Читатель сообщает

01 мая 1963 года, 00:00

Подсказка топонимии

Местность между реками Иловлей и Медведицей, там, где Петр I хотел прорыть канал с Дона на Волгу, когда-то славилась лесами. Сейчас здесь степь. Но и поныне в северо-восточных районах Волгоградской области сохранились географические названия, связанные с лесом. Не одна деревня именуется здесь Ольховкой, Дубовкой, Вязовкой, Сосновкой, Березовкой, Хвощовкой... Есть и Тетеревятка и Филино, да и речка называется Медведица. Но почему на берегу ее притока Терсы оказалось село Рудня? Ведь ближайшие известные рудные залежи находятся довольно далеко — в бассейне Хопра.

Местные геологи заинтересовались подсказкой топонимии. По архивным материалам удалось установить, что в XVII веке поселок на речке Tepee назывался Успенской слободкой. Значит, его новое имя было вызвано каким-то «рудным» событием. Это уже вдохновляло на дальнейшие поиски. Но документы местного архива не давали ответа.

Тогда геологи обратились в Москву, в Центральный государственный архив древних актов СССР. В старинных документах оказались сведения о том, что в 1742 году на реке Терсе некий белгородский купец основал железоделательный завод на базе руды, добываемой за 30 верст от берегов Терсы. В год он давал около 30 тонн чугуна. О существовании этого завода упоминалось до 1861 года, затем сведения обрывались.

Вероятно, истощились рудные запасы, а может быть, завод демонтировали потому, что исчезли леса, дававшие возможность готовить на месте древесный уголь.

Так или иначе, но с прошлого года волгоградские геологи начали изыскания в районе Рудни.

К. ФЛУГ, геолог, Волгоград

Картинная галерея Сикачи-Аляна

В устье Малышевской протоки, близ пристани Сикачи-Алян, правый берег Амура высок, обрывист. За поворотом реки на отмели лежат обкатанные волнами, изъеденные моллюсками валуны. Если присмотреться к ним повнимательней, можно увидеть «картинную галерею» древних живописцев. На валунах сохранились рисунки, или «писанки», как называют их в народе.

Высечены они кремневым резцом. На одном вертикально стоящем камне довольно ясно можно различить изображение пузатой рыбы, похожей на карася. На другом — сквозь тысячелетия — на вас смотрят большие глазницы скуластого человека. А вот лунообразная, морщинистая, довольно приветливая физиономия с кривым носом. На четвертом камне мастерски высечен контур оленя. Животное слегка закинуло голову. По бокам его выдолблены ребра и круги. На лежачем камне из серого базальта олень мало заметен, но когда борозды и вмятины заполнятся снегом или песком, рисунок оживет.

На одном из камней заметны очертания собаки без шеи, с вытянутым, как рапира, хвостом. Так сейчас рисуют собак дети. Так рисовал их взрослый художник в далекие времена.

Датировать все эти изображения трудно. Кто их авторы, — неизвестно. Но, по мнению профессора А. П. Окладникова, рисунки Сикачи-Алянской «картинной галереи» высечены в каменном веке. Выполнены они в реалистической манере, свойственной художникам неолита, которые уже умели схватывать облик животного, выражение лица человека.

Любопытно, что манера письма древних живописцев Приамурья улавливается в композиции узоров удэге, нивхов и других народностей, населяющих сейчас низовья Амура. По мнению многих исследователей, преемственность наскальной живописи времен неолита сохранилась в народном творчестве.

Валуны с рисунками пока что беспризорно лежат в полосе заплеска, а каждый год в половодье их затопляет совсем. Илистая вода Амура шлифует камни. В недалеком будущем она может совершенно стереть ценное для науки наследие древнего человека. Восстановить утраченное будет уже невозможно.

Валуны с «писанками» надо передвинуть на более высокое, незатопляемое место или, еще лучше, перевезти в Хабаровский краеведческий музей.

Давайте же сохраним «картинную галерею» Сикачи-Аляна!

В. Яхонтов, действительный член Географического общества СССР, Хабаровск

Умбеллула

Ледяной остров, на котором базировалась станция «Северный полюс-6», дрейфовал над мелководьем, севернее острова Врангеля.

В тот день, как обычно, велись гидрологические наблюдения. Вдруг в лагере появился взволнованный гидролог Женя Гущенков. Торопливо, захлебываясь от восторга, гидролог рассказывал, как ему удалось выловить редкостное животное.

Собственно, Женя не выловил его, а оно само присосалось к грузику и держалось за него все время, пока гидролог выбирал со дна океана лот, которым измерял глубину.

— На первый взгляд, — рассказывал гидролог, — мне показалось, что эта бесформенная студенистая масса — обыкновенная морская медуза. Но вот грузик поднялся над водой сначала на полметра, потом на метр, а конца диковинного морского существа еще не было видно...

Длина чудовища оказалась равной двум метрам шестидесяти сантиметрам! Вид у него был не особенно приятный: гибкая кишка, заканчивающаяся пучком полипов. С большими предосторожностями нес Женя эту живую кишку от лунки до станции, стараясь не сломать ее на сильном морозе.

Чудовище, положенное на пол, растянулось почти на всю длину маленького сборного экспедиционного домика. Сейчас оно было похоже на какое-то причудливое растение.

Как транспортировать находку на материк? На льдине, конечно, не было подходящей «тары». Выход подсказал кто-то из полярников, предложив поместить ее в алюминиевую трубку от радиомачты. Мы так и сделали. Концы трехметровой трубки заткнули деревянными пробками с резиновыми прокладками да еще залили парафином. Первым же самолетом мы отправили находку в Ленинград, в Зоологический институт Академии наук СССР.

С нетерпением ждали ответа. Научные сотрудники института установили, что наша добыча — представитель кишечнополостных организмов, принадлежащих к коралловым полипам. Называется умбеллула, или морское перо. Подобные организмы — их насчитывается до 200 видов — обитают главным образом в субтропических водах. Встречаются в Баренцевом, Карском, Охотском и Японском морях. Наиболее крупным среди морских перьев считается арктический вид. До сих пор умбеллула длиной в 2,3 метра была признана наибольшей. Значит, наш экземпляр оказался самым крупным в мире! Прежде считалось, что умбеллулы не заходят на восток за пределы Карского моря. Мы же встретили ее много восточнее.

Ф. Шипилов, действительный член Географического общества СССР, Москва

Возвращённое сокровище

В окрестностях китайского города Гуйлиня над рекой Янцзян стоит невысокая гора. Ее склоны покрыты густыми зарослями бамбука, из которого местные жители выделывают флейты. Гора издревле так и называется — Лудиянь. что значит Гора бамбуковых флейт. И никто, даже коренные гуй-линьцы, не подозревали, что эта неприметная гора скрывает в себе настоящее чудо природы — огромные пещеры.

Очень низкий и узкий вход вводит вас в царство сталактитов всех цветов.

По узенькой тропинке вы идете дальше среди камней, похожих то на золотые и серебряные горы, то на пирамиды и шатры, то на стоящих львов и отдыхающих буйволов. Там, где первая пещера сужается, темным лаком сияет поверхность озера.

Словно резные каменные колонны, окружают сталактиты просторную площадку, на которой может уместиться тысячи три человек. Поверхность ее изрезана грядами; между ними — как бы огромные блюда, наполненные песком. Этот подземный пейзаж похож на рисовые поля.

Отвесные стенки пещеры изрезаны надписями. К сожалению, они сильно пострадали от времени и в некоторых местах почти исчезли. Но среди них можно разобрать подпись монаха Гао-сэна. По определению ученых, ее возраст — более 1 100 лет.

На основании этой и других наскальных надписей ученые предполагают, что в конце VIII — начале IX века новой эры пещера была известна многим путешественникам, хотя в древних книгах до сих пор не найдено о ней никаких упоминаний.

Позже, в XII—XVII веках, в этой части страны шли почти беспрерывные войны, приносившие неисчислимые бедствия местному населению. Тогда пещера стала для окрестных жителей надежным убежищем, о котором ничего не знали пришельцы. Но в конце концов вход в пещеру завалили камнями; так на несколько столетий она была забыта и вновь увидела свет только в наши дни.

Даже беглый осмотр пещеры занял два часа. И так сильно очарование этой чудесной пещеры, чья красота вновь засияла для людей сотни лет спустя, что хочется говорить о ней стихами. Ведь пещера горы Лудиянь — одна из жемчужин, которыми так щедра наша земля.

Лян Цзянь-Син, г. Гуйлинь, КНР
Фото Чэнь Я-Цзяня

Просмотров: 2753