Книги наших авторов

Книги наших авторов

Жажда открытий

Двое энтузиастов — молодой геолог и старик охотник, влюбленный в путешествия, — находят в экспедиционных отчетах упоминание о таинственной Пилахуэрти Нейка — Серебряной горе. Много трудностей преодолели они: недоверие скептиков, отступничество попутчиков, нехватку денег и снаряжения. И вот... за спиной многокилометровые маршруты по холмам да кочкам чукотской тундры. И все безрезультатно!

Существует ли Серебряная гора?
«Мы молчим. Десять раз обоснованная и объясненная неудача все же угнетает.
— Слышишь? — вдруг спрашивает Старик.
Я прислушиваюсь. Сквозь меланхолический посвист ветра, легкое постукивание льдины и чаичьи крики еле-еле сквозит робкое и настойчивое царапанье. Крохотная засыхающая былинка приткнулась к избушке там, где одна из многочисленных дыр заделана железным листом. Очень пасмурно, но былинка светится изнутри остатками летнего уходящего света и трется о железо упрямо и весело, как игручий, жизнерадостный козленок.

Мы усмехаемся. Глаза у Старика начинают блестеть. Ей-богу, я знаю, что сейчас он выложит мне проект новый, продуманный, учитывающий прошлые ошибки и всякие новые достижения, проект вдоль и поперек продуманной экспедиции».

Так кончается повесть Олега Куваева «Не споткнись о Полярный крут». И мы верим, что неудачи не сломят героев. У них все впереди.

Читатели «Вокруг света» и «Искателя», наверное, запомнили повести и рассказы Олега Куваева («Зажгите костры в океане», «Берег принцессы Люськи», «С тех пор, как плавал старый Ной»). Теперь вместе с новыми рассказами они составили отдельную книгу.

Всех героев книги роднит одна общая черта — одержимость работой как естественной, органической потребностью человека. В этой одержимости есть что-то от бескорыстной авантюры, от увлеченного искательства приключений. Эта черта и рождает у героев Куваева неодолимую жажду открытий.

Ищут ли они залежи серебра или ценный минерал миридолит, строят из брезента лодку, чтобы выбраться с необитаемого острова, бьют шурфы или на краю земли дежурят на станции наблюдения за льдами — они всегда остаются людьми, для которых труд стал страстью и призванием. Поэтому они, по логике самой жизни, неизбежно сталкиваются с теми, кто скрывает свою пустоту под маской дешевой, бесплодной «романтики». Постоянная полемика об истинной и ложно понятой романтике и составляет нравственную основу рассказов Куваева.
Один из героев книги рассуждает:
«...От пятнышка справедливости должно вырасти озеро. Понимаете? Где озеро каждого из нас?»

Мечта об «Озере справедливости» — мечта действенная, добрая и человечная — приводит героев книги к борьбе с каждым пятнышком душевной плесени, в ком бы она ни обнаружилась. Строгая бескомпромиссная требовательность к себе и другу помогает преодолевать трудные маршруты, совершать открытия: научные и нравственные.

Без таких открытий нет настоящей книги, нет и писателя.

Олег Куваев прошел со своими героями по одним и тем же маршрутам. С 1957 года, после окончания геологоразведочного института, он работает в Заполярье. Чукотский полуостров, северные острова, Ледовитый океан — вот его рабочая площадка, источник вдохновения, тем и сюжетов.

Он вышагивал по кочкам, бил шурфы, ночевал в палатках, плавал среди льдов. В таких условиях истинная цена человека обнажается быстро, как сердцевина ореха под ударами молотка.

Куваев пишет только о том, что он сам пережил, увидел. В его рассказах и повестях есть знание дела, тонкость наблюдений, любовь к природе, чувство ритма.

«...Заполярный чукоткий «самум» бушевал за стеной. Ветер дул порывами, значит, все же это был обычный летний фен, обойдется без сорванных с причалов кораблей и перевернутых машин. Через два-три дня так же внезапно начнет темнеть бешеная синева неба, исчезнет молочный пласт облаков над сопкой и внезапно наступит штиль».

Литературный почерк Куваева еще не отстоялся, автор порой, пытаясь искусственно «осовременить» язык рассказа, сбивается на ложно понятую «телеграфность», которая не обнажает содержание, а затемняет его: «Синеглазая, из сентиментального фарфора вылепленная девулька... Ах, не шутите вы, столичные насмешники! Это вам не парк культуры. Ах, мои глаза? Просто орган зрения, не больше. Да, учительница. Да, первый год. А у меня здесь мама. (Отчего я не мама или не первоклассник?) А в сторонке ревниво притаптывает носком унта полярный Отелло. Такой мороз, а Отелло в фуражке «с крабом». Не терзайся, гидрограф, мы всего-навсего пассажиры. Мы идем к своему самолету в очарованном синими миражами пространстве».

Олег Куваев работает сейчас над новыми рассказами о современниках, над романом о золотоискателях Чукотки. Он стремится преодолеть узость экспедиционно-геологического материала, отметает иллюстративность, ищет точные верные слова, сердцевину правды. Это нелегко. Но только в таких поисках и рождается настоящий писатель. Верится, что Олег Куваев найдет свою дорогу в литературу, ведь жажда открытий, в том числе и художественных, неодолима.

Самое долгое путешествие начинается с первого шага. Первый шаг сделан. Впереди большая трудная дорога.

Ю. Попков


И грянет буря...

У писателя Геннадия Фиша есть новелла «Гроздь винограда». О белой ночи в Бергене, о норвежской журналистке с певучим именем Сольвейг, о том, как недоумевала и возмущалась эта девушка, когда автор ... угостил ее виноградом.
— Как вы смеете предлагать его мне?! Вы расист?! Виноград, купленный писателем на рынке, оказался из Южной Африки. В Скандинавии бойкотировались товары из ЮАР, и для Сольвейг зеленая гроздь была отзвуком трагедии миллионов африканцев, томящихся под игом расистов.

С большим трудом Мартин — спутник Сольвейг — объяснил ей, что автор не меньший враг расизма, чем она, и виноград куплен им невольно.
— Выбросьте его, — приказала Сольвейг.
...Эта страна лежит на самом юге Африки. Красивая и богатая. Плодороднейшие земли, знаменитые алмазные и золотые копи. Страна, где властвуют новоявленные нацисты, а расистская политика апартеида — строгого обособления африканского населения от белой аристократической верхушки — стала государственной доктриной.

Страна, где средний уровень жизни европейского населения очень высок (самый высокий в мире — хвастливо утверждают правители этой страны), а коренные жители — африканцы — низведены до положения рабов, загнаны за колючую проволоку резерватов, обречены на вымирание...

Страна, где африканец не имеет права появиться на свет в родильном доме, на котором висит табличка: «Только для белых!»

Кажется, в этой стране даже звезды на небе оскорблены, светятся болью и гневом.

...«Оскорбленные звезды». Так называется новая книга журналиста Александра Иванченко, побывавшего недавно в Южно-Африканской Республике и Юго-Западной Африке — территории, оккупированной войсками ЮАР.

Книга носит подзаголовок «Рассказы очевидца». Перед читателем проходят картины произвола, глумления над человеческим достоинством. На золотых рудниках под Ораньемундом работают и умирают «шибало» — рабы XX века. Локации под Уолфиш-Беем. Бараки, лохмотья, грязь. Здесь на каждую тысячу ребят семьсот умирают. Диагноз — недоедание.

А сам Уолфиш-Бей — это скопище бывших эсэсовцев, бывших итальянских чернорубашечников, французских оасовцев, фашистов из Португалии и Испании.

Мрачный, душный мир. Но и здесь мы видим людей, готовых к сопротивлению, к борьбе.
Механик Петрос, что изобрел швейную машину и вырастил дерево джакаранду, цветущее голубыми цветами. Имя этого талантливого человека стало символом в борьбе тех, кого держат в темноте и невежестве.

Нкомо, бакалавр искусств, вынужденный нырять за жемчужными раковинами, плести корзины. Нкомо мечтает о том дне, когда он придет в школу, увидит тридцать пар любопытных глаз и скажет: «Здравствуйте, молодые люди, я ваш новый учитель».

Неизвестные герои, организовавшие подпольное «Радио свободы», объявившие борьбу диктатору Фервурду.

«Оскорбленные звезды» светятся болью и гневом, зовут к борьбе. Жизнь и нацизм несовместимы. Это главная мысль книги.

В сентябре этого года, в дни Всемирного форума солидарности молодежи и студентов в борьбе за национальную независимость и освобождение, за мир, начал работать Международный следственный комитет по расследованию преступлений расизма в Южно-Африканской Республике.

Созданный по инициативе советской молодежи, облеченный доверием народов, комитет приступил к выполнению своей ответственной миссии. В течение года он будет проводить опрос свидетелей, сбор документальных доказательств преступлений расистов. Международный суд общественности над Фервурдэм состоится в Алжире летом 1965 года, в дни девятого Всемирного фестиваля молодежи и студентов.

На одном из заседаний Международного следственного комитета выступил А. Иванченко. Книга «Оскорбленные звезды» фигурировала как один из документов, разоблачающих воинствующий расизм Фервурда и компании.

Придет день, и грянет буря, сметет с дороги расистский мусор. Буря не менее сильная, чем волны у мыса Доброй Надежды. Ведь второе его название — мыс Бурь.

С. Юрьев

Меч скифа

Разгадывая тайны далекого прошлого, археолог через ясное ощущение современности устремляется мыслью в будущее. В утверждении этой связи времен — пафос новой книги поэта и прозаика Валентина Берестова.

В книгу вошли повести: «Меня приглашают на Марс», «Приключений не будет» и «Меч в золотых ножнах». В каждой из повестей есть своя тема, решаются свои художественные задачи, а вместе они составляют единую книгу о нашем молодом современнике, чье детство пришлось на войну, а юность — на тяжелые послевоенные годы.

Студенты — герои повести «Меня приглашают на Марс» — решили в будущем полететь на Марс. «Для меня космическая эра, — вспоминает один из них, — началась за десять лет до запуска первых спутников». И герои подчиняют будущему полету всю свою повседневную деятельность. Мечта для них стала большой целью в жизни.

Повесть «Приключений не будет» — лирический дневник героя — участника Хорезмской археологической экспедиции. Мы видим его страстное увлечение раскопками древних замков, открывающих людям тайны ушедших веков. И герой знает, зачем нужны людям эти тайны. «...Крепости, стоящие в пустыне, — рассуждает герой, — вызывают не только воспоминания прошлого, но и мечты о будущем. Земли древнего орошения Хорезма, по существу, земли его будущего орошения».

Повесть «Меч в золотых ножнах» рассказывает о буднях небольшого коллектива археологов, раскапывающего могильники древних скифов. Здесь герои Берестова уже обрели жизненную зрелость, но по-прежнему не расстаются с большой мечтой, одухотворенной юношеским устремлением в будущее.

Изо дня в день раскапывают археологи древние погребения. Нож и кисточка — вот их основной инструмент. Осторожно удаляется каждый сантиметр земли... Что же они ищут? Золото? Драгоценности? Нет, большинство могильников разграблены, но даже то, что оставили или обронили их небескорыстные древние «коллеги», что не поддалось тлену, — для археолога бесценный клад.

«Поймите же, это уникальные произведения древнего искусства! Величайшая музейная редкость! Пятый век до нашей эры! Народное достояние! Такого меча нет нигде в мире!» — кричали археологи проводнику, возвращаясь из экспедиции.

«В этом сезоне нам удивительно повезло. Особенно Светлане Оленич. Ведь она собственноручно откопала и меч, и колчан, и многие золотые вещицы... Ей досталась замечательная могила. Могила, о которой можно мечтать», — вспоминает герой.

Проза В. Берестова своеобразна: юмор, переходящий в спокойную иронию, языковая точность и большой фактический материал — вот основные ее черты. Автор вводит читателя в тайны своей профессии, и читатель зримо видит раскопки замков Хорезма и могильников Тагискена. Лингвистические сопоставления, философские размышления, искусствоведческие наблюдения, обращение к литературным памятникам и историческим документам позволяют воссоздать целостность и взаимосвязь разных эпох и поколений. «На земле давным-давно не осталось ни одного скифа,— размышляет автор.— Они растворились в океане человечества. Где-то звучат их мелодии, кто-то рассказывает их сказки, в чьих-то жилах течет скифская кровь, кто-то пасет коней выведенных ими пород, кто-то вышивает на полотенцах их священные узоры, какие-то реки и горы еще носят скифские имена, а в словарях разных народов осталось немало слов скифской речи, часто еще не узнанных. Раскапывая курганы, мы можем что-то узнать не только о скифах, но и о самих себе».

И вот эта пытливость, пожалуй, главная причина успеха Берестова-прозаика.

Берестов не отделяет своей жизни от жизни своих героев. Он археолог по образованию, много лет трудился с ними бок о бок, раскапывая древние курганы.

Все это помогло ему передать в своей книге образ подлинного нашего современника, разносторонне мыслящего, активно участвующего в созидательной работе, духовно щедрого, граждански беспокойного человека.

А. Ланщиков

А. Иванченко, Оскорбленные звезды. Изд-во «Молодая гвардия», 1964.
Олег Кунаев, Зажгите костры в океане. Магаданское книжное издательство, 1964.
Валентин Берестов, Меч в золотых ножнах. Изд-во «Молодая гвардия», 1964.

 
# Вопрос-Ответ