Жизнь после жизни

Жизнь после жизни

ВОЗРАСТ АКТИВНОЙ МУДРОСТИ
Мэри К. Бейтсон
М.: Карьера Пресс, 2013. 352 с.
Перевод с английского Ирины Ющенко

Известный американский антрополог считает: увеличение возраста зрелости может стать важным ресурсом для развития общества

Дочь двух классиков антропологии — Маргарет Мид и Грегори Бейтсона — Мэри Бейтсон пошла по стопам своих родителей. Но в отличие от них предметом своего исследования она сделала не экзотическое племя с далеких островов, а народ, к которому практически все мы раньше или позже будем принадлежать, — старики. Выбор темы объясняется тем обстоятельством, что, по мнению Бейтсон, благодаря удлинению возраста детства и зрелости «статус человека как вида в настоящее время претерпевает глубокие изменения».

Еще недавно в любом обществе человек вырастал, взрослел, становился тем, кем ему полагалось стать, и оставался им, пока хватало сил. А когда его настигала старческая немощь (до которой доживали немногие), он отходил от активных дел, превращаясь в объект заботы более молодых членов семьи. Но в последние лет сто все изменилось. Развитие систем всеобщего пенсионного обеспечения вместе с успехами медицины  фактически создало новый, небывалый этап человеческой жизни: между уходом на покой и настоящей дряхлостью проходят десятилетия. По мнению Бейтсон: «Сегодня старение стало разновидностью искусства, основанной на импровизации и требующей воображения и желания учиться. Увеличение продолжительности жизни заставит нас не только пересмотреть свои ожидания, но и отыскать неожиданные возможности выстроить жизнь по-новому».

Бывший судостроитель на пенсии стал ювелиром, а бывший главный консультант сети отелей Sheraton — типичный белый американец из среднего класса — неожиданно увлекся проблемой доступности высшего образования для чернокожих. Он проводит исследования, издает журнал и с неподдельным беспокойством говорит об изменениях отношения к образованию у цветной молодежи. Другие герои книги Бейтсон подвизаются в качестве консультантов на своих прежних местах (оказывается, работа — это прекрасно, если заниматься ее сутью, а не бумажками и объяснениями с начальством!), подаются в социальные работники, занимаются искусством. И конечно же, преподают.

Вроде бы ничего особенного — каждый из нас и сам может вспомнить таких людей. Но Бейтсон в своей книге не просто коллекционирует жизненные истории. Она рассматривает сам феномен появления нового социального возраста, заметно изменивший общество, но до сих пор толком не осознанный им. Рассматривает и как проблему, и как новое окно возможностей. В самом деле, строя свою жизнь заново, человек может уже не думать о том, прокормит ли его новое занятие, насколько оно модно, престижно и т. д. И эта неожиданная свобода делает «зрелость-2» ресурсом не только для личности, но и для общества.

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи