Красноярск: Улица. Фонарь. Фонтан

Красноярск: Улица. Фонарь. Фонтан

Андрей Бильжо о городе, у которого богатое прошлое, короткое лето, чистая вода и красивые наличники

Это могла бы быть классическая строка из Александра Блока — с аптекой. В Красноярске есть очень старая аптека. Со старыми аптечными пузырьками. Я такие когда-то коллекционировал. Но дело в том, что в Красноярске фонтанов множество, десятки, если не сотни. Бывший мэр, товарищ Петр Иванович Пимашков, которого красноярцы прозвали Петром Фонтанычем, очень любит свой город. Как-то он сказал: «Что ж мы стоим на Енисее, что в переводе с эвенкийского значит «большая вода», да и считается Енисей самой многоводной рекой России, а у нас нет ни одного фонтана. Стыдно!» И фонтаны забили в Красноярске один за другим. Чуть ли не каждый предприниматель должен был выложить у своего офиса или магазина территорию плиткой  и пометить ее фонтаном. И вот в короткое и часто нетеплое лето стали бить в Красноярске фонтаны. Главный фонтан, точнее каскад фонтанов, тот, где в основе сидит мужчина по имени Енисей. Его называли еще красиво и нежно Иоанеси. Справа и слева над ним стоят по четыре девушки. Это реки, в Енисей впадающие, — Кача, Мана и другие. В центре каскада летит к Енисею девятая девушка — Ангара. Поэзия чистой енисейской воды.

После визита мэра Пимашкова в Бразилию в Красноярске в День города стали проводить карнавалы. Разные общины в национальных костюмах. А впереди шествия мэр в одежде воеводы, казака Андрея Дубенского. Андрей Ануфриевич Дубенский — основатель города. Памятник ему стоит на берегу Енисея в том месте, где воевода высадился в 1628 году с тремя сотнями казаков. Прибыли они за пушниной, которую называли забавно «мягкой рухлядью». Увидев крутой берег, красный из-за примеси окиси железа в породе, назвали это место Красным Яром и поставили здесь острог. Но на острог нападали местные племена. В основном киргизы, которые теперь следят за чистотой города. А тогда, чтобы следить за готовящимися набегами киргизов, на самой высокой точке Красноярска (сейчас район Покровка) казаки поставили вышку. Позже на этом месте воздвигли часовню Параскевы Пятницы. Она, между прочим, изображена на десятирублевой купюре, так стремительно исчезающей и меняющейся на десятирублевую монету. Жаль. На этой же купюре изображен Коммунальный мост через Енисей.

Памятник Чехову тоже стоит на берегу Енисея перед каскадом фонтанов, хотя был Антон Павлович в Красноярске всего один день, проездом на Сахалин. Бронзовый Чехов впереди всех, а за ним в затылок Енисей и отряд девушек-рек. Завершает этот взвод колонна с Аполлоном наверху рядом с театром оперы и балета.

Есть в Красноярске и памятник Ленину. Владимир Ильич держал путь в ссылку в Шушенское. С тремя своими товарищами по партии. Плыли они в Шушенское, кстати, на пароходе «Святитель Николай». На этом же пароходе шестью годами раньше, в 1891-м, плыл цесаревич Николай, будущий император Николай II.

Памятников Василию Сурикову в Красноярске много. И дом стоит, где он родился и жил. Мальчик Вася был писарем и на полях какой-то важной бумаги нарисовал муху. Каждый художник это поймет — рисование на полях. Рука ж сама рисует. Бумага попала губернатору. Губернатор хотел муху смахнуть. А она не улетает. Тут понял губернатор, что муха нарисованная. Так Васю отправили учиться в Петербург. Так Вася стал художником Суриковым. Прямым прадедом Никиты и Андрея Михалковых. На одном из портретов молодой Суриков в шляпе с черными усами, вылитый Никита Михалков в фильме «Свой среди чужих, чужой среди своих».

Из Красноярска я съездил в деревню Овсянку, где родился и провел последние двадцать лет жизни Виктор Петрович Астафьев, человек и писатель, на мой взгляд, выдающийся, свободный, бескомпромиссный. В доме-музее две скромные комнаты и одна комната для гостей. Там — стол, здесь — стол. А что, собственно, надо писателю настоящему? Бумага и ручка и желательно стол. Там я узнал много слов, которых раньше не слышал: «лапотина» — верхняя одежда, в отличие от нательной, «валек», «рубель», «каток» — для стирки и глажки. Кружева снизу простыни — «прошвы». «Лагушок» — сосуд для браги. Ставни крепко закрыть от воров изнутри — «зачекушить». «Сечка» и «корытце» — как бы мясорубка. Кусочек мяса называется «кумничок». Поэтично, не правда ли? Все это я услышал от замечательного экскурсовода в музее Астафьева. Память о писателе, к глубокому сожалению, вымывается. А должна подпитываться людьми, как Енисей подпитывается притоками.

В марте 1963 года Енисей перекрыли для строительства Красноярской ГЭС. При этом затопили 132 населенных пункта. Чего больше от ГЭС, пользы или вреда, неизвестно. Красноярцы считают, что вреда больше. Изменился климат, ушел осетр, да много чего ушло. А хариус ловится. Икра хариуса красная, мелкозернистая, очень вкусная. Я пробовал. А хариус водится, между прочим, исключительно в чистой воде. Так что чистая вода в Красноярске сохранилась не только в фонтанах. Сохранились и старые дома, деревянные в том числе. Жить там, уверен, нелегко. Туалет типа сортир на улице. И как зимой? А ломать дома тоже жаль. Наличники у них — залюбуешься. Мне кажется, надо дать людям квартиры, а в дома пустить художников, архитекторов. Устроить там библиотеки, кафе. Как это сделали, между прочим, в Норвегии. Но только не ломать! Иначе душа города исчезнет. 

 
# Вопрос-Ответ
Кто живет в Гренландии?

Эскимосы, датчане и другие европейцы

Где впервые ввели правила дорожного движения?

Первые такие правила ввел Юлий Цезарь в Римской Империи