Границы братства

Границы братства

Под Новым мостом в Братиславе расклеены портреты ныне живых участников Словацкого национального восстания, которые в 1944 году сражались с нацистами за настоящую независимость своей родины

Ровно 20 лет назад Чехословакия разделилась на два независимых государства. Это единственный в истории бывших социалистических стран «развод», который прошел без взаимных претензий и конфликтов

В новогоднюю ночь с 1992 на 1993 год пражское телевидение исполнило лишь первую половину двухчастного чехословацкого гимна, то есть только гимн Чехии. По словам моего чешского друга, тогда он «основательно набрался» и разрыдался от тоски по потерянной родине. Немало было и тех, кто на вполне трезвую голову переживал из-за распада державы. Но не нашлось ни одного «чехословака», который бросился бы грудью на защиту родной федерации. Никто не сжигал себя в знак протеста, как во время советской оккупации ЧССР. Страна распалась незаметно. Перескажем «краткое содержание предыдущих серий» чехословацкой эпопеи. В X веке, после гибели единой  Великоморавской державы под ударами завоевателей, предки словаков оказались в составе Венгрии, а чешское княжество попало в зависимость от германских государств. Даже в составе Австро-Венгрии (с XVII века) Словакия оставалась частью Венгерского королевства, а Чехия — частью Австрии. В 1918 году Австро-Венгрия развалилась, не пережив Первой мировой войны. Победители учредили для двух народов общее государство, которое окончательно распалось лишь в 1993-м.

Хроника единства

1918 Объявление о создании Чехословакии. 1938 Оккупация Чехословакии нацистами.
1939 Создание независимой Словакии и включение в состав Третьего рейха протектората Богемии и Моравии.
1944 Словацкое восстание, подавленное нацистами.
1945 Освобождение Чехословакии. 1948 Коммунистический переворот.
1968 Оккупация Чехословакии странами Варшавского договора.
1969 Превращение Чехословакии в федерацию, появление федерального и двух национальных правительств.
1989 Бархатная революция, свержение коммунистического режима, переименование Чехословацкой Социалистической Республики (ЧССР) в Чешскую и Словацкую Федеративную Республику (ЧСФР).
1993 Разделение ЧСФР. 2004 Вступление Чехии и Словакии в Европейский союз.

Чехословакию добила крона Беловежской

Пущей для Чехословакии стала вилла Тугендгат в городе Брно, столице Моравии. Здесь в 1992 году вели переговоры Вацлав Клаус и Владимир Мечьяр — премьеры национальных правительств Чехии и Словакии, над которыми еще формально работало федеральное правительство. «Вацлав поступил так, как делал всегда. Он взял доску и мел, провел вертикальную черту и сказал: «Смотрите, наверху у нас унитарное государство, внизу — разделение, а между ними широкая шкала, включающая как крепкую федерацию, так и полную конфедерацию. И теперь давайте посмотрим, где на этой шкале мы можем встретиться», — вспоминает участник переговоров Мирослав Мацек, в 1992 году министр и заместитель председателя правительства Чехословацкой федерации. Однако местом встречи оказалась самая нижняя точка, означавшая «развод». По словам Мацека, обсуждение продолжалось до тех пор, пока даже Вацлав Клаус (в марте 2013 года он покидает пост президента Чехии), этот «большой борец» за единство государства, не понял, что условия словаков, которые хотели федерацию с «двумя центральными банками — в Праге и Братиславе», для чехов неприемлемы. «Я это назвал тогда словацкой независимостью с чешской страховкой», — смеется Мацек. После этой встречи всякие разговоры о сохранении федерации прекратились. 25 ноября 1992 года был принят конституционный закон «О прекращении существования Чешской и Словацкой Федеративной Республики». И с 1 января 1993 года Чехия и Словакия стали отдельными государствами.

Тайная церковь

О разном отношении к католицизму чехов и словаков знают многие, но мало кто за пределами Словакии сейчас помнит, что в победе над коммунистическим строем церковь здесь сыграла приблизительно ту же роль, что и в Чехии либеральные диссиденты вроде Вацлава Гавела. Уже в 1950-е давление со стороны властей заставило многих словацких священников эмигрировать. Самые стойкие уходили в подполье, как Ян Хризостом Корец, который уже в 27 лет был тайно рукоположен в сан епископа, много лет работал то простым рабочим на заводе, то дворником и восемь лет отсидел в тюрьме. Вместе с другими служителями словацкой Тайной церкви он организовывал подпольные богослужения, выпускал самиздатовскую литературу. И это религиозное движение, по свидетельству братиславских политиков, в свержении коммунистической власти в 1989 году сыграло в Словакии более важную роль, чем разрозненные группки местных либеральных интеллигентов.

Справа: Чешские девушки теряют голову не только от словацкой музыки, но и от словацких музыкантов
Слева: Стоматолог, эксминистр труда и социальных дел ЧСФР Мирослав Мацек уверен, что у Чехословакии не было даже самого маленького шанса на то, чтобы сохраниться в качестве единого государства

*****
На первый взгляд разницу между Чехией и Словакией заметить очень трудно. Одеваются оба народа практически одинаково. Никаких изысков вроде баварского национального костюма или рубашек «вышиванок», которые в Словакии 20 лет назад были таким же символом самостоятельности, как на Украине середины нулевых. Очень похожа и кухня. В обеих странах приезжие, которые не встают в шесть утра и не обедают в одиннадцать, обречены питаться одним готовым блюдом — гуляшом. В Словакии это чаще густой суп, как в Венгрии. Чехи же предпочитают просто тушеное мясо с большим количеством соуса. Но и тот и другой варианты встречаются по обе стороны границы. Так почему, прожив более 80 лет вместе (с перерывом на Вторую мировую войну, когда Чехия была германским протекторатом, а Словакия марионеточным государством), словаки и чехи разбежались по национальным квартирам? Если спросить самих бывших чехословаков, то они тоже вряд ли дадут внятный ответ.

«Если бы народы двух республик тогда спросили, хотите ли вы разойтись или останетесь жить вместе, то они высказались бы за совместное проживание», — рассказывает посол Чехии в России Петр Коларж. «Социологические опросы в 1992 году свидетельствовали, что большинство даже в Чехии, а уж тем более в Словакии однозначно было за сохранение федерации», — подтверждает со словацкой стороны почетный председатель Гражданской консервативной партии Словакии и активный противник разделения ЧСФР в начале 1990-х Петр Заяц. Проведения референдума добивались многие, в том числе Вацлав Гавел, президент ЧСФР. В России и сегодня некоторые думают, что референдум был, как в СССР,  и чехословаки высказались за сохранение федерации. Однако это не так. Национальные правительства Чехии и Словакии сумели найти повод не спрашивать свои народы. «Юридически проведение референдума было невозможно», — уверяет Ян Чарногурский, создатель Христианско-демократического движения и глава словацкого национального правительства с 1991 по июнь 1992 года. По его словам, в ЧСФР не было закона о референдуме, что и решило вопрос.

Как и в России, резиденцией президента Чехии стал главный замок страны — Пражский Град. Почетный караул охраняет не только Вацлава Клауса, но и могилы королей в соборе Святого Вита и Золотую улочку

Кстати, юриста Чарногурского многие называют одним из авторов словацкой независимости, хотя он сам свои заслуги оценивает весьма скромно. «Я действительно говорил, что каждый должен вступать в Евросоюз со своей собственной звездочкой», — объясняет он позицию, занятую в 1992 году. В итоге именно словацкий парламент сделал первый шаг к полному разделению Чехословакии, приняв декларацию о суверенитете.

«Разводились» чехи со словаками в пропорции два к одному. Потому что словаков ровно вдвое меньше, чем чехов — пять миллионов против десяти. В таком же соотношении разделили все государственное имущество Чехословакии, даже долги. На советских долгах ЧСФР Братислава заработала около 1,8 миллиарда долларов, а Прага вдвое больше. Разделены были чехословацкая крона, золотой запас Чехословакии, все госпредприятия и даже зарубежные дипломатические представительства. «Как сегодня помню, как это происходило в посольстве бывшей Чешской и Словацкой Федеративной Республики в Киеве на Украине, куда я приехал на дипломатическую миссию в самом начале 1993 года, то есть в первые недели существования уже самостоятельной Словакии», — рассказывает словацкий посол в Москве Йозеф Мигаш. «Здание делилось приблизительно пополам, гаражи под зданием так же, а предметы интерьера — два к одному: два стола для чехов, один для словаков, два шкафа для чехов, один для словаков… Приблизительно так это было и с картинами, и с другими произведениями искусства, принадлежавшими бывшему чехословацкому посольству на Украине, — вспоминает он. — Иногда это выглядело смешно, но главное, что все происходило без драк, ссор и обид — спокойно, достойно и культурно».

Справа: Главный редактор чешского диссидентского журнала «Листы» Вацлав Буриан сожалеет о Чехословакии, но верит — все к лучшему
Слева: Эта улица чешского городка Судомержице оканчивается уже в Словакии. На границе только дорожный знак

Словакам досталось чуть ли не 1000 танков, из которых сегодня на вооружении менее трех сотен, и дюжина советских истребителей МиГ-29 — как в счет все тех же советских долгов, так и в наследство от Чехословакии. Вообще львиная доля военного имущества отошла словакам. Либералы в Праге стремились в НАТО, уповали на европейскую солидарность и сознательно избавлялись от армии, демилитаризовав свое общество. Словаки любят армию больше, чем чехи. На словах практически любой с удовольствием сделает пару милитаристских заявлений. Но воевать они не рвутся. Все проще: в пору существования федерации именно в словацких землях сконцентрировалась большая часть оружейных заводов.

«Они развалили армию, и мы остались без работы. Это все Гавел виноват, он Чехословакию угробил, — возмущенно бурчит 75-летний словак, с трудом залезая на велосипед. — Сам-то я работал на нефтеперерабатывающем производстве, но и его сейчас нет, загнулось. А вообще отстаньте от меня, идите в пивную, там молодые ребята собираются, они вам лучше расскажут, а я в политику не лезу».

Конечно, эти люди сейчас хотят верить — если бы не падение коммунистического режима и последовавший распад федерации, они бы производили до сих пор чехословацкие танки и горя не знали бы. Гавела они критикуют как самого яркого представителя всего антикоммунистического и нового. А ведь он, хоть и выступал за демилитаризацию страны, был против разделения Чехословакии. В действительности развал ВПК начался заметно раньше, заверяет Ян Чарногурский. Он объясняет, что большая часть продукции шла на экспорт, а с развалом советского блока за нее просто перестали платить. И теперь те инженеры и квалифицированные  отделились, и это было правильно, но виноваты в этом чехи со своим гонором, менторским тоном и высокомерным отношением к «словацкой деревенщине».

И в Чехии, и в Словакии я задавал всем собеседникам один и тот же вопрос: верным ли было решение о разделении Чехословакии или 20 лет назад власти двух республик совершили историческую ошибку? Лишь дважды мне четко сообщили, что это было неправильное решение. Такого мнения придерживались старик на велосипеде в словацкой пограничной Скалице и политик Петр Заяц, который, кстати, сразу оговорился, что сделанного уже не изменишь. Все остальные собеседники вне зависимости от рода деятельности, возраста и национальности сходились на том, что решение было правильным. «Считаю, что все сделали верно», — со смехом отвечает девушка-кассир в Национальном музее. Но вопрос «А почему?» поставил ее в тупик. «Спросите лучше вон ту пани, ей больше лет, чем мне, она помнит то время», — сразу тушуется девица, указывая на охранницу, которой на вид не менее 50 лет. Но музейная работница «со стажем» отрезает: «Не обижайтесь, но я на работе и на такие вопросы отвечать не буду».

Лидер Коммунистической партии Чехии и Моравии Войтех Филип старается как можно аккуратнее ответить на вопрос. Конечно, распад Чехословакии — это не вполне верное решение. Для жителей обеих стран создали массу проблем. Например, чехам, которые в период существования федерации работали в соседней республике, приходится самостоятельно добывать там подтверждающие этот факт документы, чтобы оформить пенсию. Пострадала и экономика обеих республик. Только Чехия, по расчетам лидера коммунистов, потеряла не менее 100 миллиардов крон на постройке пограничных пунктов (которые проработали совсем недолго — до вступления обеих стран в ЕС), обустройстве границ, переименовании учреждений. А затраты Словакии были заметно больше, так как пришлось создавать почти весь государственный аппарат.

В Братиславе есть свое высотное кафе, но оно не на телебашне, как в Праге, а на вершине моста через Дунай

 
«Долгие столетия Словакия жила либо вместе с кем-то, либо под кем-то»

Президент Словакии Иван Гашпарович специально для «Вокруг света»

Как вы лично оцениваете сегодня результаты разделения Чехословакии?

20 лет самостоятельной государственности Словакии и Чешской Республики ясно показали, что мирное разделение страны конституционным путем было правильным шагом. Можно сказать, что обе нации — чехи и словаки — таким образом взяли на себя каждый свою меру ответственности за реализацию масштабных и глубоких социальных структурных реформ. Реформ, которые обеспечили в конечном результате весьма успешный переход Словакии и Чехии от тоталитаризма к демократии и от планируемых государством экономик к рыночным экономикам. Прекратились такие длительные, но бесплодные дискуссии политических элит и общественности о том, кто за кого в общем  государстве «доплачивает», кто кому препятствует в трансформации и проведении реформ. Оба вновь созданных государства вскоре после разделения федерации стали полноправными членами Организации Объединенных Наций, а позднее, после выполнения серьезных предварительных условий, и участниками передовой европейской и евроатлантической интеграции (ЕС и НАТО). Более того, я убежден, для нас, словаков, было психологически важно полностью увериться в том, что мы умеем самостоятельно и в целом успешно управлять своими собственными делами. Это существенный момент, поскольку мы понимаем, что долгие столетия Словакия жила либо вместе с кем-то, либо под кем-то...

Принесло ли разделение Чехословакии какие-то выгоды или потери?

Я уверен, и это подтверждает развитие на протяжении последних двух десятилетий, что от политических решений, принятых в осенне-зимний период 1992 года, выиграли граждане Словацкой Республики и Чешской Республики. Конечно, государство и его имущество нельзя разделить точно как в аптеке. На тот момент Словакия не была хорошо подготовлена к размежеванию. Тем не менее сегодня я могу подтвердить, что никогда за долгую общую историю словаков и чехов наши отношения не складывались так хорошо, как с момента разделения федерации и до сегодняшнего дня. Мы почитаем Чехию за своего ближайшего союзника и истинного стратегического партнера. Подчеркиваю, это не только мнение словацкой политической элиты, это также, я осмелюсь утверждать, мнение словацких и чешских граждан.

*****
Ни в чешских, ни в словацких пивных тема разделения двух стран популярностью не пользуется. Вацлав из Судомержице, владелец «господы», то есть маленького ресторанчика, как-то неопределенно машет рукой в сторону Словакии, которая начинается приблизительно в сотне метров от его заведения. «Рыдали они там, когда Чехословакия разделялась. А нам-то что? Для нас ничего не изменилось. По мне, лишь бы клиент заплатил, хоть бы он и словак», — практически дословно цитирует он рассуждения о турках трактирщика Паливца из «Похождений бравого солдата Швейка». И после этого без проблем принимает в оплату евро, на которые еще в 2009 году полностью перешла Словакия, а сдачу дает в чешских кронах.

По обе стороны границы согласны — сегодня в Чехии дешевле, словаки ездят туда за покупками, и там в целом легче найти работу. Хотя и пограничный запад Словакии не отстает, заметно выигрывая по уровню жизни в сравнении с достаточно депрессивным востоком и севером республики. В целом же при формально почти равном уровне жизни в Словакии бросается в глаза более глубокое разделение на богатых и бедных. Конечно, тут нет мраморных дворцов рядом с убогими хижинами. Даже бездомные выглядят вполне терпимо. Но все же эта разница между Словакией и Чехией заметна, особенно если учесть, что словацкие цены, выраженные в евро, в пересчете на чешские кроны выглядят явно более высокими. Та же история, по словам словацкого президента Ивана Гашпаровича, и с зарплатами. Притом что средний доход в Словакии, по сравнению со средним доходом в целом по ЕС, достиг в 2010 году уже 68%, а в Чехии всего 66%, средняя зарплата у чехов в текущем году составит около 995 евро (в пересчете из кроны), а «усредненный» словак дотянет только до 805 евро. Как следствие, многие словаки едут в Чехию — там работают около 70 000  словацких граждан. Вот только чехи их не всегда готовы принимать с распростертыми объятиями, хотя в последние годы дали практически равные права на работу.

«Как отношусь к чехам?» — удивляется вопросу седой усатый краснолицый таксист, с которым мы уже минут десять блуждаем в одной из пригородных промзон Братиславы. «Чехи такие же люди, как мы, хотя, когда распалась Чехословакия, они меня живо без работы оставили». По словам Штепана, он работал в Чехии в Устинад-Лабем на нефтехимическом предприятии. Но в 1993 году оно было быстро приватизировано, и иностранные владельцы, вроде бы под давлением чешской части коллектива, отправили словаков домой. Впрочем, говорит он об этом без особых эмоций.

Справа: Меховым шапкам словацких гвардейцев, охраняющих президентский дворец, козырек не полагается
Слева: Как и большинство словацких политиков первой демократической волны, Петр Заяц сегодня не готов четко назвать причины разделения Чехословакии

Серьезных трений на этнической почве между чехами и словаками нет, межэтнических контактов стало меньше. Например, по сравнению с коммунистическим периодом, заметно меньше смешанных браков. Об этом в один голос говорят жители пограничных городков. Но это не навсегда, уверен Вацлав Буриан, издатель старого, известного еще в самиздате, чешского журнала «Листы». Он преподает в Оломоуцком университете и наблюдает, как в последние годы там растет количество студентов из Словакии, имеющих право бесплатно обучаться в соседней стране. «Словаков приезжает на учебу, конечно, меньше, чем при социализме приезжало их для прохождения военной службы, но все же достаточно для того, чтобы в ближайшее время и количество «чехо-словацких» семей заметно выросло», — подмигивает Вацлав.

И в Чехии, и в Словакии многие взрослые сетуют сегодня, что чешские дети уже не понимают словацких. Как в Москве почти нельзя найти книг на украинском, так и в Чехии практически не продают книг на словацком. Мало того, по утверждению Вацлава Буриана, чехи и не станут читать по-словацки. На слух они еще воспринимают этот родственный язык, но на чтение у большинства из них терпения уже не хватит. Так что недалек тот день, когда появится первый литературный перевод со словацкого на чешский вроде перевода Гоголя на украинский. Надо только чтобы появился в Словакии модный автор с мировой известностью, которого захотели бы читать молодые чехи, слабо понимающие словацкий.

Слева: Спустя 20 лет после разделения Чехословакии, в котором Ян Чарногурский сыграл не последнюю роль, он выдвигает свою кандидатуру на пост президента Словакии
Справа: В Чехословакии долгие годы главным транспортом был велосипед. Но сейчас о заполненных велостоянках у железнодорожных станций помнят только старики. Современные словаки, как и чехи, предпочитают автомобиль, даже если речь идет о поездке в булочную

О политической и общественной жизни соседей также узнают в основном по телевидению или из интернета. Пожилая продавщица прессы в приграничном словацком городке на мой вопрос: «Нет ли чешских газет?» — удивляется: «Зачем? — и показывает куда-то за спину: — Чехия там, там же и чешские газеты». Правда, чешский посол в Москве Петр Коларж уверен, что проблема не нова и не серьезна. «Отец запрещал мне читать по-словацки, пока я не сдам матуриту (экзамен на аттестат зрелости)», — объясняет дипломат. По его словам, семья смотрела словацкие пьесы и фильмы, слушала песни и радиопостановки на словацком, но читать детям запрещалось потому, что это могло негативно отразиться на их грамотности при сдаче экзамена по чешскому языку — уж слишком языки похожи.

Тем временем телевидение становится все более «чехо-словацким», хотя, по мнению одного из самых популярных сегодня в Чехии режиссеров Яна Гржебейка, «благодаря телевидению в Словакии лучше понимают чешский, чем в Чехии — словацкий». Но ведь помимо чешских передач, транслируемых на Словакию, совместными стали и многие ток-шоу и конкурсы, особенно музыкальные, которые идут и в Чехии. А среди молодых чехов сегодня весьма популярна словацкая эстрада.

Кстати, в 2010 году телеканалы Prima TV (Чехия) и TV JOJ (Словакия), проводящие шоу Česko Slovensko má talent (дословный перевод с обоих языков «У Чехо-Словакии есть талант»), организовали на Новый год исполнение одним из конкурсантов полного варианта чехословацкого гимна — к двадцатилетию с того дня, как его последний раз сыграли 31 декабря. «У нас очень немного своих телеканалов, например, совсем нет спортивных», — рассказывает словацкий бизнесмен из приграничного городка Скалица по имени Иржи в перерыве во время просмотра первой в истории  Континентальной хоккейной лиги чешско-словацкой игры между хоккеистами братиславского «Слована» и пражского «Льва». По словам Йиржи, недавно была попытка создать словацкий телеканал, но он просуществовал всего несколько месяцев. «Так что мы смотрим спорт по чешским телеканалам Nova и ČT-4», — сетует он.

Братиславский вокзал трудно назвать приятным местом, куда хочется вернуться. Здесь особенно заметно имущественное расслоение, характерное для Словакии. Замешкавшись на минуту, можно стать добычей профессиональных попрошаек

Предприниматель объясняет, что чехи — более агрессивные болельщики, чем словаки. «И драки бывают», — присоединяется к разговору его приятель. Хотя, как чехи и словаки определяют свои предпочтения в клубном хоккее, для иностранца, наверное, останется навсегда загадкой. В чешской команде сразу несколько словаков, и один из них как раз в этот момент бодро дает в зубы своему коллеге по национальной сборной, играющему за «вражеский» братиславский «Слован». В свою очередь единственный чех, играющий за словацкий клуб, забрасывает первую шайбу в ворота пражан. Разговор о хоккее затягивается, для словаков эта тема гораздо интереснее, чем разделение двадцатилетней давности. Болельщики слегка горячатся, уверяют, что специально, по дружбе, поскольку в Словакии, в отличие от Чехии, очень любят русских, «сдали» россиянам финал чемпионата мира по хоккею 2012 года. «Ведь у чехов же до этого выиграли, также как вы у них обычно выигрываете», — восклицает Йиржи.

Итак, в одной стране расплачиваются кронами, а в другой — евро. В обеих республиках остаются люди, которые ностальгируют по общему прошлому, но о воссоединении никто сегодня даже не заговаривает. Оно происходит само по себе, естественным путем. За счет постепенного объединения двух маленьких, но все равно слишком дорогих для Чехии и Словакии армий, за счет создания совместных чешско-словацко-польско-венгерских посольств. Словацкие игроки переходят в чешские хоккейные клубы и наоборот. Наконец, возобновляется традиция строить «чехо -словацкую» семью, где отец обычно чех, а мать — словачка.

Свойственного чехам и словакам скептицизма не хватает, чтобы приостановить эти интеграционные процессы, как 20 лет назад его было недостаточно для спасения Чехословакии. Напротив, многие готовы признать: «Мы были против развода, но политики, что бывает редко, оказались умнее и ответственнее нас». Потому что бывает и так — настоящая любовь приходит только после развода.

Пятая графа в чехословацком паспорте

Национальный вопрос сегодня стоит достаточно остро, особенно в Словакии. Самыми проблемными словаки в один голос называют венгерское и цыганское (политкорректно называемое ромами) меньшинства. По данным переписи населения, в стране проживает до 90 000 цыган, что составляет около 2% всех жителей Словакии. Однако местная пресса утверждает, что их гораздо больше — до 400 000. Звучат даже диковатые для XXI века предложения — ввести для цыган «добровольную» стерилизацию и выплачивать им за это некое вознаграждение.

Что касается венгров, то, по переписи 2001 года, их численность в Словацкой Республике составила 520 528 человек, или 9,7% населения. Они имеют две свои партии, одна из которых даже сумела пройти в парламент по итогам выборов, состоявшихся в начале 2012 года.

Но сегодня в Будапеште во власти много сторонников «Великой Венгрии», а словаки никак не могут избавиться от комплекса бывшей «колонии», так что отношения как у двух стран, так и у словацкого большинства с венгерским меньшинством очень сложные. Прямой агрессии не заметно, но при звуках венгерской речи лица некоторых собеседников в Братиславе каменеют.

Фото: Андраш Фекете

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи