Комсомольск шестидесятых годов

Комсомольск шестидесятых годов


Гусеницы его танка оставили след на многих дорогах. А чаще дорог не было. Были леса, поля, воронки от бомб, болота и реки... И были бои. Бои всегда. Бои как будний день. И перед каждой атакой в памяти, словно фотографии из альбома, проносились картины прожитой жизни. Но вот война уже кончается. Эйслебен — еще один немецкий городок — сегодня будет взят. Эйслебен — шахтерский город. На его окраинах много шахт и штолен, но руду не будит звонкая песня отбойного молотка. Над шахтами гремят пушки. А как там, в Каратау, все ли еще цела его буровая? Вспоминается танкисту ноябрь 1937 года. Тогда в Казахстане были открыты мощные пласты фосфоритов. Видится танкисту белая палатка, в которой жил он шесть долгих месяцев, и тощие вязанки камыша — каждую камышину приходилось искать часами, ломать окоченевшими руками, чтобы разжечь костер и закоптить на нем кусок сырого мяса. Иосиф Ляпинков был первым геологом, зимовавшим в диком тогда горном краю. «Наверное, в Чулактау, — думал он, — будет большой горняцкий город...»

Это был последний бой лейтенанта Иосифа Ляпинкова.
Когда кончились боеприпасы, впереди осталось еще два немецких танка. Решение было принято всем экипажем — догнать и таранить. И оно было выполнено. Так погиб изыскатель сокровищ Черных гор. А до конца войны оставалось две недели...

«В ЦК ВЛКСМ.
Моя профессия геодезист, живу и работаю в городе Минеральные Воды. Когда поступала в техникум, моей мечтой было открывать новые реки и горы, наносить их на карту, находить удобные места для строительства новых городов... и вот я уже второй год работаю здесь, в Минеральных Водах, где каждая песчинка исхожена миллионами ног. Наверное, я неправа — и здесь есть много интересного, ибо каждая работа по-своему интересна. Но мне хочется, чтобы все было не так! Пошлите меня на стройку, и куда-нибудь подальше».
Письмо не было вложено в конверт.

Все это очень серьезно. А раз серьезно, надо показать ему. Ехать ведь вместе...

Он читал. Галя навсегда запомнила эти минуты.

Он посмотрел на нее. Бесконечная синь будто собственных глаз. Ей всегда казалось, что они говорят об одном — ее и эти глаза. А он сказал:
— По-моему, сегодня не первое апреля?

Синь глаз исчезла. Вместо нее — узкие темные щелки усмешки.
— Что, тебе здесь плохо? Стройка и здесь будет.
Скоро поженимся, пора и о своем доме думать. Такую хибару себе отгрохаем! А там сад, огород — вот тебе и целый перспективный план.
Потом она объясняла.
Он смеялся и много говорил.
А она ушла, запечатала письмо в конверт и опустила в почтовый ящик.
Через три недели из Москвы пришло направление. Адрес: Южный Казахстан, Джамбулская область, хребет Каратау, поселок Чулактау, строительство химической обогатительной фабрики.

Узкие полоски арыков и извилистые ленты дорог прочерчивают ширь побуревшей от зноя пустыни. А впереди, будто покрытые лаком, — черные горы Каратау. Им 500 миллионов лет. «Ландшафт этих гор удручающий», — писал побывавший здесь в 1906 году знаменитый русский геолог В. А. Обручев. «Угрюмыми и безжизненными» называл их путешественник В. П. Семенов-Тян-Шанский.

И вот Галя в Чулактау. Город совсем юн: он родился в 1963 году у подножья Черных гор. Молодые руки отвоюют у гор один миллиард. Именно столько тонн ценной руды может дать это величайшее в мире месторождение фосфоритов. Их хватит не только для Казахстана, но и на все среднеазиатские республики и даже на некоторые районы Российской Федерации. Фосфориты — витамины земли.

Но почему Каратау? Может быть, в стране нет других залежей фосфоритов? Есть. Наши Хибины не уступают по запасам американским Скалистым горам, месторождениям Туниса и Марокко. Но главное в том, что доставка хибинских фосфоритов на целинные земли обходится дорого.

А там, где землю обильно подкармливают суперфосфатом, урожайность пшеницы резко увеличивается. Это значит, что можно будет получать хлеба завтра в три раза больше, чем сегодня!

Поэтому здесь идет бой.
За каждый метр подземной галереи.
За каждый кирпич главного корпуса.
За каждый винтик флотационных машин.
Здесь происходит горячее сражение со временем. Здесь комсомольская ударная стройка!

Здесь, в Чулактау, услышала Галя о танкисте Иосифе Ляпинкове. Она каждый день идет по его следам. Вместе с маркшейдерами Ритой Сергеевой и Валей Сулеймановой и с сотнями других сверстников. Сегодня она на переднем крае борьбы за большую химию. Рита приехала сюда из Кирова, Валя — из Старого Оскола...

Пожалуй, всех не пересчитать. Тысячи юношей и девушек приезжают сюда со всех концов страны. Они полюбили этот богатый, замечательный край, слагают о нем стихи, мечтают о том, каким будет завтра этот город юности — Комсомольск шестидесятых годов.

Владимир Исаев
Каратау

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи