Отражение в будущем

Отражение в будущем

МИР В 2050 ГОДУ
Под редакцией Дэниела Франклина и Джона Эндрюса
М.: Манн, Иванов и Фербер: Эксмо, 2013. 368 с.
Перевод Павла Миронова, Елены Захаровой, Катерины Кочкиной

Прогнозы развития цивилизации — особый жанр научной фантастики. Шанса, что они сбудутся, почти нет, но читать интересно и поучительно

Среднесрочные (до полувека) футурологические прогнозы бывают либо увлекательными, либо реалистичными. Первые будоражат воображение, но обычно попадают пальцем в небо. Вторые скучны, как растянутый в 10 раз пятилетний план, но с немалой вероятностью исполняются, пока не споткнутся обо что-то совсем непредвиденное.

В британском журнале The Economist хорошо понимали эту проблему и в основу сборника предсказаний на 2050 год положили самый надежный прогноз — демографический, ему посвящена первая глава. Население в развитых странах сильно постареет. Индия обгонит Китай по численности жителей, а молодая Нигерия превзойдет всех по темпам экономического роста. «Демография — это судьба», — напоминает афоризм Огюста Конта автор демографической главы Дэниел Франклин. И, отталкиваясь от этой судьбы, другие авторы в следующих 18 главах рассматривают перспективы войны и религии, интернета и демократии, инноваций и культуры, здравоохранения и глобализации, науки и финансов.

Экономический центр мира переместится в Азию, как это было до XIX века. Развитые страны станут менее демократичными, а развивающиеся — более, все подравняются. Межпланетных пилотируемых полетов не будет, как и базы на Луне, но китайцы могут туда слетать отметиться. В сетевых сервисах вместо вас станет логиниться ваша виртуальная личность со специального сервера. Климат на планете потеплеет на 1–2 градуса... Впрочем, по части климата мнения авторов разных глав расходятся, хотя и чувствуется общий консервативный уклон: мол, еще не факт, что потеплеет, а если и так — не страшно. Вообще, научно-технические прогнозы в книге выглядят менее убедительными, чем культурно-политические и социально-экономические. Но это не так уж существенно. Неожиданным образом оказывается, что основная ценность книги не в прогнозах, а в ретроспективах. Ведь для того чтобы заглянуть в будущее, нужно сначала оглянуться назад. И тут авторы попадают в свою стихию: книга просто сверкает интереснейшими фактами и сопоставлениями, графиками и тенденциями.

А что же сами прогнозы? Не для того ли они существуют, чтобы отражать в себе наше настоящее и недавнее прошлое? «Человеческая находчивость и изобретательность одержат верх над предсказателями, особенно пессимистами» — этими словами бывший научный редактор The Economist Мэтт Ридли открывает заключительную главу — точку сборки всей книги, из которой становится понятно: нам предложили массу интересных фактов и только один — консервативно-оптимистичный — способ их трактовки.

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи