В роли марионетки

В роли марионетки



Столетиями считалось, что понять мысли человека, предсказать его реакции и поступки почти невозможно. Психологи доказали: люди действуют по одним и тем же законам, хотя и не осознают этого. «Вокруг света» рассказывает, что это за законы


В знаменитом «тюремном эксперименте», казалось бы, два сюжета: про людей, на глазах теряющих человеческий облик, и про женщину, которая спасла любимого, а заодно еще пару десятков Homo sapiens. На самом деле сюжет один: есть что-то, что мешает людям превратиться в зверей.


***
Одна из загадок, оставшихся человечеству после Второй мировой войны: как вышло, что огромное число людей вдруг решили, что им позволено безнаказанно убивать? И почему одновременно не меньшее количество согласились стать их жертвами и безропотно пошли в газовые камеры? Скандально известным исследованием на эту тему стал «тюремный эксперимент» Филипа Зимбардо и его команды, проведенный в августе 1971 года в подвале одного из самых респектабельных университетов США — Стэнфорда. Эксперимент планировалось проводить 14 дней, однако уже на шестой день его экстренно прервали.

А ведь начало опыта не предвещало ничего особенного: 24 физически и психически здоровых студента были случайным образом разделены на две равные группы. По жребию одна группа должна была изображать охранников, а вторая — заключенных. Все, что требовалось от участников, — не прибегая к физическому насилию, исполнять свои роли, причем за деньги. За участниками круглосуточно велось видеонаблюдение, и они это знали. Тем не менее уже на вторые сутки молодые люди настолько вжились в роли палачей и жертв, что ситуация начала выходить из-под контроля исследователей...

Однако Зимбардо прервал опыт вовсе не из-за протестов со стороны «заключенных» или испуга исследователей — наоборот, все происходящее с каждым днем захватывало их все больше (несмотря на то, что подопытные были деморализованы, у них начались нервные срывы и появились психосоматические заболевания). Более того, никому из десятков (!) независимых наблюдателей не пришло в голову потребовать прекращения антигуманного опыта.

Эксперимент заворожил всех, кроме одной-единственной женщины.

Кристина Маслач незадолго до начала опыта защитила диссертацию в Стэнфорде и была не только талантливым психологом, но и невестой руководителя проекта. Зимбардо покорил девушку чутким отношением к студентам. Совсем другим Кристина увидела его 20 августа 1971 года, когда спустилась в подвал Стэнфорда, чтобы взглянуть на исследования жениха перед намеченным ужином.

«Когда в четверг вечером заключенных повели в туалет, Фил возбужденно попросил меня отвлечься от отчета, который я читала: «Скорее, иди сюда, смотри, что происходит!» — цитировал позже ее слова Зимбардо в книге «Эффект Люцифера». — Я увидела строй скованных цепью заключенных с мешками на головах; охранники выкрикивали приказы. Я тут же отвела глаза. Меня переполнило леденящее, ужасное чувство. «Видишь? Эй, посмотри, это же просто поразительно!» Я не могла заставить себя посмотреть туда снова и сказала: «Я уже все увидела!» В ответ Фил (а вместе с ним другие из его команды) выдали тираду о том, что со мной происходит что-то не то. Мы наблюдаем захватывающий пример человеческого поведения, а я, психолог, не могу даже на это посмотреть?! <…> Их нападки заставили меня почувствовать себя слабой и глупой — женщиной, которой не место в этом мужском мире. Впрочем, мне и без того стало дурно при виде этих бедных мальчишек, целиком и полностью дегуманизированных».

Однако, как много лет спустя признавалась Кристина, потребовать остановки эксперимента ее заставил не столько вид участников, которые потеряли человеческий облик, сколько азартный блеск в глазах человека, которого она любила и за которого собиралась вскоре замуж. Женщина поняла, что в плену ситуации и собственной безграничной власти оказался тот, кто эту ситуацию и смоделировал. Именно он больше всех нуждался в том, чтобы его спасли и «расколдовали».

Ужинали в тот день влюбленные по отдельности. Кристина дала понять, что, если эксперимент продолжится хотя бы еще день, она не сможет больше ни любить, ни уважать избранника. Опыт был прекращен на следующий же день, но имел далеко идущие последствия.  

Читальный зал

Через месяц после окончания исследования один из бывших «охранников» (Хеллман. — Прим. «Вокруг света») дал телевизионное интервью: «Я просто хотел посмотреть, до каких пор можно оскорблять людей, прежде чем они начнут протестовать, прежде чем они начнут отвечать тем же. Но, к моему удивлению, никто не пытался возражать, чтобы меня остановить. Никто не сказал: «Эй, прекрати меня оскорблять, ты переходишь границы»... Я говорил: «Пойди и скажи этому парню в лицо, что он — кусок дерьма», и они послушно это делали. Они послушно отжимались, сидели в карцере, оскорбляли друг друга, хотя предполагалось, что они должны объединиться. Но они оскорбляли друг друга, потому что я велел им это делать, и никто ни разу не усомнился в моей власти. Вот что меня действительно потрясло. Почему никто ничего не говорил, пока я их оскорблял? Я говорил настоящие гадости, а они все равно молчали. Почему?»

Из книги Филипа Зимбардо «Эффект Люцифера. Почему хорошие люди превращаются в злодеев». М.: Альпина Нон-фикшн, 2013.

Авторитет Зимбардо и этичность исследования (кстати, заказанного ВМФ США и одобренного Стэнфордским комитетом гуманитарных наук) были поставлены под сомнение Американской психологической ассоциацией. Но по стечению обстоятельств в это время сразу в нескольких тюрьмах США случились массовые беспорядки. Государственные органы обратились к опыту Зимбардо, и не в последнюю очередь благодаря этому эксперименту была инициирована тюремная реформа. «Я получил известность авансом, и мне предстояло еще очень долго работать, чтобы ее оправдать», — говорил позже психолог.

В том же году Кристина все-таки вышла замуж за Филипа. У них родились две дочки. Молодой отец так увлекся воспитанием, что его захватила далекая от тюремного эксперимента тема: как вырастить детей, которые не будут застенчивыми. Зимбардо создал этически безупречную методику по работе с излишней застенчивостью у ребенка, которая прославила психолога на весь мир.

Кристина же занялась новой темой: она установила причины одного из самых распространенных социальных явлений — профессионального выгорания, когда рабочая ситуация в буквальном смысле захватывает и подавляет специалиста и он не видит выхода из нее, теряет индивидуальность. Очень похоже на условия «тюремного эксперимента », не правда ли? За эту работу исследователь удостоилась многочисленных профессиональных наград и прославилась не меньше харизматичного супруга.

Опыт Зимбардо показал, что внешние обстоятельства, особенно если они снимают персональную ответственность, зачастую оказываются важнее личностных качеств человека и радикально влияют на его поведение. Бывшие участники «тюремного эксперимента» до сих пор неоднозначно относятся к Зимбардо, а вот Кристину считают спасительницей и героиней. Но та уверена, что не сделала ничего особенного, сказав «нет» этому исследованию, — просто помогла любимому человеку увидеть себя со стороны. «Время от времени это полезно всем нам!» — считает Кристина. И признается, что больше всего боялась, что Филип не услышит ее: «Я часто задаю себе вопрос: что бы я сделала в этом случае?»

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи