Сиам

01 января 1900 года, 00:00

Лодка со статуей Будды

В юго-восточной части Индии приютилась маленькая страна, о которой до нас лишь изредка доходят смутные слухи, скорее похожие на сказки. В самом деле, про Сиам мы знаем только, что там водятся белые слоны, и что сиамцы почитают их священными. А между тем эта страна, с 12-миллионным населением, за последние десятки лет настолько далеко шагнула вперед по пути развитая, что заслуживаете самого серьезного внимания.

Мы никак не можем собраться воспользоваться силой наших Днепровских порогов, а на Иматре, развивающей десятки тысяч лошадиных сил, построена жалкая электрическая станция, освещающая гостиницу при водопаде. В Сиаме один из притоков реки Менам образует ряд стремнин, и на них уже поставлены могучие машины, которые снабжают электрической энергией несколько городов. Мы до сих пор заказываем большие пароходы за границей, а в Сиаме уже есть 12 верфей, на которых строят океанские пароходы...

Словом, маленький Сиам, еще недавно населенный полудикарями, на наших глазах повторяет историю Японии, которая сумела в 50 лет не только догнать, но и далеко перегнать нас в культурном развитии.

В настоящее время сиамский король Параминдр Маха Хулалонгкорн путешествует по Европе, и если бы его не выдавали черты и цвет лица, то его можно было бы принять за хорошо образованного европейца, тем более, что он отлично говорить по-французски и по-английски. Короля в путешествии сопровождает один англичанин, друг его детства, и этот англичанин рассказывает много интересного о Сиаме. В одном английском журнале, например, появилось описание любопытного праздника, уцелевшего от глубокой древности, когда сиамцы были полудикарями. Это праздник платья. Празднуется он в октябре, после второго сбора риса, и является своего рода ежегодным подтверждением дружбы между королем и народом. Праздник платья (по-сиамски: «Тот-Катин»), судя по описаниям, должен представлять собою волшебное зрелище, какую-то сказку из «1001 ночи». Но прежде чем перейти к описанию праздника, скажем несколько слов о его значении и происхождении.

Сиамцы почти все исповедуют буддизм. С незапамятных времен у них установлен обычай, по которому жрецам дарят одежды.

Буддийские жрецы во время богослужения носят широкие халаты ярко-желтого цвета. Этот цвет напоминаете о самом Будде и о его первых учениках. Сказание о жизни Будды передает, что он носил желтые одежды для того, чтобы унизить себя в глазах людей, потому что тогда желтый цвет считался позорным и его носили только преступники. Буддийские жрецы отличаются своей суровой, строгой жизнью. Денег они не берут, а потому прежде им приходилось выпрашивать себе одежды в виду; подаяния, пока, наконец, не установился обычай дарить им одежды в определенный день. Позднее этот день стал праздником, а потом с ним слилась особая церемония «присяги» короля, о которой мы будем говорить ниже.

Королевская лодка (слева)

В городе Бангкок, столице (Лама, есть более сотни буддийских храмов, и их жрецы получают одежды от самого короля. Так как Бангкок стоит на воде, на берегах реки Менам, то главная часть церемонии, по крайней мере, её показная сторона, совершается на лодках. Сам король посещает около десяти главных храмов.

Уже ранним утром река и примыкающее к пей каналы покрываются тысячами самых разнообразных лодок. Берега, балконы и крыши домов усеяны любопытными. Около полудня со стороны дворца раздастся пушечный выстрел. Это значить, что король вошел на свою лодку. Впрочем, это уже ни лодка, а целая барка. Вот как ее описывает английский журнал: лодка в длину имеет около 28 саженей (60 метров), а в ширину 11/2 сажени. Ея нос и корма кончаются остриями, высоко загнутыми кверху. На носу и на корме развеваются золотые королевские знамена, а около них длинный кисти, сплетённые из белой козьей шерсти. Среди лодки стоит роскошный балдахин, увешанный тяжелой золотой парчой. Под балдахином находится трон, богато украшенный драгоценными каменьями. Снаружи борта лодки покрыты резьбой, изображающей чешую дракона, выложены перламутром, позолотой и даже драгоценными камнями. Поднятый нос лодки имеет форму головы сказочного дракона, а корма вырезана в виде загнутого кверху чешуйчатого хвоста чудовища.

Король, одетый в золотые ткани, неподвижно сидит на троне окруженный блестящей свитой, и пестрая, переливающая всеми цветами радуги, лодка плавно скользит по водной глади, под ровными, тихими ударами 70—80 весел.

Гребцы для такой парадной лодки учатся грести за 1 1/2— 2 месяца до праздника. Они упражняются каждый день и, наконец, достигают такого совершенства, что все весла опускаются поднимаются одновременно, как будто их двигает машина. Не слышно ни малейшего всплеска воды, и лодка идет вперед без толчков, положительно «летит». За королевской лодкой следуют 12 лодок принцев. Эти лодки разукрашены так же, как королевская, но сами они меньше ее, и, кроме того, балдахины на них покрыты не парчой, а пурпуровыми и белыми тканями. На них тоже развеваются золотые знамена. Каждая лодка имеет свое особое отличие. На одной стоит битый балдахин, а гребцы одеты в синие куртки. На другой балдахин красный, а гребцы зеленые и т. д. Среди лодок принцев плывет большая лодка с остроконечным балдахином, под которым возвышается золотая статуя Будды. Эта лодка королевского храма, и в ней, кроме гребцов, сидят верховные жрецы. Наконец блестящая процессия замыкается сотнями лодок с знатными сиамцами, придворными, офицерами, вообще лицами, имеющими доступ во дворец. На многих лодках играют оркестры. Все весело, оживлено, красиво и нарядно.

Сиамский король на прогулке

Но вот лодка короля причаливает к широкой лестнице около храма. От берега к дверям храма выстроена почетная стража с оркестром, путь устлан коврами; когда король сходит с лодки, раздаются звуки сиамскаго гимна. Король идет к храму, а за ним на носилках несут груды священных одежд.

Король берет одну из одежд, сам вносит ее в храм и кладет на особый столь, где стоят пять золотых ваз для цветов, пять золотых чаш с поджаренным рисом и пять золотых подсвечников с благовонными свечами. Король сам зажигает эти свечи, читает перед статуей Будды установленные молитвы и потом, положив обе руки на священную книгу, которую перед ним держит верховный жрец, произносит клятву, состоящую из пяти главных буддийских заповедей. Король торжественно обещает:
1) Не отнимать жизнь ни у человека ни вообще у какого-либо живого существа:
2) не притеснять и не обижать людей;
3) быть целомудренным;
4) не лгать, не сквернословить и быть справедливым ко всем людям;
5) не пить возбуждающих напитков.

Если за истекший год король нарушил одно из этих обещаний, то он громко сознается в этом перед жрецом, который обыкновенно объявляет ему от имени Будды прощение.

Разумеется, это — формальность, но можно с уверенностью сказать, что много дурного люди не сделали бы, если бы они знали, что им придется каяться громко, почти всенародно.

Буддийские жрецы пользуются полной свободой и огромным влиянием. Им ничего нельзя «приказать». Они признают лишь один законы заповеди Будды. Поэтому случается, что жрец сам напоминает королю о каком-нибудь поступке, давно забытом, но нарушившем заповедь. И король смиренно кается перед Буддой и своим народом. Это действительно трогательный момент единения короля с народом, — момент, который наглядно показывает, что король не перестал быть человеком и что для него, как для всех его подданных, святы и дороги великие заповеди Будды.

После этой церемонии, за которой присутствующие следят, затаив дыхание, верховный жрец благословляет короля, благодарит его за подарки, и король с прежней торжественностью идет к своей лодке, чтобы плыть к другому храму.

Этим торжеством многие пользуются, чтобы лично обратиться к королю с какой-либо просьбой, хотя сиамский король вообще очень доступен для каждого, и принимает в своем дворце всех, имеющих до него надобность. Но в храме, после покаяния и повторения заповедей, король часто соглашается на милости, далеко выходящими за обычные пределы, и это все хорошо знают. В каждый храм, который посещает король, свободно впускают столько народа, сколько может поместиться в один ряд вдоль стен. И находятся люди, которые занимают такое место за несколько дней до «праздника платья» и не сходят с него до появления короля. На несколько часов для отдыха их сменяют родственники или друзья.

В один день король не успевает объехать все главные храмы, тем более, что ему в них иногда приходится выслушивать десятки просителей, и поэтому торжество длится дня 3—4. Все это время Бангкок имеет ликующий вид. Всюду развеваются флаги, гремит музыка...

«Праздник платья» в Сиаме является действительно народным праздником, когда народ сливается со своим повелителем в одно целое. Не это ли трогательное единение так быстро вывело маленькую страну из мрака невежества на широкий простор культуры и мирного развития?

В. Готвальт

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 9427