Бегущие по волнам

01 марта 1999 года, 00:00

 

Пегги Буше: «Моя лодка летела в ночи...»

Осенью 1997 года Пегги Буше с волнением следила за ходом Атлантической гонки на гребных лодках. Во-первых, Пегги жила в Бресте, уроженцы которого Жозеф Легуин и Паскаль Блонд — защищали честь Бреста в океане. Во-вторых, дом ее был на улице имени Жерара д`Абовиля — легендарного французского гребца, переплывшего на гребной лодке два океана. В-третьих, сама Пегги была профессиональным гребцом, и ее в числе немногих избранных зачислили в интернациональную команду «No Limitis Team», которую пестует корпорация «Sector Sports Watches».

После финиша Атлантической гонки — французы заняли второе место — гребную лодку на самолете снова доставили в Брест...

Триумф Легуина и Блонда был столь велик во Франции, что трудно было удержаться от соблазна придумать что-то новое, невероятное. И Пегги придумала: стать первой женщиной, одолевшей на веслах Атлантику в одиночку, без всякого сопровождения. По тому же привычному маршруту — от Канарских островов до одного из островов в Карибском море. Тем более и готовая лодка есть, и сам Жерар д`Абовиль отнесся к идее Пегги благосклонно, и даже с энтузиазмом. Вот только лодка смущала знаменитого наставника французских гребцов...

Дело в том, что один из героев — серебряный призер гребной гонки Паскаль Блонд, отправился в гонку спустя две недели после... 14-летнего заключения в тюрьме города Бреста, где и была построена их знаменитая лодка. Украшенная инкрустациями парящей чайки, она символизировала мечты тех, кто трудился над ее постройкой в тюремной мастерской. Но как она поведет себя после долгого перехода через Атлантику?

Несколько смущало Пегги и раннее для этого перехода время старта: вполне можно было напороться на обычный для Вест-Индии ураган. То же подтверждали и специалисты. Но с другой стороны, цель трансатлантического гребного перехода была слишком заманчива. Так уж случилось, что никто из женщин-гребцов в одиночку в океан не отправлялся. У них были трудные переходы, но они шли или в компании с другом, или с супругом, и даже с сыном, но не в одиночку. И еще Пегги знала о своей сопернице из США, которая замыслила подобное одиночное плавание. Так что не мешкать со стартом был резон. Чтобы заглушить сомнения, Пегги усидчиво изучала метеоусловия на трассе перехода и заботилась о дублировании и без того безупречных систем связи и жизнеобеспечения. Пегги стартовала утром 10 марта 1998 года на Канарских островах в маленьком городке Пуэрто Моган, что на южном берегу острова Гран-Канария. Словно девиз философии поисков, на бортах лодки выведено привычное название «Sector No Limits». «Без Предела»... Литеры прежнего имени лодки
— «Атлантик Челлендж» — тщательно закрашены.

Хорошо оснащенная лодка, точное знание своих координат и постоянное общение по спутниковой связи с друзьями и штабом перехода во Франции — все это стало непреложным и будничным в такого рода затеях, Но одиночество... Это испытание не облегчали даже звонки друзей. Стабильная скорость около полутора узлов обеспечивала прохождение дистанции почти в три тысячи морских миль по крайней мере в три месяца. Пегги с этим смирилась, но на 79-й день плавания подумала, что оставшиеся 80 миль до цели путешествия — острова Гваделупа — могла бы пройти всего за два дня. Она заглянула в свой журнал и нашла день, когда прошла рекордное расстояние за сутки — 64 мили. Это было всего десять дней назад.

...Разразившийся шторм поначалу ее не смутил, но внезапное предупреждение Криса Геберта — ее патрона на Гваделупе — об урагане вконец ее огорчило.

Она едва успела привязать себя еще одним ремнем, как гигантская волна опрокинула лодку, и Пеги, успевшая укрыться в водонепроницаемой каюте, некоторое время терпеливо ожидала возвращения лодки на ровный киль. Это «умение» было заложено в ее конструкции. Но снасти спасательных ремней мешали герметизации, каюта наполнялась водой, дышать становилось все труднее. Пегги нажала красную кнопку сигнала спасения на буе Арго и всплыла на поверхность. Держась за днище лодки, она понимала, что надо включить кнопку сигнала спасения еще и на буе системы Коспас-Сарсат, который находился в грузовом отсеке на корме лодки. Нырнула, включила и снова наверх.

Лодка плясала на волнах с ушедшими на глубину снастями. Ночь была безлунная, и Пегги пыталась держаться на днище лодки, отгоняя мысли об акулах. Крис Геберт, получив сигнал, немедля вылетел на одноместном самолете и вскоре был в указанных буями координатах. Но в темном штормовом море лодки не было видно. Пегги понимала, что Крис ее не видит, а световой сигнал единственный фальшфейер — был где-то в грузовом отсеке...

Она ныряла пятнадцать раз и все-таки нашла его. У Криса еще не кончилось полетное время, когда он заметил красный факел огня.

Несмотря на неудачу всего замысла, Пегги все же установила своеобразный рекорд, оставаясь в океане один на один со стихией и при этом — впервые среди женщин — ровно 80 суток. Она прошла на веслах 2834 морских мили (5224 км), не дотянув до пели всего 80 миль. Ее последние слова в дневнике: «И все же я не забуду одну необыкновенную ночь, когда моя лодка в режиме серфинга летела в ночи по гребню волны в серебряном свете полной луны». Потом была Франция, триумф со слезами на глазах и новость с другой стороны океана, скорее похожая на боль. Там новая претендентка на установление еще более амбициозного рекорда готовилась к старту...

Тори Марден. — «Я не буду говорить «нет»

У 35-летней Тори Марден было несколько преимуществ перед Пегги Буше. Во-первых, она намеревалась стартовать, зная результаты соперницы, то есть уже не соперницы. А во-вторых, она наверняка учла опыт с переворотом лодки Пегги, которая так и не вернулась в нормальное положение. Разбирать причины этого явления — дело специалистов, но и с первого взгляда ясно было, что лодка Пегги, построенная в городской тюрьме Бреста, все же отличалась от серийных. Она была длиннее и несколько уже, а значит, и менее устойчивой. Однако самым главным в замысле американки было не просто одиночное прохождение океанской дистанции. В отличие от приличной по погодным условиям трассы Канары — Барбадос, которая пролегала ОТ ОСТРОВОВ ДО ОСТРОВОВ в океане, Тори Марден свой маршрут проложила через Атлантику ОТ КОНТИНЕНТА ДО КОНТИНЕНТА, чем как бы отрезала пути к славе для будущих соперниц. Заметим, что пересечение океана от материка до материка — не такое уж частое явление в этом необычном спорте. Твердо намереваясь пересечь Тихий океан от
Владивостока до Сан-Франциско, англичанин Питер Берд трижды стартовал в порту на материке Евразии, чтобы стать первым покорителем такого маршрута. Как известно, он погиб при четвертой попытке...

Старт американки состоялся спустя 18 дней после аварийного финиша француженки — 14 июня 1998 года в заливе Орегон, что в штате Северная Каролина. Она шла на гребной лодке того же типа длиной 7 метров и шириной 1,8 метра, что на 40 сантиметров шире лодки Пегги Буше. Заметим, что Тори входила в ту же команду «No Limitis Team», как и ее конкурентка из Франции, и лодка Тори несла на борту почти то же название с некоторым добавлением: «Sector No Limits Pearl».

Именно эта «Американская жемчужина» стоит того, чтобы мысленно вернуться в 1997 год на старт Атлантической гребной гонки, где под стартовым номером 19 значилась «Американская жемчужина» — лодка под флагом США и с чисто женским экипажем: ровесницами Луизой Графф и... Викторией Марден! Да, это была она — Тори Марден. Тогда на Тенерифе, накануне старта, подруги провели прощальный предпраздничный вечер (12 октября — День Колумба — национальный праздник Испании) в китайском ресторанчике. А наутро, вскоре после старта, им обеим стало плохо, и с диагнозом «пищевое отравление» их упрятали в госпиталь при американском туристическом комплексе, что находился неподалеку от стартовой позиции гонок. Так выпала из игры в грандиозной гребной эпопее единственная лодка из США...

Что ж, теперь настало время своеобразного реванша и надежды на первенство в женском одиночном пересечении океана. Нет нужды рассказывать об однообразных буднях этого нелегкого плавания. И хотя Тори Марден была на виду у всего мира (она получала факсы и письма прямо в лодку на свой компьютер по системе космической связи) и сама себя показывала, передавая прямые видеорепортажи с видеокамеры, укрепленной на крыше грузового отсека, она все же была одна в океане, одна перед лицом грозной стихии. По мере продвижения к конечному пункту — порту Брест во Франции — становилось ясно, что ее маршрут «от континента до континента» находится в зоне нескольких ураганов.

Встречу с первым под названием «Бонни», который 1 сентября прошел в 130 милях от лодки, Тори перенесла без особых происшествий. Она вовремя укрылась в каюте, тщательно закрепив снаряжение. Гигантские волны дважды переворачивали лодку, но хрупкая посудинка плавно и упрямо возвращалась на ровный киль. О встрече с другим ураганом, более серьезным, ее предупредили вовремя: ожидается ветер силой 10 баллов (до 30 метров в секунду) с волнами высотой 10 метров. Но на гребной лодке от «глаза бури» не успеешь убежать. Этот ураган и похоронил честолюбивые планы американки...

До Бреста оставалось около 850 морских миль — меньше трети пути, когда на ее лодку обрушился ураган «Дэниэл». В ночь на 7 сентября лодка Тори переворачивалась еще девять раз. Казалось бы, и это испытание выдержит хрупкая женщина на хрупкой посудинке. Но резкие перевороты буквально все перетрясли в каюте, и Тори несколько раз ударилась головой. Но, главное, она вывихнула плечо и следовательно, ни о какой гребле и тяжелой работе не могло быть и речи. В 4 часа 45 минут ночи 7 сентября Тори нажала красную кнопку сигнала спасения. На призыв откликнулась Береговая охрана Шотландии. Оттуда к месту аварии вылетел самолет и одновременно полетела радиограмма капитану кипрского транспорта «Independent Spirit», следовавшего в Филадельфию, с просьбой изменить курс для спасения Тори Марден.

Ее подняли на борт судна в два часа пополудни 8 сентября. Лодку оставили в море сдавать до конца экзамен на живучесть. Здесь же, на борту, Тори дала первое интервью. «Я чувствовала себя так, будто выдержала 12 раундов на ринге с Майком Тайсоном», — это были ее первые слова... Контейнеровоз шел в Филадельфию, и там 12 сентября Тори была встречена друзьями и представителями прессы. Неудачи не принято обсуждать. Говорили о хорошем. Да, она потерпела поражение в главном замысле — пересечь океан, зато два небольших рекорда вполне выдвигают Тори в ряд сильнейших и храбрейших. Первый рекорд — 85 суток одиночества (среди женщин) в океане и одиночного пребывания в рейсе на гребной лодке. Второй — Тори прошла в одиночку на гребной лодке 2 650 морских миль — больше, чем кто-либо из ее земляков-американцев, совершавших одиночные плавания. Последние и главные слова Тори Марден: «Я не буду говорить «нет». Я не буду пытаться ЭТО повторить. Но... надо обо всем этом спросить моих друзей».

Послесловие

Как и следовало ожидать, очередная претендентка на одиночный рекорд в Атлантике не замедлила заявить о себе. Норвежка Элизабет Хофф стартовала в начале февраля без особой подготовки на лодке своего отца Стейна Хоффа.

Осенью 1997 года он в паре со своим земляком Арвидом Бенстоном из Кристиансенна (Южная Норвегия) участвовал в Атлантической гребной гонке и благополучно пересек океан от Канарских островов до Барбадоса за 68 суток и 6 часов. Лодка Хоффа и Бенстона пришла к финишу 21-й из 24 участников гонки. Возможно, третья попытка женщин в борьбе за корону первой одиночки окажется удачной. Если фортуна не уважила профессионалок, то, может быть, любительнице удастся вписать Норвегию в число великих гребных держав, тем более что первыми Атлантику пересекли на веслах все-таки норвежцы, хотя и не в одиночку...

Василий Галенко

Рубрика: Via est vita
Просмотров: 4932