Дания и Литва, январь 1413

Дания и Литва, январь 1413

Дания

Бургундский рыцарь Жильбер де Ланнуа собрался в страну, которую он опишет в своей книге и назовет Россией

Литва

Великий князь Витовт назвал Жемайтию частью Литвы, подобрав этому лингвистическое обоснование

Де Ланнуа, изображенный под своим фамильным гербом в облачении ордена Золотой шпоры, впоследствии прославился как искусный дипломат

Так должен был выглядеть Витовт в 1412 году в представлении монахов-августинцев из Бреста, заказавших этот портрет в XVII веке

27-летний бургундец записался добровольцем в поход против неверных, который организовывал Тевтонский орден. Что это за неверные, де Ланнуа толком не знал. Он ехал просто посмотреть мир и помахать мечом. Морской путь из Франции в Пруссию лежал через Данию. На Святки 1413 года рыцарь остановился в замке датского короля и там на пиру стал спрашивать датчан, какие страны лежат к востоку от земель ордена. Ему рассказали, что самый богатый и интересный город в той стороне — это «Великий Ноегард в русской земле». Повоевав в рядах тевтонского войска (противниками оказались католики-поляки), де Ланнуа отправился в Новгород. Там иностранцев принимали охотно, посадник даже дал в честь рыцаря обед. Посетил бургундец и закрытый для рыцарей приграничный Псков, куда проник под видом купца. Размеры Новгородской земли поразили его. В своих записках он отметил, что это не какое-нибудь княжество, а целая страна, названная им la grant Russie — «великая Россия». Книга де Ланнуа стала первым западным описанием России, где сообщаются бытовые подробности. Например, «женщины там носят диадему вроде нимба у святых» (подразумевается кокошник). Самое большое впечатление на бургундца произвела русская зима: «...в России водятся зайцы, серые летом и совершенно белые зимой», а «серебряная чаша, которой я набирал воду из проруби, примерзла к моей мокрой руке».

Жемайтия — приморская часть современной Литвы, была тогда «ничейной землей». Местное население, в отличие от христиан-литовцев, поклонялось языческим богам. В 1384 году в обмен на залог в триста тысяч золотых Витовт согласился признать над Жемайтией суверенитет Тевтонского ордена, для которого жемайты оказались строптивыми подданными: одно восстание следовало за другим. Наконец польский король Ягайло и Витовт решили, что раз рыцари не могут справиться с дикими язычниками, у которых и городов-то нет, то не так уж орден и силен. Союзники разгромили рыцарей в Грюнвальдской битве, после которой Витовт объявил Жемайтию частью Литвы. Ягайло спросил: «Брат, ну какая Жемайтия — Литва?» Витовт ответил, что раз по-литовски «жемас» — низкий, а «аукштас» — высокий, следовательно Аукштайтия, как называлась литовская область вокруг Вильнюса, — это верхняя часть страны, а Жемайтия, соответственно, нижняя. Тевтонцы пожаловались римскому папе, что Витовт мешает им крестить язычников-жемайтов. Папа мог не утвердить условия мира и тем свести на нет победу под Грюнвальдом. Чтобы выбить из рук врага этот козырь, Витовт сам отправился в Жемайтию и сообщил оттуда в Рим, что жемайты обратились в католичество. Так объединились две ветви литовского народа, и в Европе не осталось ни одной языческой страны. А триста тысяч немцам вернули, хотя и без процентов.

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи