Параллели: Китай и Кунашир, 1812 год

Параллели: Китай и Кунашир, 1812 год

1812
Сентябрь

Китай

Русская духовная миссия в Пекине, возглавляемая Иакинфом Бичуриным, попала в отчаянное положение

Остров Кунашир

Русские военные корабли подошли к японской крепости, где был вероломно захвачен капитан-лейтенант Головнин

Священники и студенты миссии не один год ходили по столичным рынкам в китайском платье, ища работу или прося подаяние»
Командир шлюпа «Диана» Петр Рикорд хотел уже брать крепость штурмом, когда вдали показался японский торговый корабль»

Осенью 1812 года Синод не выслал денег на содержание в Китае православной духовной миссии. Весь бюджет империи был брошен на борьбу с нашествием, о миссионерах забыли на четыре года. Горстке священников и семинаристов нужно было продержаться в столице Китая до конца войны. Церковная утварь была заложена, некоторые здания миссии проданы. Изношенные рясы пришлось сменить на китайское платье. Как рассказывал отец Иакинф, один миссионер, «изучивший разговорный язык и прославившийся необыкновенной силой, сделался адвокатом по частным делам. Он брал верх не столько силою красноречия, сколько страхом, наводимым на судей. Другой пустился в торговлю, а не столь предприимчивые сидели в монастыре и терпели нужду». Сам Иакинф, отличавшийся большой любознательностью, был готов к испытаниям лучше всех. К тому времени он уже четыре года учил язык; ходил по рынкам и, спрашивая название каждой вещи, составил русско-китайский словарь объемом 10 000 иероглифов. Он владел языком не хуже самого образованного китайца и так поладил с местной бюрократией, что на время войны Палата внешних сношений оформила миссионеров как чиновников империи Цин и даже платила им небольшое жалованье. Углубившись в изучение языка, Бичурин собрал коллекцию книг и рукописей весом 400 пудов. На основе этих материалов он создал труды, давшие начало новой науке — синологии.

Командир «Дианы» Василий Головнин, исследовавший Курильские острова, не ожидал, что приглашение отобедать у коменданта японской крепости на Кунашире — ловушка. Японцы же действовали из мести, потому что в 1806 году командир судна «Юнона» Николай Хвостов сжег японский поселок на Сахалине и захватил несколько торговых кораблей. За такое самоуправство Хвостов был отдан под суд, но в Японии об этом не знали — закрытая страна ни с кем не поддерживала дипломатических отношений. Принявший командование «Дианой» Петр Рикорд перезимовал в Охотске и, приняв на борт морскую пехоту, собрался 7 (19) сентября высадить на Кунашире десант. Но сначала он захватил японский корабль, направлявшийся на Кунашир. Хозяин судна, богатый купец Такатая Кахэй, знал о Хвостове и Головнине. Он понял, что произошло недоразумение, и решил предотвратить войну. Кахэй взялся вести переговоры от имени Рикорда. Через год Головнин и его люди были освобождены. На исход переговоров повлияло известие о победе России над сильнейшей армией мира. Головнин вспоминал, что когда он получил журнал боевых действий и пересказал его японцам, «то они вдруг захлопали в ладоши, похваляя Кутузова и говоря, что он все сделал прямо по-японски, ибо их правило войны предписывает заманивать неприятеля как можно далее вглубь земли, сбирая меж тем со всех сторон людей, и потом окружить его».

Фото: RDA/VOSTOCK PHOTO, BRIDGEMAN/FOTODOM.RU

 
# Вопрос-Ответ