Везувий

01 января 1861 года, 00:00

Восторженный Неаполитанец сказал о своем отечестве: «Видеть Неаполь и потом — умереть.» Это немножко сильно сказано Гёте, со своим изумительным поэтическим тактом, сказал не так сильно, но гораздо глубже: «Кто видел Неаполь, тот не может быть совершенно несчастлив.»

 В самом деле, окрестности Неаполя в высшей степени живописны. От берега моря поднимаются амфитеатром целые громады зданий, со всех сторон охватывающие Неаполитанский залив. Деревни Резина, Портичи, Торредель-Греко, нынче присоединенные к городу, тянутся вдоль залива до самой подошвы Везувия, за ними на возвышенностях, настроено множество прелестных дач, окруженных вечноцветущими садами, с роскошною, почти уже не европейскою растительностью. Там красные кактусы со своими причудливыми Формами и высокие пальмы, африканское растение, приютившееся в южной половине Италии, как в самом благословенном краю Европы. Там зреют померанцы, апельсины и лимоны,  и грозный Везувий достойным образом замыкает прекрасную картину.

 Везувий лежит близ Неаполитанского залива, на юго-восток от Неаполя. На материке Европы это единственная огнедышащая гора, которая теперь состоит из двух гор, как будто охватывающих одна другую. Первая, так сказать внешняя гора, называется Монте-Сомма или гора Сомма. Верхняя точка ее лежит на 565 сажень над поверхностью  моря. Собственно говоря, существует только половина этой горы, а остальная половина сброшена отчасти во время первого извержения, во времена Плиния (79 г по P. X.), отчасти при следующих извержениях. На месте этой второй половины высится теперь новая гора собственно так называемый Везувий, который выше Монте-Сомма на 11 сажень. Вершина самого Везувия срезана, стало быть не остроконечна, но на верху нет площади, а впадина довольно глубокая, кратер; в этом кратере насыпан так называемый зольник, конус из золы, камешков и кусков пемзы. Путешественники для осмотра Везувия обыкновенно отправляются на Монте-Сомма, оттуда сезжают в кругообразную долину, охватывающую Везувий. Долина эта —Атрио-дель-Кавалло, Лошадиная долина, называется так потому, что на дне ее оставляют лошадей, а на самый Везувий поднимаются пешком, до верхней точки кратера Везувия—Пунта-дель-Паоло. Кратер постоянно дымится, и тогда вылетают из него то зола, то разные вулканические сплавы. В тех случаях, когда извержение довольно сильно, лава проламывает который нибудь край кратера и течет сначала в Атрио-дель-Кавалло, а оттуда вниз по этой долине к морю. В разорванном таким образом краю видно, что Везувий состоит из камешков, пемзы и пепла, внутри жерла плотно слепленных лавою, а снаружи насыпанных безо всякой связи. Любители спускаются иногда в кратер; так в 1801 году восемь человек Французов сходили в кратер с Пунта-дель-Паоло, и с тех пор многие повторяют подобную бесполезную попытку.

 До 79 года по P. X. Римляне считали Везувий потухшим вулканом, вследствие того, что кругом заметны были остатки вулканических извержений; но о самих извержениях не было даже никаких преданий. Тогда Везувий был не тот, что нынче, судя по дошедшему до нас описанию Страбона. На этой горе огромный кратер был заперт снизу совершенно остывшею лавой. В кратере росла трава, были деревья и, вероятно, были настроены дома. Там паслись стада, и там собирались невольники Лентула Батиата, когда они бежали от своего господина и в потухшем кратере составили ядро страшного восстания, которое грозило Риму и залило кровью всю Италию. Дело было, как известно, в 73 г. до P. X. Лентул Батиат держал в Капуе большое заведение для воспитания гладиаторов. Воспитание это было не очень сложно и состояло, кроме выкармливания, в гимнастических упражнениях. Развивали в гладиаторах, — которые были всегда невольники,— физическую силу и ловкость, и назначали их для представлений в цирках; представления эти неизбежно оканчивались смертью большей половины актеров. Как хорошо ни кормили воспитанников, однако они не были довольны своею будущностью, и умирать им было все равно. Двести невольников Лентула Батиата составили заговор; но между людьми, развитыми только физически, скоро нашелся, как и следовало ожидать, предатель. В ту минуту, как их хотели арестовать, девяносто человек самых решительных гладиаторов захватили оружие и бежали на Везувий, где в кратере и укрепились. Там они выбрали себе трех вождей, между которыми первым быль Спартак. Сначала они разбили несколько посланных против них мелких отрядов, и воспользовались их оружием, потом разбили корпус войск под командой Аппия Клавдия Пульхра и овладели его лагерем. Этот успех привлек им множество единомышленников; скоро их набралось десять тысяч, а потом и 70 000, и более. С Везувия они перешли в горы, и Спартак победоносно прошел по всей Италии до реки По, и потом пять на юг, до Сицилии, разбивая целые армии против него высланные. Наконец возмущение было-таки подавлено, когда Спартак, вначале изрыгнутый кратером Везувия, пал в битве вместе с сорока тысячами товарищей. — Через полтораста лет потом, после нескольких подземных громов и землетрясений, из кратера Везувия были выброшены и пастбища, и поля, и леса и дома, за ними вылетели целые тучи камней, золы и песку, от которых солнце затмилось. Богатые города Помпея, Стабия, Геркулан были засыпаны и исчезли с лица земли. Лава текла из жерла рекою и выела край своего кратера. Когда извержение кончилось, то оказалось, что прибрежная часть залива поднялась, вероятно заполненная лавой и выброшенными из горы веществами, а в кратере насыпан высокий конус из лавы, камней и пеплу При каждом новом извержении этот конус вырастал, изменялся, и теперь он-то и называется Монте Везувио, а остаток прежнего кратера — Монте-Сомма.

Везувий до извержения в 79 году по Р. Х.

 

Везувий после извержения в 79 году по Р. Х.

 После того было еще много извержений, и между ними самые сильные были в 203, 472, 512, 685, 993, 1036, 1631, 1730 (когда вершина Везувия значительно выдвинулась вверх и приняла форму сахарной головы), 1766, 1779, и 1794. Это последнее извержение почти совсем разрушило обширное предместье Торе-дель-Греко и произвело значительное понижение горы почти на 30 сажень. С начала XIX столетия извержения повторялись с большей или меньшей силой каждый год. С октября 1818 до мая 1820 года вулкан пылал беспрерывно; а 11 апреля 1820 года образовался новый кратер, в 66 саженей в диаметре в котором в одну ночь вышли два конуса, один в 10 саженей, а другой в 8 саженей вышины. Дождь пепла 24-го октября 1822 года затмил солнце в Неаполе. Лава в две сажени вышины текла на целую итальянскую милю. Извержения 1833, 1834, 1835 и 1839 годов были также очень сильны. В 1839 год, глубина кратера и его окружность уменьшились. В 1847 году вулкан опять горел.  Извержение 1850 года произвело большие опустошения. Извержение 1855 года сопровождалось страшным шумом в недрах Везувия и, казалось, обозначало большой внутренний переворот.

 Последнее извержение, в 1858 году, началось около 20-го мая. Слабые подземные удары, как предвестники извержения, были особенно часты и слышны 24-го мая. В этот день раздался сильный удар от Неаполя к Солорно, и обойдя Везувий, от Солорно по прямой лиши к Потенцо. В течение нескольких месяцев до того, были признаки, предвещавшие необыкновенное извержение. 27 мая вечером заметили густое облако над долиною Атрио-дель-Кавалло; облако распространялось в две стороны с обеих вершин, т е. собственно с Везувия и с Монте-Сомма. С захождением солнца заметили, что основание облака было ярко огненного цвета; а к ночи все пространство к Атрио казалось раскаленной чудовищной печкой, из которой ужасной силой огня выбрасывало страшные облака дыму; эта густая черная масса выходила из кратера самым странным образом; будто множество маленьких кратеров извергало огонь с дымом и пылающую лаву. Около 8 часов масса лавы потекла медленно к эрмитажу и недалеко от этого здания повернула к югу от Везувия, к Портичи. – Ночью стало видно много отверстий жерла, в которых можно было очень ясно заметить кипение лавы в кратере; а все вместе представляло ужасную кипящую огненную массу с разными оттенками. Течения лавы в разных местах, как огненная сеть, покрывали всю гору.

 Вскоре лава разделилась на четыре потока; один бежал к Оттаяно, второй направился к Помпее, третий быстро лился к Резино, по направлению старого течения, которым был разрушен Геркулан.

 Большая дорога была покрыта любопытными зрителями, между которыми было множество иностранцев, в каретах, верхом и пешком. Все смотрели, все говорили; шум, говор, веселье, было настоящее смешение языков, как при вавилонском столпотворении. Между тем сельские жители смотрели на разрушение с грустью и печалью, иные молились на коленях, в часовнях, на большой дороге. Иностранцы то поднимались на гору, то спускались под гору, чтоб лучше наблюдать это грозное явление.

 Передать все оттенки разнообразия этого великолепно-страшного зрелища не достанет никакого красноречия. Старый кратер иногда казался огненным морем, иногда в бесчисленном множестве метал огромные искры, а над ним висела раскаленная шапка. 8-го июня разрушило и залило лавой много домов и селений, и жители едва спаслись. 11-го числа яркие потоки лавы стали застывать, слегка покрылись шлаком (выгарками), почернели, и своими фантастическими фигурами поражали воображение зрителя.

 Один из двух южных главных потоков лавы в 1,5 версты поворотил и сначала угрожал Резино, но по близости этого местечка принял направление к Портичи и прошел почти через королевской сад. Дворец и другие великолепные здания были в большой опасности. На расстоянии 300 сажень от этого места поток сузился, и охлаждаясь, образовал наплыв в 11 сажень вышины. Ко всеобщей радости неаполитанцев, лава разделилась на множество потоков и не произвела тех разрушений, какие были при других  извержениях,   когда один поток направлял свое течение в одну сторону. 17-го июня извержение прекратилось. Потоки лавы охлаждались; волнение и колебание зольника в кратере прекратилось. На месте виноградников и плодовых садов оказались во многих местах глубокие трещины, из которых текла пылающая лава, откуда и выбрасывались камни; в этих расщелинах, внизу, по откосу горы,
лежали кучи горячих каменьев. Когда они простыли, их стали употреблять на постройки и для железных дорог.

 22-го июня, Везувий в последний раз запылал и заклокотал; а через час успокоился и затих. Вскоре на разрыхленной почве опять зацвели виноградники и разрослись великолепные сады.

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 9254