Победа как залог поражения

Победа как залог поражения

1 Вулкан Фудзияма — один из главных национальных символов Японии, воплощение мужского начала ян. По легенде, божественные супруги Идзанаги и Идзанами, сотворившие Японские острова, в первую очередь создали Фудзи. 
2 Граница снежного покрова Фудзи указывает на то, что дело происходит ранней весной, когда начинается сезон ловли тунца. 
3 Рыбацкие лодки осикури-бун. Команда этих быстроходных суденышек обычно состояла из четырех человек, но на гравюре их в каждой лодке по восемь. Поскольку тунец считается в Японии деликатесом и в те времена был доступен немногим, рыбаки старались доставить в столицу первый улов, за который люди богатые готовы были платить большие деньги, как можно быстрее, для чего и увеличивали число гребцов вдвое. Эти рыбаки уже распродали свой товар и возвращаются из Эдо (Токио), о чем можно судить по направлению движения лодок и положению Фудзи. 
4 Пелена над Фудзиямой говорит о том, что на гравюре изображено раннее утро (запад еще пребывает в предрассветной дымке). Это время, когда светлое начало постепенно начинает брать верх над темным. 
5 Волна и вообще водная стихия — символ темного женского начала инь. Хокусай, видимо, чтобы подчеркнуть крайнюю степень преобладания этого начала, изобразил весьма редко образующуюся гигантскую, высотой 12–15 м, одиночную пирамидальную волну, которая возникает, когда несколько волн меньшей величины накладываются друг на друга. 
6 Облако-волна. Хокусай широко использует принцип «единства созвучий» — подобия «всего во всем». Эта даосская формула была очень популярна у японских живописцев, поскольку художественная традиция пришла в Страну восходящего солнца из Китая. В данном случае облако, ползущее по небосклону, имеет вид растопыренной руки и уподоблено большой волне, занесшей свою «лапу» над рыбаками. 
7 Брызги, которые ассоциировались со снегом и цветами сакуры, — традиционный японский символ мимолетности, хрупкости. В данном случае мимолетности бытия, хрупкости человеческой жизни. 
8 Вторая волна. Она меньше первой и по форме очень напоминает Фудзи. Поместив ее на гравюре, художник еще больше подчеркнул полное торжество темного начала. Двойка — это число инь (число ян — единица). Здесь же присутствуют сразу две «двойки» — две горы плюс две волны. 
9 Подпись автора «Бывший Хокусай, теперь Иицу». За 10 лет до создания гравюры Хокусай, готовясь уйти на покой, передал свое имя лучшему ученику (таков был обычай) и взял себе другое — Иицу. Вернувшись к работе, он вынужден был вернуть себе прославленное имя.

Творчество японских художников настолько пропитано традиционной философией, что многие их произведения можно рассматривать как трактаты

Кацусика Хокусай (1760–1849) — один из крупнейших японских художников — оставил потомкам несколько тысяч удивительных по глубине содержания и совершенству исполнения гравюр. В молодости он учился у Кацукавы Сюнсё, мастера бытового жанра укиё-э — «картин проплывающего мимо мира». Хокусай остался верен этому жанру, обогатив его интересом к пейзажу. Жизнь Кацусики была нелегка: денег, которые удавалось выручить за гравюру, хватало лишь на рисовою лапшу. Но, трудясь, художник все же скопил небольшую сумму и на склоне лет удалился на покой. Однако его внук умудрился прокутить все сбережения деда, и в 70 лет Хокусаю пришлось вновь взяться за кисть. Это не избавило его от нищеты, до конца своих дней художник жил при храме. Гравюры, созданные Кацусикой в последний период, считаются вершиной его творчества. Над альбомом «36 видов Фудзи» художник работал в 1820–1830-х годах. Один из самых известных в нем листов называется «В морских волнах у Канагавы» (Канагава — префектура в центральной части Японии на побережье Токийского залива). Его мы и предлагаем вниманию читателя.

Взгляд на мир Хокусая естественным образом отвечал главному принципу дальневосточной философии: все сущее рождается в результате взаимодействия двух противоположных сил космического порядка ян и инь. Ян — мужское, активное, светлое начало; инь — женское, пассивное, темное. На гравюре «В морских волнах у Канагавы» изображен момент полного триумфа женского начала, заключенного в гигантской волне, готовой поглотить лодки рыбаков. Но в представлении японцев ни одна из сил не может полностью взять верх над другой, и ровно в тот момент, когда победа одной из них кажется неминуемой, маятник начинает двигаться в обратную сторону. Так что усилия гребцов не напрасны. 

 
# Вопрос-Ответ