Природа — уходящая натура

Природа — уходящая натура

Изучив порядка трехсот детских иллюстрированных книжек за последние семьдесят лет, американские ученые-экологи проследили, как из них постепенно уходили образы дикой природы, уступая место городским зарисовкам. Исследователи считают, что отсутствие картинок природы лишает детей возможности задумываться об экологии.

Однажды на курсах молодых родителей меня спросили о самых ярких детских воспоминаниях — таких, без которых мое собственное детство оказалось бы несостоятельным. Недолго думая я назвала воскресные походы в подмосковный лес. Если в какие-то выходные мы не отправлялись с родителями в лес, для этого должны были появиться обстоятельства непреодолимой силы — Новый год, похороны. Идея тренеров на родительских курсах была несложной: надо создать своему ребенку такие же важные воспоминания детства. И я повела свою дочь в лес. Правда, спустя полчаса вернула девочку обратно в естественную — в смысле городскую — среду обитания. Несчастную жертву деморализовали надоедливые насекомые, необходимость пробираться между деревьями, а главное — отсутствие внятной цели, ради которой мы все это преодолеваем. Объяснить, что здесь важен процесс, а не результат, не получилось. Природу современным детям проще любить издалека. Если у нашего поколения мультфильмы о медвежатах и зайчиках в лесу не вызывали вопросов (хотя любимым все-таки был сериал «Ну, погоди!»), то современным детям гораздо органичнее по многу раз пересматривать «Тачки». Точно так же книжки нашего детства — с нашей реальностью и нашими ценностями — не могут автоматически стать любимыми книжками наших детей. Если мы все как один читали Эрнеста Сетона-Томпсона или Жюля Верна, то они предпочитают Луиса Сашара — автора повести «Ямы». После этой книги про исправительный лагерь в раскаленной техасской пустыне природу можно разве что возненавидеть.

Недавнее исследование почетного профессора социологии из Небрасского университета Аллена Уильямса-младшего как раз посвящено тому, как менялось отношение к природе и какова динамика ее «негативного» образа, внушающего страх. Вместе с целой командой ученых он исследовал детские книжные иллюстрации и опубликовал результаты в журнале Sociological Inquiry. Чтобы отбор был репрезентативным, авторы сосредоточились только на книжках, награжденных медалью Кальдекотта — она учреждена Американской библиотечной ассоциацией. Всего ученые рассмотрели примерно 8000 картинок из 300 книжек, изданных с 1938 по 2008 год. Их беспокоило, в каком процентном соотношении в книжных иллюстрациях представлены город (дом, двор, улица), природа (растения, дикие животные и пейзажи) и смешанная среда (стриженый газон, домашние животные). Оказалось, что до конца 1950-х годов природы и города было примерно поровну, но начиная с 1960-х природа из детских книжек постепенно уходит. В конце 1990-х картинок с лесами и дикими животными уже примерно четверть, а к концу 2000-х таких остаются единицы. На 1980-е годы как раз приходится пик негативных образов природы — страшный лес, опасные дикие животные. За последние 30 лет, говорят авторы, сильно сократилась посещаемость природных парков. (Может быть, американские родители даже пытались выезжать туда со своими детьми, но так и не смогли объяснить им, зачем это нужно.) В то же время охрана природы — одна из ключевых тем для современного человека. Чтобы успешно социализироваться, нужно научиться говорить об экологии.

Если экология занимает умы цивилизованных взрослых, она не может в конце концов не появиться и в книжках для детей. Только вряд ли в детскую картину мира вернутся привычные медвежата и зайчики. Природа все чаще будет представляться как уходящая натура. Чтобы ценить ее, необязательно гулять в лесу — мы с дочерью гораздо больше любим продукты с фермерских рынок и мультфильмы Хаяо Миядзаки. Его истинно экологические произведения, кстати, лучше любых дидактических пособий рассказывают о тех катастрофах, которые происходят, когда человек нарушает баланс между городом и лесом.

 
# Вопрос-Ответ