Настоящий поручик

Настоящий поручик

Анекдоты о поручике Ржевском не должны быть смешными. Они всегда непристойные — это их главное качество. Сейчас они часть школьного фольклора, призванного нарушать табу на сексуальные темы


У Ржевского богатая биография, несмотря на то что он вымышленный персонаж. Образ брутального и непременно остроумного военного существовал в анекдотах еще во время войны 1812 года. 

Имя Ржевского впервые появилось в 1940 году в «веселой пьесе» Александра Гладкова «Питомцы славы» (известной как «Давным-давно»). В самом начале, когда гусарский поручик Дмитрий Ржевский только появляется в доме Азарова, он произносит: «С дороги бы недурно закусить, / А то влюбляться на пустой желудок / Я как-то не привык». Это уже узнаваемый образ, хотя еще не классический анекдотичный Ржевский. 

Анекдоты, которые до сих пор пересказывают друг другу школьники, появились в 1960-е годы благодаря Эльдару Рязанову: он снял «Гусарскую балладу» по пьесе Гладкова к 150-летнему юбилею Отечественной войны 1812 года. В «Гусарской балладе» еще не было антагонистки Ржевского из анекдотов — наивной барышни Наташи Ростовой, она появилась в фольклоре на несколько лет позже благодаря ошеломительному успеху фильма Сергея Бондарчука «Война и мир». В 1970-е и начале 1980-х советский кинематограф породил еще как минимум полдюжины фильмов, в которых появлялись гусары («Звезда плени тельного счастья», «Дамы и гусары», «Сватовство гусара», «Эскадрон гусар летучих», «О бедном гусаре замолвите слово»). Обилие гусарского кино в сочетании с романом «Война и мир» из обязательной школьной  программы привело к тому, что реалии XIX века стали заметной частью советской повседневности. Правда, сильно с ней контрастировали — балы, дворянские собрания и другие привычки великосветского общества ни школьникам, ни большинству взрослых советских людей не были понятными. 

Этот контраст и стал плодотворной почвой для пошляка Ржевского из школьных анекдотов: поручик не умеет поддерживать разговор на балу с партнершей по танцу, не знаком с правилами светского поведения, не обучен тонкостям намеков, говорит о том, о чем не принято, и все воспринимает буквально. Это роднит его с дураком из фольклорных сказок. В светской (читай: культурной) обстановке, в присутствии невинной и утонченной Наташи Ростовой Ржевский говорит о максимально «низких» вещах — о сексе и об экскрементах. «Не беспокойтесь, это не грязь, а говно, засохнет — само отвалится», — говорит Ржевский Наташе на балу. 

Нарушение табу — главный прием, который объединяет серию про Ржевского, позволяет создавать все новые и новые анекдоты и отличает эту серию от любой другой — про Штирлица, Чебурашку, Брежнева. Отчасти эта функция нарушителя досталась Ржевскому от глуповатого военного из анекдотов XIX века — полуромантического, полукомедийного героя, веселого гуляки, пошляка, который старается выгодно жениться, но все же предпочитает попойки и военную доблесть. В печатной литературе из-за «низости» жанра они не появлялись, зато известен рукописный сборник салонных анекдотов 1857 года с историями про недалекого улана. 

Только советская культура анекдотов смогла породить непристойную серию о поручике Ржевском, которая противостояла всем проявлениям официоза — от высокой литературы до морального кодекса строителя коммунизма. И если вы встретите нескабрезные анекдоты о Ржевском, значит это не настоящий Ржевский. 

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи