францию, поистине стал рубиконом сенсаций, который стремились перейти сотни всевозможных «рекордсменов».

Ла-Манш преодолевали по воде, под водой, по дну и по воздуху.

Его переплывали кролем, брассом, батерфляем, на спине, со связанными руками, в плавательных масках и аквалангах, на водных лыжах.

Но когда публика пресытилась спортивными рекордами, «покорители Ла-Манша» призвали на помощь экзотические транспортные средства. Чем необычнее, чем бессмысленнее — тем лучше. Рубикон сенсаций стали пересекать на плотах, в корытах, в детских ванночках. Когда какой-то хитроумный парень, обставив всех, поплыл, лежа в водонепроницаемом гробу, стало ясно, что надводные средства передвижения исчерпаны до конца.

Спустились на дно. И стали ходить из Англии во Францию пешком в водолазных костюмах, потом перешли на самодельные подводные танки. Но в этих случаях рекламные барыши не окупали расходов на дорогостоящее оборудование.

И снова вспомнили Блерио, вернулись, так сказать, к первоисточнику. В наши дни самолет, естественно, уже не годился. Слишком обыденно. Француз Берман Дали построил легкий планер-крылья, вернее — просто большой детский змей. Его буксировал быстроходный катер.

Вот тут-то английского военного парашютиста Геральда Гудерхема и осенила блестящая идея — «через Ла-Манш на парашюте».

...Гудерхем в воздухе. Его фотографируют с берега, с мчащегося по воде катера, с вертолета. И вдруг парашют скомкался, и Геральд мгновенно очутился в воде. Полотнище накрыло его с головой. Запутавшись в стропах, он хлебнул воды и потерял сознание...

Когда его вытянули за трос в кабину снизившегося вертолета и привели в чувство, Гудерхем сказал: «И все-таки я попытаюсь еще раз!»

Ведь идеи, рожденные только для сенсаций, имеют в капиталистическом мире особую цену. На одной чаше весов — громкая реклама и деньги, на другой — смертельный риск.

Фавн выходит из моря

Они погружались вдвоем в аквалангах на двадцатиметровую глубину знаменитого Голубого Грота на Капри. Каждый взял камеру для подводных съемок — может быть, удастся найти какой-нибудь необыкновенный кадр. В голубовато-зеленом полумраке один из них обнаружил среди гальки и песка выступ странной формы. Скала или камень? Разбросав песок и подождав, пока осядет муть, они разглядели то, что вначале приняли за скалу. Это была статуя...

Искалеченный торс изъеден морем, наросты губок и раковин плотным слоем покрыли мрамор. Таким предстало прекрасное творение неизвестного скульптора, изображающее Фавна — древнеримского бога очага.

Археологи Неаполя быстро приступили к разработке операции по подъему статуи. И сразу же столкнулись с трудностями. На Капри туристов всегда достаточно, но тут, узнав о необыкновенной находке, они съехались отовсюду. Яхты, моторные лодки, барки сновали день и ночь в окрестностях грота. В грот лезли ныряльщики с аквалангами и без аквалангов, чтобы покопаться на дне. «Еще немного — и гиды станут миллионерами», — говорят местные жители. «Прежде чем подмять статую, — шутят археологи, — следует закрыть въезд на остров и изолировать на время гидов...»

И еще. Непонятно, как такая большая статуя (больше человеческого роста) могла попасть в грот. Чтобы извлечь Фавна оттуда, было необходимо расширить вход. Кстати, отверстие грота уже было один раз увеличено, когда Капри стал модным курортом. Значит, раньше вход был совсем узким.

И ученые предположили, что статуя была доставлена к гроту на судне, погружена под воду и, таким образом, оказалась внутри. А может быть, в гроте имелся еще один, пока неизвестный вход. Кто это сделал и когда? Статуя пока не исследована и нельзя сказать, каков ее возраст. Известно, какой популярностью пользовался остров Капри в Древнем Риме, особенно у римских императоров. Первый из них, Август, часто отдыхал на Капри. Тиберий, прельстившись уединенным и защищенным утесами островом, построил здесь свои виллы.

Одна из Тибериевых вилл, как говорит легенда, была соединена подземным ходом с Голубым Гротом, где император устраивал свои бешеные оргии. Легенда говорит, что император расставил в большом зале грота прекрасные статуи богов и для их охраны выставил вооруженные караулы...

Некоторые археологи считают, что Фавн скорее всего фрагмент большой скульптурной группы. Ждут ли археологов на дне грота новые находки мраморных статуй из садов Тиберия, сказать трудно.

А пока туристы штурмуют Голубой Грот. Количество лодок в окрестностях грота растет с катастрофической быстротой. Легенда об императоре и мраморных статуях возбуждает аппетит и разжигает честолюбие у поклонников экзотики, стремящихся найти в гроте свой «собственный» сувенир. Голубой Грот становится слишком тесен...

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи