Психология прошлого созыва

Психология прошлого созыва

Диссертация на соискание ученой степени кандидата политических наук

Тема
Психологические аспекты российского парламентаризма: анализ личностных особенностей депутатов партийных фракций Государственной думы РФ пятого созыва
Специальность 19.00.12
Политическая психология (по политическим наукам)
Москва — 2010

Еще когда я училась на втором курсе, к нам из Москвы вернулся один из наших выпускников, аспирант, который стал у нас преподавать и который, собственно, и «привез» к нам политическую психологию. Вообще мне всегда была интересна личность в политике, а не политический процесс. Поэтому я решила специализироваться именно в этой новой для меня науке. Когда я приехала в Москву, в аспирантуру МГУ на кафедру политпсихологии, мой научный руководитель Елена Борисовна Шестопал посоветовала мне сосредоточиться на людях в партиях. Так я включилась в огромный межвузовский проект «Человеческий капитал региональных и федеральных политических элит».

Важно понимать, что политолог моего профиля должен быть над политикой, смотреть на нее с высоты. Фальсифицированы или нет результаты выборов, для политического психолога, который занимается личностью, не важно. Вообще политическая психология традиционно рассматривает в основном президентов. Законодатели с точки зрения политического лидерства практически не изучены. Для анализа я выбрала Государственную думу. Методы изучения психологических портретов политиков были выработаны на кафедре в рамках проекта, в котором я работала. Изначально основным методом диссертации должно было стать глубинное интервью. В итоге это оказалось не совсем так. Нам нужно было исследовать представителей всех партий, а кроме этого, мы выделили три группы деятелей, которых мы посчитали именно представителями элит, — заместители председателей Думы, руководители партийных фракций и руководители комитетов или их заместители. Всего 12 человек. С точки зрения соцопросов это маленькая выборка, но я использовала качественные глубинные интервью. Это дает другие результаты, дает больше информации. Кроме того, моей целью не был всесторонний анализ абсолютно всех депутатов, я хотела лишь обнаружить и исследовать какие-то общие моменты, тенденции.

Я оценивала личности законодателей с нескольких позиций: Я-концепция, операциональный код, мотивы. С мотивами все просто: мотив достижения, мотив власти, мотив аффилиации, то есть стремление человека к сближению с другими, к дружбе с ними, к общению. В интервью были включены вопросы, которые помогали мне определить преобладание того или иного мотива. Операциональный код показывает когнитивную составляющую личности человека. Это система математическая, для ее построения выбираются определенные слова-индикаторы и с помощью формул, таблиц и математических вычислений делаются выводы. Я-концепция — это то, как человек видит себя. Опросный лист строился таким образом, чтобы ответы можно было расположить в кластеры. Приложением шла методика шкалы — политикам предлагалось отметить свое отношение к процессам и институтам, это позволяло выяснить расхождения с интервью.

Оказалось, что глубинные интервью мало чем мне могут помочь. Наши политики говорят клише. И эти клише не дают, естественно, никаких выводов. Поэтому я приняла решение дополнить глубинные интервью качественным контент-анализом текстов. Но тексты были выбраны только те, которые в политической психологии называют спонтанными интервью. Это было сделано для того, чтобы не анализировать тексты спичрайтеров. Интервью на радио или пресс-конференциях — интервью, в которых политики оговариваются, отходят от клише. В политической психологии это очень важно — слова-индикаторы. Те же мотивы или операциональный код, они вычисляются по целому набору слов. Надо сказать, что спонтанных интервью наши политики дают не так уж и много. Кстати, меньше всего таких интервью было у депутатов — выходцев из спорта. В результате я пришла к выводу, что внутри партии различия в характеристиках личностей депутатов минимальны. В Государственной думе пятого созыва, как и в нынешней, были четыре политические партии — «Единая Россия», «Справедливая Россия», КПРФ и ЛДПР.

«Единая Россия» (ЕР) из всех четырех партий самая однородная группа депутатов в плане политических идей и взглядов. Ее представители давали самые клишированные интервью. В некоторых случаях я приходила домой, открывала устав и прямо кусками его узнавала. Кроме того, именно представители ЕР дружественно рассматривают политическую реальность. Главные мотивы депутатов ЕР — мотив достижения и мотив власти. Это люди с серьезным опытом либо политической деятельности, либо какой-то другой публичности — одним словом, люди узнаваемые. Они стараются не ввязываться во внутридепутатские распри, эмоциональные ситуации, бурные обсуждения, их метод — призывы, обещания. Единороссы по стилю политического поведения относятся к администраторам. Это значит, что они воспринимают власть как некий ресурс, сосредоточены на исполнении своих деловых и профессиональных обязанностей. Среди их политических ценностей главные — патернализм, то есть главенство государства, и иерархия, то есть социальное расслоение общества они считают естественным явлением.

ЛДПР — очень неоднозначная партия. Впечатление от них самое обманчивое, поэтому с психологической точки зрения они самые интересные. Весь их популизм и крикливость наносные, за ними кроется тот факт, что в этой партии очень большой процент высокообразованных людей, у которых мотив достижения просто зашкаливает, а ни власть, ни аффилиация вообще их не интересуют. Они, как и единороссы, администраторы, но среди них встречаются и весьма успешные агитаторы, которых отличает склонность к активной публичной деятельности, распространению своей агитации, произнесению речей. Их политические ценности, по сравнению с другими партиями, наиболее общие для всех, возможно, это связано с сильной ролью лидера партии. Например, особо сильными у всех лидеров-парламентариев из фракции ЛДПР являются ценности инновационности, толерантности и самостоятельности (критично формируют собственное мнение, независимы от поведения и позиции группы). Наш проект показал, что в России очень сложно с рекрутированием. У руля одни и те же люди, смены не происходит. Партия ЛДПР в этом смысле несколько отличается от других: у них очень мощное молодежное движение, и они часто отбирают людей оттуда.

«Справедливая Россия» (СР) — единственная партия, у представителей которой мотив аффилиации выше, чем у других. Вообще нужно сказать, что в истории не бывает, чтобы этот мотив у успешных политиков был завышен. Такие люди считаются очень мягкими, их цель — поддержание хороших отношений и социальные связи, они считаются слабыми политиками. Но вот в СР людей с таким мотивом больше всего. У других партий этот мотив вообще на нуле. Преобладающая общая политическая ценность у них — патернализм. То есть они высоко ценят ответственность власти перед рядовым человеком. Для реализации своих политических интересов предпочитают призывы и оппонирование. Справедливороссы не администраторы и не агитаторы, они теоретики, их стиль политического поведения сводится к обобщению происходящих событий.

КПРФ — люди с огромным политическим опытом и огромным стремлением к власти. У них больше всего людей, в мотивационном профиле которых преобладает мотив власти. Но им не хватает мотива достижения. Их операциональный код характеризуется конфликтностью и пессимистичным отношением к политической реальности. Среди политических ценностей общими являются ценности патернализма и почвенничества. Все они интроверты, теоретики. Депутаты КПРФ предпочитают негативные средства реализации своих политических интересов. Чаще всего они используют тактику угроз.

 
# Вопрос-Ответ