Белые духи

Белые духи

Первое время в незнакомой стране ощущаешь себя белой вороной. Через пару-тройку дней дискомфорт исчезает. Но есть места, где вне зависимости от срока пребывания цивилизованный человек навсегда останется чужаком… «Вокруг света» продолжает серию публикаций об удивительных уголках планеты, где побывал парусник «Седов». Очередная остановка Папуа — Новая Гвинея


«Лодка шла вверх по течению реки Бразза. Периодически на берегу, в джунглях, раздавался звук трескающихся веток, шелест кустов. Я не видел людей, но знал: за мной наблюдают, я здесь не один, и я, чужестранец, никогда не перестану испытывать в этих местах чувство страха», — рассказывает Леонид Круглов, путешествовавший на барке «Седов». На паруснике Круглов добрался до индонезийского городка Тимика, откуда на лодке отправился к южному побережью Новой Гвинеи.

— Попасть на эту часть острова можно только на лодке. Она большая и узкая, длиной около десяти метров и шириной не больше метра, — продолжает Круглов. — Присев на дно судна, я укрылся водонепроницаемым плащом и в таком положении провел большую часть пути. Выбираться из «убежища» нежелательно: огромные волны, то и дело заполняющие лодку водой, легко могут сбить с ног даже самого сильного человека. Понятно, почему туристы редко решаются на путешествие сюда. И хотя я многое повидал во время странствий, такой тяжелый переезд был у меня, пожалуй, впервые. Капитан-индонезиец исподтишка посмеивался над белым человеком, не приспособленным к таким условиям. А в голове у меня вертелась одна мысль: «Когда же мы доберемся до суши». Спустя сутки вдалеке показался берег…

Единственное, что с радостью позаимствовали у европейцев асматы, — одежда 
 Местные семьями отправляются из Агатса в верховья рек. Там растет алойное дерево, смола которого — гахару — применяется как один из дорогих компонентов в парфюмерии. Из бревен асматы строят плоты и спускаются на них обратно, к югу острова, где продают древесину 

Город Агатс — врата в мир асматов, коренного населения Новой Гвинеи. Сегодня асматы — одно из самых загадочных племен на планете. Они долгие годы отпугивали своим воинственным характером европейцев, и только полвека назад здесь появились первые миссионеры. И все же христианизировать непокорное племя не удалось. Меня встретили люди в европейских одеждах, изношенных в лохмотья. При этом все туземцы с ног до головы были разукрашены так же, как и 500 лет назад их  предки . Жители Агатса оказались достаточно приветливы, показали, где можно купить еду (европейскую в том числе) и переночевать. Тем не менее общались они неохотно. Возможно, из-за плохого знания английского. Но мне показалось, что им этого просто не хотелось.

— Вам, наверное, нужен проводник? — поинтересовался невысокий мужчина атлетического телосложения. — Я-то с радостью. Не отказывайтесь, найти проводника здесь сложно. Мало кто хочет с вами работать.

На вопрос: «С кем это, с нами?» — Рато (так его звали), улыбнувшись, ответил просто: «С белокожими». В чем причина такого отношения, я узнаю чуть позже.

Слева: Так выглядят традиционные наряды асматов 
Справа: Традиционный праздник Джети, одним из ритуалов которого является чествование духов леса, происходит, по словам Круглова, в удалении от глаз посторонних

Охотники за головами

В 1770 году команда Джеймса Кука ступила на землю асматов. Но тут же вернулась на корабль, испуганная вооруженными воинами. Увиденное так впечатлило путешественников, что они прославили асматов на весь мир как каннибалов и охотников за головами. В 1900 году голландцы, завладевшие западной частью острова, рискнули пройти через земли асматов и обнаружили, что папуасы не только хорошие воины, но и искусные резчики по дереву. Асматские скульптуры сегодня стоят больших денег и являются предметом охоты коллекционеров всего мира.

Агатс стоит на болоте, поэтому почти все мостовые деревянные, на сваях. Из дерева построены и дома. Вместо дорог — реки и протоки, вместо машин — лодки. Для приезжих — с мотором. Местные управляются веслами. Я провел в Агатсе пару недель и отправился вверх по реке Бразза, где расположены самые дикие поселения асматов. Мы останавливались в нескольких деревушках, и чем дальше заплывали, тем напряженнее становилась атмосфера. Теперь на нашем пути встречались люди более колоритные, но и более закрытые. Возле одной из деревень, в верховье реки, за нашей лодкой по берегу следовали три человека. Они шли с луками через плечо и всматривались в наши лица. Мы старались не делать лишних движений. Асматы не тот народ, с которым хочется шутить.

***
Мы высадились на берег в верховье реки. По рассказу проводника, здесь живут люди, которые никогда еще не контактировали с иностранцами. Нам предстояло идти  пешком через болотистую местность сквозь заросли высокой травы. Вокруг — тишина и слышны только наши шаги. Через три часа пути вдалеке показались несколько деревянных домиков на сваях. Вдохновленный тем, что мы добрались до места, я пошел чуть быстрее, чем проводник и оператор. Вдруг правее, метрах в пятидесяти от меня, я увидел силуэты людей. Это были девочка и мальчик лет двенадцати. Они стояли как вкопанные и, нахмурив брови, наблюдали за мной. Я подошел чуть ближе, дети не двигались. Я улыбнулся, стал знаками показывать, что не желаю им зла. Видимо, мои движения произвели на мальчика какое-то ужасающее впечатление — он рванул во всю прыть и скрылся в джунглях. Девочка тоже дернулась, чтобы убежать, но чтото заставило ее остановиться. Она снова уставилась на меня, но уже с менее серьезным выражением лица. Когда между нами оставалось не более десяти метров, началась игра: я делал шаг навстречу, маленькая аборигенка в разорванной майке — два назад.  

— Леня, где ты? — раздался голос оператора, потерявшего меня из виду.

Моя собеседница испугалась и бросилась к одному из домиков. Несмотря на отговоры подоспевшего проводника, мы последовали за ребенком. Это была не самая хорошая идея. Едва я успел заглянуть в хижину, раздался ужасный вопль. Девочка, словно обезьянка, вскарабкалась по деревянным стенам дома почти к потолку и не прекращала кричать. Ошарашенный такой реакцией, я захлопнул дверь. А Рато, оглядываясь по сторонам и держа лук наготове, знаками дал понять, что нужно уходить. Как можно быстрее мы направились к лодке. Успокоившись, Рато объяснил, что нам повезло, что взрослых не оказалось рядом. В противном случае мы бы не уцелели. Никто бы не стал разбираться, что произошло. Асматы горячий народ.

 Воинственное отношение к чужеземцам у асматов в крови 

***
— Проснитесь, проснитесь, надо идти, — на следующее утро я открыл глаза, а надо мной стоял улыбающийся, почти беззубый Рато. — Шаман хочет вас видеть!

Один из самых старых жителей поселения, по поверьям местных, обладает волшебной силой. Услышав от маленькой крикуньи историю о белом человеке, он захотел увидеть меня. Несмотря на то, что от асматов ожидать можно чего угодно, мы отправились в путь.

Нас встречала вся деревня: люди резко отличались от тех, что живут ближе к югу и хотя бы изредка, но сталкиваются с европейцами. Эти же папуасы совсем дикие. И хотя на многих есть европейская одежда, правда, заношенная до дыр, сами они не встречали иностранцев.

Чувствовал я себя, как животное в зоопарке, на которое все глазеют и норовят потрогать. Шаман, так жаждавший встречи, не появлялся. Я попросил осмотреть  деревню. Мне показали новый дом, строящийся на дереве метрах в пятидесяти от земли. Как и во всех асматских племенах, люди стараются строить дома как можно выше. Раньше таким образом спасались от набегов врагов. Сегодня жилища защищают прежде всего от диких животных и наводнений.

Несмотря на соседство с европейскими миссионерами, асматы не изменяют своим традициям: все вопросы решают сообща, а в случае чего будут готовы дать отпор

Женщина с младенцем, тихо спящим в мешке на ее груди, позволила заглянуть в свой дом. Хижина была увешана костями различных животных: свиньи, крокодила. А рядом с настилом из соломы, служившим кроватью, стояло несколько человеческих черепов. Асматы с древних времен хранят черепа дорогих людей, как мы храним фотографии предков.

— Это ее папа и дедушка, — перевел Рато слова папуаски. — По ночам она с ними общается. Но вы, наверное, знаете об этом…

Я не сразу понял смысл последней фразы.

— Асматы всегда изображали духов белокожими, — объяснил Рато. — Она считает, что вы пришли из мира ее умерших предков.

Внезапно лицо женщины изменилось: стало угрюмым, а взгляд устремился куда-то за спину. Я оглянулся. Передо мной стоял невысокий человек в туземных одеждах, в носу — кость, на голове — невероятных размеров головной убор из перьев птиц. Но главное — красные глаза. Обладателей такого отличительного признака асматы сразу причисляют к ряду колдунов. Это был шаман. Он долго старался не смотреть на меня и лишь спустя пару минут поднял глаза и заговорил.

Обладателей красных глаз в племенах асматов считали колдунами и шаманами. Эти люди становились главными духовными хранителями племени

— Я вижу: ты не дух, — перевел слова шамана Рато. — Но я никогда не встречал таких, как ты. Мои родители говорили, что много лет назад небо разверзлось громом и на их головы свалилось несколько белых духов. Они решили, что наступил конец света, мир мертвых захватил мир живых. Но ничего для нас не изменилось. Белых духов больше никто не видел. До тех пор, пока вчера здесь не появился ты. Я пришел убедиться, что нам нечего бояться. Я вижу, что ты не хочешь зла, но от твоего присутствия нам всем нехорошо. Уходи в свой мир, к своим людям. Ты видел достаточно. И мы видели достаточно.

Я вернулся в Агатс, а потом и на корабль, чтобы продолжить путешествие. Проведя почти три месяца в мире асматов, я не приблизился к пониманию этого народа ни на йоту. Как, в общем, и европейские миссионеры. Асматы — одно из самых непокорных племен. Они защищают свой мир, традиции и территории. Индонезийцы давно пытаются построить дорогу, чтобы освоить центральные земли Новой Гвинеи, но асматы хватаются за луки, защищая свои владения. Им не нужны чужаки. Может быть, нам, чужакам, пусть и с благими намерениями, не стоит навязывать себя тем, кому и без нас живется хорошо.

 
# Вопрос-Ответ