Гвозди, прикрытые листьями

Гвозди, прикрытые листьями

Мелодичные песни фиджийцев под мягкие аккорды укулеле зачаровывают слушателя.

В крошечном скверике в центре Сувы, главного города островов Фиджи, стоит ничем не приметный белый обелиск. Можно двадцать раз пройти мимо и не обратить на него внимания — он стыдливо прячется в тени пальм. А между тем на его гранях сказано гораздо больше об истории колонизации островов, чем можно узнать о ней в местном музее.

Что музей! Гиды покажут вам макет английского корабля «Баунти», капитан которого был первым европейцем, увидевшим неведомые до тех пор острова. Правда, капитану было не до географических открытий. Высаженный тогда в открытом океане взбунтовавшейся командой, многие недели мучимый голодом и жаждой, Блай не осмелился пристать к неведомым ему островам.. Но, не веря в спасение, он все же описал и высчитал координаты архипелага.

Этот монумент в центре Сувы похож на надгробие. Действительно, здесь похоронена свобода островов, а надписи звучат, как эпитафии: «Фиджи — британская колония с 10 октября 1874 г.», «Первая публичная распродажа земли — 1880 г.».
Справа: На набережной Сувы, как и в Париже, сидят букинисты.

Слева: — Бананы — это очень вкусно, уверяю вас!
Справа: Охотнику обычно желают: «Ни пуха ни пера!», а что можно пожелать рыбаку?

Покажут вам страшные боевые мечи фиджийцев из железного дерева. В их лезвия искусно вмонтированы острые изогнутые акульи зубы. Обратят внимание на тсантсы — высушенные головы убитых врагов. Правда, тсантсы — экспонат с Соломоновых островов, но какая разница для гида: Малаита или Вити-Леву — «один черт — дикари Меланезии».

А перед коллекциями раковин и кораллов, чучелами пестрых тропических птиц у вас и вовсе разбегутся глаза.

Но не верьте экзотике. Крошечный обелиск на перекрестке объяснит все гораздо вернее. Сначала на остров пришли миссионеры, затем в поисках золота и сандалового дерева сюда устремились авантюристы и купцы. Они вооружили враждовавшие племена огнестрельным оружием, которое косило воинов с гораздо большим эффектом, чем это делали раньше деревянные мечи с акульими зубами. Взаимное истребление шло столь «успешно», что фиджийские вожди, потерявшие к тому времени всю свою власть и подчинявшиеся своим белым советникам, «попросились» в 1874 году под английскую корону. А через шесть лет на месте, где стоит обелиск, произошла первая распродажа земли. До этого фиджийцы и понятия не имели, что земля, которая всегда принадлежала всем, может перейти в собственность одного лица.

Как и века назад, буйвол — основной «механизм» в фиджийской деревне.

На созданные колонизаторами банановые, кокосовые и сахарные плантации были привезены батраки из Индии. Вербовщики обещали им рай, но переселенцев встретила плетка надсмотрщиков. Через несколько лет работы на плантациях у батраков не накопилось ничего, кроме долгов. О возвращении на родину можно было только мечтать...

Однако со временем подневольный труд стал малорентабельным. Английские плантаторы не выдержали конкуренции на мировом рынке. Лопнула сахарная компания. Тысячи рабочих сахарной плантации потеряли заработок.

Когда-то на Фиджи завозили рабочих. Теперь же здесь трудно найти работу даже с самой мизерной оплатой.

Нам довелось побывать на Фиджи год назад. Сува готовилась к встрече английской королевы. Город украсили гирляндами флажков, кое-где подновили здания, возвели трибуны для гостей перед дворцом губернатора. В порту, рядом с новейшими пакгаузами и стенками для швартовки современных океанских лайнеров, солдаты строили хижину из бамбука и пальмовых листьев. В ней должна была произойти церемония встречи фиджийских вождей с королевой. Королеве хотели преподнести ломоть экзотики: по фиджийскому обычаю, стены, стропила и крышу хижины крепили друг с другом веревочками из кокосовых волокон. «Дом без гвоздей» — зазывает туристов рекламный проспектик. Но скоро солдатам-строителям это надоело, и они стали загонять в стены самые что ни на есть банальные гвозди, маскируя их пальмовыми листьями...

Слева: Когда море отходит, рыбу можно черпать буквально голыми руками. Только не думайте, что это так легко — все дело в мастерстве и трудолюбии фиджийских женщин.
Справа: Жаль, не слышно уличного шума, не то вы убедились бы, что центр Сувы в часы «пик» оживлен не меньше, чем в любой столице.

Этот эпизод символизирует всю английскую политику на Фиджи. Ржавые гвозди эксплуатации колонизаторы пытаются прикрыть фиговым листочком разглагольствований о «цивилизаторской роли европейцев». Новейшие автомобили на улицах Сувы они выдают за небывалый прогресс, пришедший на острова.

Но стоит побывать хоть в одной деревеньке, как подкрашенная экзотика и разрекламированный прогресс оборачиваются нищетой. Пестрые туристские автомобили катят мимо рисовых полей, на которых до сих пор буйвол — единственный «механизм», а мотыга — главное орудие труда. Милые фиджийские деревеньки выглядят живописно только на рекламных проспектах. Грязь и антисанитария, неповторимая бедность и бесперспективность — вот что это на самом деле. Кажется, что поселения в джунглях и у берега океана не подвластны времени. Кажется, оно остановилось здесь много веков назад, и жизнь мчится мимо, не меняя стародавнего уклада.

Но есть и приметы нового времени. Несколько лет назад на Фиджи прошла первая в истории островов забастовка. Выступление рабочих и служащих Сувы было столь неожиданным и широким, что колониальная администрация не на шутку перепугалась.

Но борьба не окончена. Острова Фиджи слишком долго томились под колониальным гнетом. Близится пора освобождения.

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи