Стругацкие в приложениях «Вокруг света»

Стругацкие в приложениях «Вокруг света»

В 1960-е годы журнальные приложения публиковали отрывки из книг братьев-фантастов, чтобы создать их повестям репутацию «проходных»

Научно-фантастический журнал «Искатель» был создан в 1961 году как литературное приложение к «Вокруг света». Здесь обычно публиковались короткие рассказы — жанр, от которого Стругацкие к тому времени стали отходить. Чтобы помочь фантастам, испытывавшим сложности с цензурой, редакция придумала рубрику «За рабочим столом писателя», где помещались отрывки из еще не напечатанных повестей. В СССР частично опубликованную вещь было гораздо легче «пробить» и издать

«Искатель» № 6 за 1964 год, где был напечатан отрывок из новой повести «Понедельник начинается в субботу»


Нажмите для увеличения

 

Отрывок из повести «Стажеры» под заголовком «Генеральный инспектор». «Искатель», 2 № 2, 1962 год

 

В редколлегию «Искателя» входили фантасты Иван Ефремов, покровитель и защитник Стругацких, и Виктор Сапарин, тогдашний главный редактор «Вокруг света», учредивший «Искатель» к столетнему юбилею журнала

 

«К вопросу о циклотации». Фрагмент рассказа. Один из последних рассказов братьев Стругацких. Впервые опубликован в приложении к «Вокруг света» спустя 45 лет после написания. «Полдень, XXI век», № 4, 2008 год

К вопросу о циклотации

Я заговорил о боге не случайно. Наверняка найдется гражданин, который с примитивной едкостью заявит: «Ах, так вы верите в возможность искусственного создания нашей Земли и нас с вами? Интересно у вас это получается! Библия, выходит, повашему, права, а материализм вы, молодой человек, коту под хвост отправляете?»

Между прочим, хотя сам этот гражданин в бога не верит, рефлекс его на искусственное происхождение чисто автоматический. Больше всего на свете он боится, как бы такое предположение не привело его сограждан в объятия православной, мусульманской и иных церквей. Есть у нас такие граждане, рассматривающие достижения науки с точки зрения юродивых, истовых бабок и князей всех религий. Когда их слушали, то запрещали красное смещение, космологию, кибернетику, экспериментальную биологию и многое другое. Потому что при желании все на свете, а особенно принципиально новое и не столь доступное как дважды два — четыре, можно объяснить божественным волеизъявлением. И никак эти граждане не могут понять, что всякая такая идея возвышает реального человека и ослабляет позиции гипотетического бога, ибо поднимает человека до уровня бога — всемогущего и всевластного, так что богу места просто не остается. И я думаю, всё, даже самое сверхфантастическое возвышает человека и зачеркивает бога, потому что придумано человеком, на основе созданного человеком и в конечном счете пойдет на пользу человека. Так что искусственное происхождение человека — идея вполне допустимая, трудно только ее доказать, а если человек возник естественным путем, то и невозможно.

Легко себе представить и еще одно осложнение: многим ужасно не хотелось бы иметь искусственных предков. Не знаю, почему. Вероятно, это отрыжка тех времен, когда человеку казалась кощунственной мысль о родстве с обезьяной. Я, например, не вижу особенной разницы: ведем мы свое происхождение от комочка живой слизи, которая возникла в первобытном океане естественным путем, или этот комочек забросили в горячую воду чьи-то умелые, знающие руки (или даже щупальца). Щупальца мне даже интереснее, ведь это обещало бы, что и я смогу сделать когда-нибудь то же самое. А из естественного происхождения такой вывод прямо не следует.

Однако спорить с бывшими ревностными противниками обезьяньего происхождения совсем уже невозможно, потому что аргументация их не логическая, а эмоциональная: не может быть, потому что мне это не нравится. И вообще не может быть. Чтобы я позволил, чтобы меня кто-нибудь слепил!? Да ни за что! Не желаю.

 
# Вопрос-Ответ