Коллекционеры языков

Коллекционеры языков

Феномен полиглотов 
Майкл Эрард 
М.: Альпина Бизнес Букс, 2012. 384 с. 
Перевод Натальи Ильиной

Во все времена находились люди, знающие десятки языков. Как им это удается, каковы пределы их дара и чем они за него платят?

По мнению экспертов-социолингвистов, овладеть двумя-тремя языками способен каждый здоровый человек. В некоторых странах и регионах многие люди регулярно используют четыре или пять разных языков. Но никакая экономическая или культурная ситуация не вынуждает нас знать шесть и более. Это удел единиц, наделенных необычайными способностями и всепоглощающей страстью. Таких людей принято называть гиперполиглотами. Им и посвящена книга лингвиста и журналиста Майкла Эрарда. Эталоном для Эрарда стал кардинал Джузеппе Меццофанти, живший в первой половине XIX века и поражавший всю просвещенную Европу своей способностью непринужденно говорить с любым посетителем на его родном языке. 

Автор опрашивает (лично или по интернету) современных гиперполиглотов, читает мемуары и архивные документы, разговаривает с лингвистами, психологами ,  нейробиологами , устроителями языковых конкурсов... Однако и в конце своего исследования он не может однозначно сказать, почему на некоторых людей словно бы не действует «вавилонское проклятие». У каждого гиперполиглота свой метод изучения языков и свои отношения с ними. Эрард констатирует, что абсолютное большинство их — мужчины, что среди них необычно велика доля левшей и геев, что очень многие из них склонны к следованию раз и навсегда заведенному порядку и проявляют ту или иную степень аутичности. Но гиперполиглотами бывают и женщины, и правши, и натуралы. Пожалуй, наиболее характерной чертой гиперполиглотов можно считать страсть к собиранию и систематизации всевозможных коллекций, одним из проявлений которой становится освоение все новых языков. 

А что же наука? Феномен многоязычия изучается уже около 200 лет. Однако сегодняшние ученые, вооруженные компьютерными томографами, могут сказать немногим больше, чем их предшественники, измерявшие деревянными циркулями выпуклости на черепах гиперполиглотов или разглядывавшие в микроскоп срезы их мозга. 

Попытка разобраться с этим явлением приводит автора к оригинальному выводу: гиперполиглоты являют собой пример нейронного клана — «группы лиц, чей мозг идеально приспособлен для конкретного вида деятельности, которые видят свою миссию в осуществлении этой деятельности и культивируют развитие личности в направлении, соответствующем этой деятельности». В составе человечества всегда присутствует множество таких кланов, и общество на разных этапах своего развития востребует способности того или иного из них. По мнению Эрарда, современный мир с его глобализацией созрел для гиперполиглотов. 

 
# Вопрос-Ответ