Улары

Улары


Я вылез на гребень минут за двадцать до восхода солнца и, прислонясь к холодной стенке скалы, старался восстановить дыхание. Высота — четыре тысячи пятьсот метров. Глубокое ущелье внизу еще скрыто мраком, и надо мной уже засверкали под первыми лучами ледяные грани шеститысячных громад одного из памирских хребтов — Музкольского.

Кажется, я успел вовремя: едва только ступил на каменистую площадку седловины, как тишину горного рассвета нарушил звонкий протяжный свист. Начавшись на низкой ноте, он становился все тоньше и, наконец, растаял в дрожащем разреженном воздухе. В ответ раздался такой же свист, и вскоре со всех окрестных скал понеслись призывные сигналы, прерываемые своеобразным клохтаньем.

Это проснулись улары.

Гималайские улары (их еще называют горными индейками) — крупные, красиво раскрашенные птицы из семейства фазановых. Они славятся своей осторожностью. Поэтому я заранее высмотрел путь, которым улары спускались на рассвете со скал к маленьким пятнам альпийских лужаек, зеленеющих на круты склонах. И сейчас я сижу с фотоаппаратом за грудой крупных обломков и жду.

Вот первая группа птиц сорвалась со скал где-то вверху и пошла вниз, издавая непрерывное звонкое клохтанье. Вскоре четверка птиц на распластанных неподвижно крыльях пролетела над моей головой, разрезая воздух с оглушительным свистом.

Улары почти разучились летать. На ровном месте они вообще не могут взлететь — им обязательно нужен уклон. Сорвавшись с крутого склона, улары сразу же переходят на скользяще пикирующий полет и так планируют к другому склону. Вверх они поднимаются только «пешком».

Птицы пересвистывались где-то совсем рядом. Внезапно за моей спиной посыпались камешки. Стараясь не дышать, я медленно повернул голову и увидел прямо над собой крупного самца, гордо стоящего на выступе скальной стены. Улар меня не заметил. Он постоял около минуты, вытянул шею и вновь протяжно засвистел. Так он и свистел, пока я поспешно наводил аппарат задубевшими от холода пальцами и щелкал затвором.

За время работы на Памире мне приходилось часто наблюдать этих птиц. В памирских горах обитает, собственно, два вида уларов — гималайский и тибетский. Гималайский улар, кроме Памира, населяет еще северо-западные Гималаи, горы Тянь-Шаня, Куньлуня и Гиндукуша. Тибетский улар — житель Тибет и окружающих гор, встречается в нашей стране только на Памире. Но и здесь он редок.

Весной, в мае, когда луговой пояс гор еще скрыт снегами, улары поселяются невысоко над долинами, и встретить их в это время довольно легко. Потом, когда тают снега, они забираются все выше, и в августе, для того чтобы найти их, приходилось забираться к самой линии вечных снегов, на высоту до пяти километров.

Найти гнездо улара очень трудно. Самка строит его — небольшую ямку в почве, кое-как выстланную несколькими перьями и веточками, — в укромных местах среди скал, часто совершенно недоступных.

Первое гнездо я обнаружил совершенно случайно. Мне надо было преодолеть головокружительный, но довольно широкий — более одного метра — карниз. На самой его середине, метрах в пяти от меня, из-под камня внезапно выскочила крупная птица и ринулась вниз. Улар! Я бросился вперед и почти сразу же наткнулся на гнездо. В небольшом углублении под выступом нависающей скалы на подстилке покоились шесть крупных пестрых яиц, отсвечивающих матовой скорлупой, как бильярдные шары.

Потом я несколько раз наведывался к этому гнезду, и каждый раз самка подпускала меня ровно на пять метров, а затем убегала. Возвращалась она обратно не раньше чем через полчаса, осторожно пробираясь к гнезду среди камней. Ее выдавал только слабый шорох осыпающихся камешков. Надолго покидать кладку было опасно. Из низко нависших туч все время сыпалась снежная крупа, зародыши в яйцах могли погибнуть от холода.

Птенцы улара появляются на свет одетые плотным серым пухом с затейливым черным узором. В этой пуховой шубке птенчик может не особенно опасаться частых летних заморозков и похолоданий. Окраска пуха хорошо гармонирует с цветом окружающих камней, и, хотя выводки уларов я встречал довольно часто, обнаружить птенцов, разбегавшихся и затаившихся среди камней, было нелегко. Уларка с испуганным квохтаньем бегала вокруг и, притворяясь подбитой, то падала на камни и катилась вниз по осыпи, теряя перья, то бежала в сторону, волоча крыло.

В октябре, когда на Памире наступает зима и снежные метели скрывают вершины, улары спускаются к подножьям гор, и нередко, особенно во время сильных снегопадов, ищут убежища у жилья человека.

Солнце в зените. Тишина нарушается только свистом ветра в расщелинах скал, слабым журчаньем талых вод где-то глубоко под осыпью и изредка резкими криками горных вьюков, стремительно несущихся вдоль скальных стен. Уларов не слышно. Они кончили кормежку и потихоньку ушли на дневной отдых вверх. Там они останутся до самого заката.

Можно возвращаться. Я поднимаюсь и, расправляя затекшие ноги, начинаю быстрый спуск вниз по крутым осыпям к зеленеющей внизу долине.

Р. Потапов, орнитолог, Ленинград

 
# Вопрос-Ответ