Руку, друг!

Руку, друг!



Я предложил ему сигарету. Он отказался: — Спасибо. Не курю. Мы слишком бедны, чтобы тратиться на табак.

Ему только двадцать. Но на вид можно дать больше: на Занзибаре рано стареют.

Занзибар — его родина. Маленький остров в Индийском океане, где никогда не бывает зимы, где растут гигантские тропические пальмы и душистое гвоздичное дерево. Испокон веков славится занзибарская гвоздика, но получают за нее занзибарцы ровно столько, чтобы не умереть с голоду.

Сулейман Али Сулеймани узнал кислый вкус голода еще в колыбели и потом редко забывал его. Поэтому он и выглядит гораздо старше своих двадцати.

Их было четырнадцать у отца. Попробуй прокормить столько ртов, когда у тебя лишь маленький клочок твердой как камень земли. Правда, рядом море. Но нет лодки. Лодка и сети — целое состояние. А на Занзибаре состояние может принадлежать только чужеземцам да небольшой кучке их преданных слуг. Для борьбы с непрошеными пришельцами молодежь острова организовала свою лигу. Сулейман Али Сулеймани стал одним из ее руководителей. Он возглавлял отдел образования.

—В лиге, цель которой — борьба с колонизаторами, — объяснил Сулеймани, — отдел образования — один из самых главных. Потому что знать — это значит победить.

Штаб лиги занимал скромную хижину с двумя полутемными комнатами. В маленькой хижине готовились к большим сражениям.

—Поверьте, — сказал Сулеймани, — придет день, и мы навсегда покончим с их господством. Выметем вон с острова, как это сделали наши братья на Кубе. Этот день недалек.

Мой темнокожий собеседник не ошибся. Не прошло и трех лет после нашей встречи на Московском форуме, как Занзибар завоевал себе право называться свободным. Из колониальных цепей, которые некогда туго опутывали гигантские территории нашей планеты, выпало очередное звено. На карте мира появилось новое независимое государство Объединенная Республика Танганьики и Занзибара.

Могучая волна национальных революций прокатилась в последние годы по Азии, Африке и Латинской Америке. Более полутора миллиардов человек освободились от позорного ига колониальной зависимости. Эпоха колониализма прошла. Но колониализм еще не сдался.

Народы мира гневно осуждают расистскую политику апартеида, которую проводит фашистское правительство Фервурда в ЮАР.

В Южной Родезии действует «закон о хозяине и слугах», название которого говорит само за себя.

В Южном Вьетнаме колонизаторы замучили, искалечили, бросили в тюрьмы или согнали в концентрационные лагеря более полутора миллионов человек.

«Океаном бедствия» назвал Латинскую Америку мексиканский писатель Карлос Фуэнтес. При всем многообразии стран и народов латиноамериканского континента в их судьбах есть одно общее: в течение многих десятилетий все они — объект беспощадного грабежа и эксплуатации североамериканских монополий.

В Латинской Америке живет свыше 200 миллионов человек, и 140 из них находятся в крепостной зависимости от крупных землевладельцев. Сто миллионов страдают от заразных болезней. Сто сорок — никогда не бывают сыты.

Американские штыки поддерживают прогнившие реакционные режимы, оберегают от падения троны своих ставленников. Недавно в Вашингтоне даже открыли специальную полицейскую «академию» для латиноамериканских жандармов.

В Южной Аравии, во Французском Сомали, в американской колонии Пуэрто-Рико еще сохранился «классический» колониализм — самый грубый и варварский, почти не изменившийся со времени Сессиля Родса и генерала Лиотэ.

Но в последние годы у этого «классического» колониализма появилось много современных разновидностей. Они возникают всякий раз, когда колонизаторам приходится отступать.

В Париже, у Венсенских ворот, находится здание Музея заокеанских владений. Впрочем, такие музеи есть не только в Париже, их увидишь в столицах многих колониальных держав. Залы этих музеев заполнены обширными коллекциями произведений искусства, похищенных в порабощенных странах Азии и Африки. Разграбив и уничтожив памятники национальной культуры, колонизаторы пытались создать, так сказать, «духовную основу» своего владычества. Империализм настойчиво утверждал, что у порабощенных им народов вообще никогда не было ни собственной культуры, ни философии, ни социально-политической организации — словом, никакой цивилизации.



Теперь, изгнанные со своих насиженных мест, колонизаторы поют старую песню на новый лад: о неспособности освободившихся государств Азии и Африки создать свою национальную экономику и самостоятельно двигаться по пути социального и экономического прогресса. Развивающимся странам вновь навязывают неравноправные договоры, подсовывают нечистоплотных советников.

Там, где это не удается, неоколонизаторы не останавливаются перед открытой вооруженной агрессией.

Самолеты и автоматическое оружие, напалм и быстроходные транспортеры — все применяют колонизаторы, чтобы задушить национально-освободительное движение. Но это не останавливает борцов за свободу.

Тысячи и тысячи патриотов поднялись на борьбу с салазаровским режимом в Анголе и так называемой «Португальской» Гвинее. Вслед за ними в движение пришел Мозамбик. Борьбу с колонизаторами возглавляет Фронт освобождения Мозамбика. Его цель — подготовка вооруженной борьбы. Патриоты Мозамбика знают, что свободу можно добыть лишь в бою с португальскими колонизаторами.

Наряду с откровенными приемами разбоя колонизаторы применяют и более изощренные и хитроумные способы.

Особое место среди ультрасовременных средств колониальной экспансии принадлежит так называемому «Корпусу мира». Американская пропаганда расписывала его как «чудо-ребенка с блестящим будущим». «Бескорыстная помощь», которую молодые члены «Корпуса мира» якобы должны были оказать нуждающимся странам и народам, на деле оказалась хорошо замаскированным наступлением американских монополий на самостоятельно развивающиеся государства. Характерная деталь: все так называемые «добровольцы» «Корпуса мира» проходят десятинедельную учебу по программе, которая мало чем отличается от подготовки агентов Центрального разведывательного управления США. Помимо знания языка, обычаев, экономики и географии той или иной страны, они должны в совершенстве владеть шифрами и кодами, составлять донесения, устанавливать двухстороннюю связь, писать доклады о социально-политическом, экономическом и военном положении в районе назначения.

Организаторы «Корпуса мира» потратили немало выдумки и фантазии, чтобы придать деятельности своих питомцев крайне невинный характер. В Таиланде, например, американские волонтеры готовят национальную команду к Олимпийским играм в Токио; в некоторых бывших английских колониях «корпусники» обучают молодежь... игре в крикет. Разноцветны и пестры ширмы, за которыми скрываются неблаговидные дела неоколонизаторов! Агенты «Корпуса мира», как писала газета «Лос-Анжелос тайме», заняты тем, чтобы «помочь Соединенным Штатам разрешить свои проблемы путем подарков, красивых жестов и приятного выражения лица».

Подобия «Корпуса мира» были созданы в ФРГ, Англии Франции, Канаде, Японии. Любопытно, что в ФРГ начисто сбросили с этой «миссии» пропагандистский камуфляж. Официально объявлено, что пребывание за рубежом членов боннского «Корпуса» будет засчитываться как военная служба, что «помощь» со стороны ФРГ должна оказываться лишь в том случае, если она будет содействовать сохранению идеалов «западного мира».

Еще более беззастенчиво действовало французское правительство. Оно объявило о намерении превратить в «Корпус мира» свой иностранный легион — банду отъявленных головорезов, снискавших кровавую «славу» в Алжире.

Борьба против колонизаторов и неоколонизаторов требует большого мужества, сплоченности и решимости, мобилизует самые свежие, самые надежные и стойкие силы наций. И естественно, что в первых рядах борцов против колониального господства повсюду идет патриотическая молодежь, повзрослевшая и закалившаяся в огне классовых сражений.

Так было в Конго и Сомали, в Гане и Гвинее, на Кубе и Занзибаре, в Алжире и Камеруне, во многих других странах. Из среди молодых борцов за свободу вышли такие выдающиеся деятели национально-освободительного движения, как Фидель Кастро, Модибо Кейта, Феликс Мумие, Джбмо Кениата, Патрис Лумумба.

Но и те, кто уже вдыхает воздух свободы, и те, кому еще приходится держать своих врагов на прицеле, знают: в этой кровопролитной борьбе с колониализмом мало одной только воли победить. Нужны еще знания, опыт, материальная оснащенность. Вот почему на всех континентах борцы против колониализма с благодарностью обращают свои взоры к Советскому Союзу.

«...Советский Союз и другие страны социалистического содружества, — говорил Н. С. Хрущев, — непосредственно заинтересованы в укреплении антиимпериалистических сил и ослаблении позиций империализма. Они считают первейшим интернациональным долгом заботиться о неуклонном подъеме своей экономики и оказывать всестороннюю помощь странам, освободившимся от колониального рабства».

Солидарность и единство сил, определяющих современную международную обстановку — мировой социалистической системы, демократических сил во главе с рабочим классом в странах капитализма и национально - освободительного движения — залог окончательной и полной ликвидации колониальной системы, развития освободившихся стран по пути подлинной национальной независимости, прогресса, демократии и мира. Это хорошо понимает прогрессивная юность земли, решившая собраться на свой Форум солидарности в Москве и выработать стратегию дальнейшей борьбы за национальную независимость и освобождение, за мир.

Тогда, прощаясь со мной, Сулейман с маленького острова в Индийском океане сказал:

— Я сделал одно очень важное открытие. Я понял, что у моего маленького народа просто не хватит рук, чтобы пожать руки всех друзей во всем мире. Это будет самая радостная весть, которую я привезу на родину…

С. Голяков

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи