Берген и бергенцы

Берген и бергенцы

К Бергену подошли ночью. Город открылся сразу: гирлянды огней на набережной, огни пароходов; их отражения дробятся и плещутся в темной воде залива, зеленые, красные, голубые. Над огнями города чернеют силуэты гор на серо-зеленом небе.

Туманное, дождливое утро. Прижатые друг к другу, стоят старые дома на набережной. Ганза, когда-то могущественная торговая держава, облюбовала этот удивительно удачно расположенный город и отличную гавань. Века простояли эти мрачные, с остроконечными крышами, с маленькими окошечками-бойницами здания. Над входом гербы и деревянные гномы — они должны были охранять от дурного глаза и нечистой силы.

А перед домами — оживленная гавань. Еще в темноте к набережной подошли небольшие рыбачьи суда. Рыбаки в плащах, в желтых клеенчатых комбинезонах, в зюйдвестках, старые — бритые, молодые — с бородами и трубками, выносят из трюмов свежую трепещущую рыбу. Подходят грузовики, подкатывают ручные тележки. Одни покупают две рыбины на завтрак, другие — весь улов. В сдержанных репликах рыбаков угадывается напряженное ожидание: во что оценит рынок их опасный и нелегкий труд...

Мелкий и надоедливый дождь, которым так славится Берген, наконец, перестал. В небе появляются голубые просветы, вот робкий солнечный луч чиркнул по склону горы, где среди деревьев лепятся одинокие домики. Словно ясная улыбка оживила город. Сейчас самое время забраться на гору — редко бывает здесь такая ясная погода. Красный вагончик фуникулера под нависшей зеленью деревьев мимо гранитных уступов поднимается по узким рельсам на гору Флоя.

Под нами раскинулся залив и город. Яркая сочная зелень вкраплена в массивы красных черепичных крыш, у многокилометровой линии причалов десятки океанских пароходов. Стрелы кранов деловито шевелятся, словно усики огромных насекомых. Этот большой современный порт функционирует круглый год благодаря Гольфстриму. В дымке за силуэтами островов угадывается штормующее море. Здесь оно спокойно. С севера идет большой пассажирский лайнер с туристами.

На решетке ограды — переплетенные из железных прутьев нотные знаки. Это гимн Бергена, свой собственный.

Окруженный густой листвой деревьев, стоит небольшой светлый дом с башенкой, на вершине которой развевается норвежский флаг. Здесь жил гениальный бергенец — композитор Эдвард Григ. Нас радушно приветствуют: «Русские? Русские здесь бывают часто — музыканты, моряки. Видно, русские любят нашего Грига!»

А недалеко у самой воды приютилась маленькая сторожка среди разросшихся кустов, цветов и папоротников. Мыс Трольхауген, «холм тролей» — лучшего места для творчества не найти. В маленькой комнатке стоит пианино, скрипка на стене, у окна — рабочий стол, качалка. За окном залив — то ласковый и тихий, то бурный и грозный.

На прощание кладем на простую могильную плиту, закрывающую вход в пещеру, собранные здесь же цветы и покидаем этот домик, обитель певца суровой и прекрасной природы.

Александр Таран

 
# Вопрос-Ответ