Прожигатели жизни

01 февраля 2012 года, 00:00

Если добывать уголь на пожарище, а не изготавливать его в специальных ямах, то приходится его отбирать из несгоревших кусков дерева вручную. Мешки с углем приготовлены к транспортировке. Листва прикрывает уголь от дождя

Мадагаскарские углежоги быстрыми темпами сводят на нет остатки уникальных лесов. Тысячи видов растений и животных, не встречающихся больше нигде в мире, — на грани исчезновения

Профессия углежога — одна из самых древних в мире. Работа тяжелая, но особой квалификации не требует. Дерево подвергают воздействию огня, обычно при ограниченном доступе воздуха, — содержащаяся в древесине вода и различные примеси улетучиваются, и остается почти чистый углерод. Древесный уголь легче, чем дерево, и его намного удобнее транспортировать из леса. Он жарче горит. Люди начали его производить еще в каменном веке: наскальным рисункам в пещерах Франции, сделанным углем, около 30 000 лет. Особенно важен древесный уголь для металлургии: он позволяет получать температуру до 1200 °С и дает мало дыма, что необходимо для выплавки чистого металла. В начале промышленной революции древесный уголь использовался в таких количествах, что Европа едва не осталась без лесов (в Финляндии, например, все ныне существующие леса моложе 300 лет).

Постепенно в металлургии древесный уголь был вытеснен каменным. Ныне он используется для приготовления шашлыков, очистки желудка при отравлениях и защиты от ядовитых газов (в противогазах), а некоторые художники-графики предпочитают его карандашу. Но все это относительно небольшие рынки сбыта. В России древняя технология широко используется в основном для получения побочных продуктов обжига древесины, прежде всего дегтя.

А вот в развивающихся странах по-прежнему производят миллионы тонн древесного угля в год, который сгорает в сотнях миллионов домашних очагов. Это топливо не так уж дешево: в Индии или Вьетнаме чашка риса зачастую стоит меньше необходимого для его варки угля. Потребность быстро растущего населения в топливе — одна из основных причин сведения лесов в самых бедных странах, особенно в Африке. Там углежоги ежегодно выжигают тысячи квадратных километров тропического леса.

Особенно страдает от сведения лесов на уголь Мадагаскар, остров, который биологи нередко называют «седьмым континентом» — настолько много там уникальной флоры и фауны. Свыше двенадцати тысяч видов растений и животных, не встречающихся нигде больше, распределены по Мадагаскару неравномерно: практически все они сосредоточены в лесах, площадь которых непрерывно сокращается и сейчас составляет по некоторым данным всего 6% территории. Самые крупные обитатели острова — лемуры размером с гориллу, малагасийские гиппопотамы, слоновые птицы и трубкозубы — уже давно вымерли по вине человека, многие другие цепляются за жизнь на крошечных клочках уцелевших лесов.

На юге Мадагаскара растут так называемые колючковые леса — причудливые и непохожие на все прочие леса мира. Там есть деревья «осьминоговые», «морковковые», «ершиковые» и прочие ботанические чудеса совершенно инопланетного вида. Для производства угля все эти уникумы мало подходят: при использовании традиционных технологий для получения тонны угля приходится уничтожать несколько гектаров леса. Углежогов это не останавливает. Мадагаскар — одна из беднейших стран в мире, люди здесь хватаются за любую подвернувшуюся возможность заработать, не задумываясь о долговременных последствиях.
Углежоги за работой в окрестностях национального парка Раномафана. Пустить лесной пожар — простой, быстрый и чрезвычайно неэффективный способ получения древесного угля


На нетронутый участок первыми приходят лесорубы, которым нужна только ценная древесина (прежде всего розового и черного деревьев, на которые большой спрос в мебельных мастерских Китая и стран Юго-Восточной Азии). Следом появляются охотники на лемуров, поставляющие мясо в шикарные рестораны больших городов, и углежоги.

Там, где растут влажные леса, углежоги строят печи для обжига, в сухих просто пускают пожар и затем собирают обгоревшие стволы. Раздробленный на куски уголь сносят к лесовозным дорогам для погрузки в машины или на запряженные волами повозки, а если дорог нет — тащат в заплечных мешках под палящим солнцем десятки километров.

Производством угля на Мадагаскаре занимаются исключительно молодые мужчины. За свою работу они получают сущие гроши, поэтому многим приходится вкалывать по нескольку месяцев без единого дня отдыха, чтобы в конце сухого сезона вернуться к семьям хоть с каким-то заработком. Им надо торопиться вырастить детей, будущих кормильцев, прежде чем угробленное здоровье лишит возможности работать.

Там, где прошли углежоги, лес не восстанавливается уже никогда. В поймах рек землю разбирают крестьяне, пытающиеся выращивать рис или кукурузу. Все остальное превращается в выжженные солнцем пустоши. На лишившихся деревьев землях стремительно растут овраги, и мутные реки выносят в океан драгоценную почву. В океане муть оседает на коралловые рифы, превращая их в подводные пустыни… Страна, еще недавно экспортировавшая рыбу и морепродукты, сейчас все больше зависит от импорта продовольствия.
Профессия углежога не требует особой квалификации. Однако это тяжелый труд, который старит раньше времени. Угольная яма: древесина медленно тлеет, присыпанная слоем земли


Было время, когда казалось, что последние леса Мадагаскара удастся спасти. Президент Раваломанана, пришедший к власти в 2002 году, всерьез занялся защитой лесов: обеспечил эффективную охрану существовавших национальных парков и планировал создать несколько новых. Но в 2009 году он был свергнут в результате переворота. Другие страны и международные организации не признали новое правительство и прекратили помощь Мадагаскару. Наступивший политический и экономический хаос привел к очередному наступлению человека на лес.

Ситуация резко обострилась в 2010 году: на юге острова практически не было сезонных дождей. Целыми деревнями отчаявшиеся люди бросали иссохшие поля и отправлялись на заготовку угля. На обжиг были пущены даже священные тамариндовые деревья, испокон веку росшие на центральных площадях деревень. Возросшие поставки угля тут же вызвали интерес коммерческих компаний, предложивших наладить его экспорт на соседние острова и в Индию.

Западные природоохранные организации пытаются хоть как-то уменьшить ущерб, обучая мадагаскарских углежогов более эффективным методам обжига, поставляя им экономичные угольные печки и помогая наладить посадки деревьев с большим объемом древесины вместо уничтоженных лесов. Но в этой гонке у экологов очень мало шансов на успех: скорее всего, уже лет через двадцать о «седьмом континенте» придется говорить в прошедшем времени. Лемуры и прочие сказочные существа сохранятся лишь в зоопарках, а местные жители, поневоле превратившие свой волшебный остров в пустыню, будут обречены на голод, нищету и зависимость от иностранной помощи.

Фото: Марк Губи
Рубрика: Здесь люди
Просмотров: 15820