Путь фараонов

01 мая 1998 года, 00:00

Путь фараонов

Не говорите египтянам о Марсе

Во время повального увлечения НЛО вопрос: «Не пришельцы ли возвели египетские пирамиды?» задавали на всех встречах с читателями «Вокруг света». Вспомнил я об этом разговоре с Владимиром Беляковым, нашим автором, историком и журналистом. Он живет в Каире уже 12 лет и написал несколько интересных книг по Египту.

— А что — похоже на лунную поверхность и марсианские пирамиды, — рассмеялся он в ответ, обводя рукой вокруг. Мы прогуливаемся с ним по плато Кафрас-Самман, любуясь плывущими в жарком мареве тремя великими пирамидами.

Разговор начался с того, что я пересказал ему прочитанную в московской газете заметку с сенсационным названием: «В древнем Египте трудилась бригада строителей с Марса».

«Как известно (так вещала заметка), во время уже первого космического пуска американского корабля в сторону Марса фотокамеры зафиксировали на поверхности планеты следы давней цивилизации. Ученый Ричард Хоглэнд совместно с группой молодых талантливых математиков и физиков, работавших в области астрофизики, а также картографы Пентагона пришли к невероятному выводу: сфотографированные на Марсе гигантские пирамиды и изображения человеческих лиц имеют то же происхождение, что и египетские пирамиды и Сфинкс.

Наиболее убедительным доказательством искусственного происхождения сооружений на марсианской поверхности, особенно изображения человеческого лица длиной и полтора километра, послужил «принцип симметричности». Именно наличие абсолютной симметрии изображения или объекта свидетельствует о том, что они созданы не природой.

Подножие пирамиды Хеопса. Вверху - вход в пирамиду.Американские ученые, производя математические расчеты пятигранной пирамиды на Марсе, пришли к выводу, что соотношение ее коротких и длинных сторон является не чем иным как знаменитым «золотым сечением», которое подарил миру еще великий Леонардо да Винчи.

Строительство и земных, и марсианских пирамид, как утверждают ученые (во всяком случае, так передает заметка), основывалось на одинаковых математических принципах. Разница лишь в размерах. Ричард Хоглэнд считает, что разгадка тайны египетских пирамид и Сфинкса находится на Марсе.

— Только не скажите об этом египтянам — обидятся, — улыбается Беляков, — Лучше всего об этом может рассказать главный хранитель пирамид Гизы доктор Захи Хаваса, под руководством которого археологическая экспедиция ведет раскопки городка строителей у пирамид. «Городок строителей пирамид»: мое сердце подскочило в груди от этого редкого словосочетания.

Значит, было все-таки организованное строительство. Любители инопланетных версий ведь задают одни и те же вопросы: «Как на ранней стадии развития общества можно было проделать такой огромный объем работы (по сегодняшним подсчетам для возведения одной хеопсовой пирамиды было затрачено более одного миллиарда человеко-часов), кто и как для этого организовал производительные силы в условиях отсутствия элементарных знаний в области математики, физики и ограниченных технических средств для доставки грузов?»

Им противостоит такой авторитет, как Геродот. На основании своих личных египетских впечатлений Отец истории повествует о строительстве Большой пирамиды. Среди множества надписей, покрывавших тогда пирамиду, Геродот приводит одну, но очень любопытную (и доказательную для нашего спора): были затрачены огромные суммы денег на покупку для рабочих лука и чеснока; по мнению древних египтян они повышали работоспособность и энергию. А раз денег требовалось много, то и проживало в городке большое население.

Кто строил пирамиды? Местные крестьяне или тысячи рабов, пригнанных после военных побед из соседних стран?

Геродот писал, что фараон Хеопс заставил строить свою пирамиду весь народ, разделив его на две части. Одни доставляли к берегу Нила блоки из каменоломен, другие занимались их дальнейшей перевозкой. Работало сто тысяч человек, с чем согласны и нынешние египтологи. Правда, они считают, что трудились лишь три месяца в году во время разлива Нила, когда на залитых водой полях прекращались сельскохозяйственные работы.

Первым делом нужно было проложить дорогу, по которой блоки доставлялись к реке. 10 лет ее мостили шлифованными каменными плитами, украшенными резьбой, а потом лет 20 возводили пирамиду. У вас укладываются в голове эти цифры: 10 лет — дорога, 20 — пирамида, 100 тысяч человек строили? Постоянно на строительстве находилось около четырех тысяч строителей, ремесленников, архитекторов.

Прежде чем мы доберемся до раскопок «городка строителей», стоит представить как был организован труд, как вырубали и укладывали блоки.

По источникам можно установить, что все моменты работ, начиная с обмера и выпиливания каменных глыб до их перевозки, шлифовки скрупулезно просчитывались по времени и затратам сил.

Те, кто сейчас изучает гигантский труд строителей пирамид, называют их «лучшими организаторами человеческого труда, которых видел мир».

Блоки из карьеров в Мукаттамских горах вырубались внушительного вида медными стамесками. Археологи нашли древние строительные инструменты из меди и бронзы: резцы, сверла, долота, тесла, а также из камня и дерева.

Сразу в карьерах на блоки ставили отметки — кто и когда их изготовил — так определялась норма выработки. В каменоломнях высекали крупные блоки, которые необработанными доставляли на строительную площадку. Тут уже занимались тонкой обработкой камня, шлифовкой и полировкой. И до сих пор между блоками не просунуть лезвие ножа — толщина шва между камнями, как нитка.

На египетских фресках можно отыскать сцены, где одни люди, впрягшись в ременную упряжь, тащат на себе камни и статуи, а другие льют жидкость, чтобы уменьшить трение под полозьями — гибрида саней с тележкой.

Древние строители по мере возведения пирамиды сооружали из глиняных кирпичей или просто земли наклонные платформы, по которым с помощью веревок, деревянных санок и — главное — физической силы каменные блоки поднимались вверх. Платформы наращивали по мере роста пирамиды. Затем их разрушали. Остатки их я видел в Карнакском храме, в Луксоре: к стене пилона привалилась темная груда спекшейся земли.

Особо тщательно готовили основание пирамиды: правильный четырехугольник из тщательно отшлифованных и точно подогнанных каменных блоков.

Удивляет точность во всех расчетах при возведении пирамид. Например, как ориентировали грани пирамид? Ведь египтянам еще не был известен магнитный компас. Ученых настолько поразили результаты измерения пирамиды Хеопса, что их провели повторно.

Так вот ошибка, которую допустили инженеры (а как их еще назвать?) составила всего 1/12 градуса. Первоначальную ориентацию граней пирамид по сторонам света, считают ученые, производили по звездам в момент их восхода и захода в северной части небосвода.

Технология строительства была продумана до мельчайших подробностей. Пирамиду возводили в несколько приемов: после возведения первой очереди каменные блоки поднимали с помощью специальных подъемников. Работы производили сверху — сначала заканчивали отделку у вершины пирамиды, а затем постепенно спускались ниже. Отделкой основания занимались в последнюю очередь.

Теорию инопланетного вмешательства разбивает один, но весьма убедительный факт: скорее всего, технику возведения пирамид египтяне заимствовали из Месопотамии. Там впервые появились ступенчатые пирамиды — зиккураты.

Конструкциям пирамид свойственны очень земные элементы. Стены возводили двумя способами: более тонкие собирали из хорошо обработанных каменных блоков, основу же более массивных стен складывали из грубо отесанных камней худшего качества, которые снаружи облицовывали отшлифованными плитами.

Уже в наши дни построили в долине Гизы небольшую пирамиду: копию пирамиды Микерина. Ее построили японские ученые. Очевидцы рассказывают, как потомки древних строителей — феллахи, блестя под солнцем потными спинами с необыкновенной ловкостью втаскивали громоздкие блоки по наклонным плоскостям, почти не прибегая к механическим приспособлениям, причем, иногда казалось, что глыба вот-вот качнется и поползет вниз, подминая тела людей, но жилистые египтяне, не уступая в сноровке своим предкам, делали несколько неуловимых усилий, и громадный камень замирал и вновь начинал ползти вверх.

Эксперимент был  удачно завершен, но белая пирамида недолго красовалась у подножия своих гигантских собратьев: ее разобрали по договоренности с департаментом древней Гизы.

Раскопки,  которые проводил доктор Захи Хавас, рассказали много интересного  о жизни создателей пирамид. Поселок, где жили строители, делился на две части: в одной селились каменщики, в другой — ремесленники, резчики, а также те, кого можно назвать чертежниками и архитекторами, то есть элита.

Труд на строительстве пирамид был в высшей степени организован. Все рабочие были разбиты на отряды, а те — на мелкие звенья. Иногда разделение зависело от вместимости речной лодки. Самая маленькая группа — человек десять.

Забавно, что и в те времена во всю процветал культ личности, конечно личности фараона, имя которого обязательно упоминалось в названии отряда. Например, один назывался «Как любима белая корона Снофру», или — «Хеопс облагородил два царства».

Строители подражали великим. Они считали себя свободными людьми и требовали к себе соответственного уважения, даже возводили для себя персональные гробницы, украшая их рисунками и надписями. Хотя в этих склепах, иногда вырубленных просто в скале, находили не мумии, а скелеты.

Заказывать мумии им было просто не по карману, — поясняет доктор Хавас — зато в склепах встречаются бюсты. Это для того, чтобы душа, встретясь со своим телом в загробном мире, узнала его.

Судя по бюстам, строители были людьми интеллектуально развитыми, говоря по-современному. Надписи на гробницах обязательно указывают их должности: «начальник отряда ремесленников», или «надзиратель», или «руководитель». «Мою гробницу возвели строители, ремесленники и скульпторы, и я расплатился с ними хлебом и пивом. Надеюсь, они остались довольны».

По мне, эта надпись вызывает симпатию к владельцу данной гробницы. Вряд ли инопланетяне разделили бы с ним трапезу, позарясь на хлеб и пиво, а вот египетские крестьяне и инженеры таким угощением остались, наверное, довольны. Что ни говорите, великие пирамиды возвели простые смертные. Строители древнего Египта.

Дорога восхождения

Касаясь ладонью горячих от солнца камней пирамиды, я сажусь на ее нагретые бока, и мне невольно кажется, что они сохранили тепло рук строителей, которые их тесали и шлифовали.

Спускаюсь от пирамиды Хефрена к его поминальному храму, удивительно сохранившемуся и напоминающему мне своей красотой и гармонией нечто античное. Прохожу мимо погребальной лодки фараона Хеопса, на которой он отправился в последнее путешествие своей жизни.

Плоскости пирамид, стены храма отражают нестерпимый блеск солнца, я закрываю глаза и сразу же передо мной встают картины древней жизни, волны которой бились здесь, у подножия пирамиды.

Я оказываюсь в центре погребального комплекса, за каменной стеной, окружающей пирамиды, которые были его завершающим элементом. Я понимаю, что составляющие этой композиции подчинены высшему разуму и символизируют процесс превращения усопшего фараона в бога Солнца, отмечают все остановки на его пути.

Мумия фараона Рамзеса II.По верованиям древних египтян, смерть была лишь границей, отделяющей одну жизнь от другой. Путь фараона к усыпальнице-пирамиде повторял движение Солнца по небосводу с востока на запад. Поэтому разукрашенная погребальная лодка с резным высоким носом, следуя по пути светила, пересекает Нил, сопротивляясь течению.

Судно движется плавно, не спеша, не слышно мерных ударов весел, с которых не срывается ни одной капли воды. В торжественной тишине лодка, несущая на себе тело фараона, медленно подплывает к специально подготовленной пристани на берегу реки, где бесшумно опускается якорь.

С пристани пышная процессия, возглавляемая жрецами, переносит тело фараона в нижний храм, служащий воротами на пути фараона в другой мир. Считалось, что в загробное царство переселяется не только душа умершего, но и его тело, которое следует сохранить для «далекого путешествия». Отсюда возникает традиция мумификации. Здесь стоит сделать отступление.

Само слово «мумия» — не египетское. Оно происходит от персидского слова «муммиа» и означает ароматическую смолу, которую с давних пор находили в горных районах и использовали как лекарство, залечивающее раны, царапины на теле, словом — популярное в наши дни «мумие» (мы произносим в таджикском варианте).

Набальзамированные тела стали называть «мумиями» гораздо позже периода Древнего Царства, тогда, когда начали грабить гробницы, добывать оттуда спеленутые тела, вывозить их тайком в Европу и продавать аптекарям, как замену лечебной смолы. Ловкие дельцы, торгуя мумиями на вес, наживали на этом целые состояния.

Но вернемся во времена фараонов, чтобы посмотреть, что делали с телом для его сохранения и передачи в мир вечности. Первая мумия появилась, пожалуй, в египетском пантеоне, когда Анубис, вымыв водой тело Осириса, окунул его в раствор соды и закутал в холст.

Ну, а когда Гор победил Сета, стал править народами, а затем передал земную власть фараонам, то вместе со скипетром он завещал им беречь секреты бальзамирования. Их жрецы передавали по наследству и хранили в такой глубокой тайне, что сейчас секрет древнеегипетского бальзамирования, к сожалению, утерян.

До нас дошла лишь известная запись Геродота: «Сначала извлекали через ноздри мозги. Затем очищали брюшину от внутренностей, оставляя сердце и почки. Тело промывали пальмовым вином и растирали благовониями. Заполняли чистое чрево растертой миррой, корицей, зашивали и выдерживали в крепком растворе соды семь-десять дней. После чего бинтовали полотном и укладывали в саркофаг. На подготовку тела и бальзамирование уходило около двух месяцев».

Занимались обработкой трупов люди из отверженной касты ларасхитов. Свою жизнь они проводили в Доме Мертвых — этакий прообраз морга, куда приносили всех умерших на обработку. Выбрасывали на свалку только тела рабов. Бедных людей вымачивали несколько дней в соляном растворе, людям побогаче — труп умащали, вынув внутренности, богачи и знать могли рассчитывать на мумии.

Дом Мертвых смердел так, что вокруг него не строили домов. Когда фараон Эхнатон перенес столицу из Фив и возвел там Дом Мертвых, то ларасхитов перевозили на специальном корабле, и, по словам современника, «крокодилы разбегались из Реки». Приглашая ларасхитов для работы домой, им оставляли плату и говорили почти почтительно, но как только они завершали свое дело, изгоняли из дома камнями.

В смраде Дома Мертвых эти несчастные проводили всю жизнь, но достигали такого умения и таких знаний анатомии, что с ними советовались (зажав, естественно, нос) даже самые почтенные врачи из Дома Жизни — древнеегипетской медицинской академии.

Секреты погребены в пирамидах, но сейчас ученые обнаружили в мумиях следы кокаина и табака. А ведь нам известно, что и тот, и другой прибыли в Старый Свет из Америки... Вот и еще секрет.

Пока жрецы готовят тело фараона для погребения, давайте пройдемся по нижнему храму Хефрена, гораздо лучше сохранившемуся, чем другие сооружения этого комплекса.

Несмотря на разрушения, можно представить, какие чувства испытывал подданный фараона, входя в восточную дверь монументального здания, охраняемую двумя сфинксами. Никаких украшений, но даже при взгляде на иероглифы, обозначающие имя и титул фараона, трепет пробегал по членам несчастного.

Подавляла сама аскетическая обстановка, лес колонн — монолитов, поддерживающих когда-то каменные плиты потолка, и строй крупных тронных статуй фараона на белом алебастровом полу, отражавшихся в тщательно отполированных стенах розового гранита. Одну из этих статуй Хефрена из темно-зеленого диорита, найденную археологами под полом храмового вестибюля, я видел в Египетском музее.

Скульптуры должны были увековечить, сохранить облик фараона, чтобы его душа не смогла его ни с кем перепутать в другом мире.

И вот при мерцающем пламени многочисленных светильников тело фараона выносят в коридор задней части храма, ведущей на Дорогу восхождения к заупокойному храму.

Через три колонных зала путь вел во двор, выложенный алебастровыми плитами, посреди которого стоял жертвенный алтарь. Перед колоннами из красного гранита высились огромные белые статуи бога Осириса. Они были обвиты полотнами, как мумии, ибо Осирис, убитый злым братом Сетом, воскрес благодаря любви своей жены Изиды и стал владыкой Царства Мертвых и его главным судьей. В заупокойном храме скульптуры Осириса представляли как бы тронные статуи самого фараона.

Процессия проходила мимо богато украшенных настенных барельефов и затем останавливалась. Свершалось таинство обожествления фараона, над которым не будем дерзкой рукой приподнимать завесу, а проследуем после него через коридор, образованный вертикально установленными столбами, на площадку перед пирамидой, куда вносили тело фараона, поднимали в усыпальницу и торжественно укладывали в саркофаг.

Но отчего же ни в одной пирамиде не найдены мумии фараонов? Ответ весьма прост и прозаичен: пирамиды были ограблены еще в далекой древности, во времена фараонов. Так как такое простое объяснение исчезновения мумий не устраивает оппонентов, придерживающихся других точек зрения на пирамиды (научные лаборатории, генераторы энергии и прочее), стоит не просто обратиться к фактам, а рассказать одну почти детективную историю, связанную с ограблениями.

Это ограбление произошло, как и подобные ему, во время правления фараона Рамзеса IX (конец XII века до н. э.) в дни ослабления верховной власти и документально зарегистрировано на папирусе.

Все началось, как в той известной истории у нашего классика, когда поссорились два соседа. Только город и имена другие. Губернатор Фив, Города живых, Па-Сер выдвинул тяжкие обвинения против своего коллеги и соперника, правителя Города мертвых, Па-Вера.

Так было положено начало делу об ограблении гробниц фараонов в Долине царей. Па-Сер не только обвинил Па-Вера в попустительстве разбойникам, но и назвал свидетелей, которые дали письменные показания, где сознавались в том, что «грабили склепы, срывали с мумий золотые украшения, амулеты и даже (как же вытерпели это боги!) золотые маски».

Но... дело застопорилось при официальном расследовании, когда все свидетели Па-Сера отказались от прежних показаний, а Па-Вер в отместку устроил шумную демонстрацию, собрав перед домом Па-Сера подчиненных, стражу, рабочих некрополя, инспекторов могил и чуть ли не ларасхитов, всячески унижая своего противника. Тот, горя праведным гневом, бросился искать защиты во дворце фараона. Потратив год, он добился повторного суда, перед которым предстали уже 40 грабителей. Вроде бы правда восторжествовала, но... концовка этой истории достойна пера Аристофана.

Прошло всего... три тысячи лет, и папирус с ценными свидетельскими показаниями грабителей был похищен, продан спекулянтам в Луксоре и вывезен в Европу. Можно сказать, что воры сделали достоянием гласности эту историю о грабителях усыпальницы.

Против них были бессильны все ухищрения по маскировке входов в гробницы, и поэтому жрецы были вынуждены постоянно перемещать с места на место мумии фараонов.

Посетивший долину Нила в середине I в. н. э. Диодор Сицилийский, с горечью писал, что в гробницах фараонов пусто, а видны только следы вандализма.

Все же жрецы собрали оставшиеся мумии фараонов и поместили их в тайнике, вблизи Долины царей, где их обнаружили в 1870 году. Только благодаря этому, мы можем и по сей день созерцать в Египетском музее, в комнате с охлажденным воздухом, десятки мумий, завернутых в коричневые полотна, пропитанные специальными растворами и помещенных под стеклянные колпаки.

Я всматриваюсь в скукоженные личики великих правителей — Тутмоса III, Рамзеса II, Сети I, чьи имена заставляли трепетать простых смертных и ставили на колени целые народы. При жизни правители гневались и смеялись, а сейчас были неподвижны как камень и их ссохшиеся ручки со сморщенной кожей беспомощно лежали на груди.

Такое ли бессмертие, вечную жизнь представляли пять тысяч лет назад жрецы, отправляя правителей в последний путь дорогой восхождения? Теперь уже этот вопрос останется без ответа.

Когда Сфинкс заговорит...

Больше всего времени в долине Гизы я провел у Сфинкса. Невозможно передать ощущение нереальности, отрешенности, когда находишься с ним наедине. Вначале я пытался не поддаваться этому необъяснимому гипнозу, или магнетическому влиянию, стараясь разобраться в своих ощущениях. Я заставлял себя рассматривать Сфинкса просто как скульптуру.

Да, это Большой Сфинкс, длина его 57 метров, а высота — 20, но еще больше поражает, что он высечен из целой скалы и можно согласиться с фразой одного специалиста, что «такого каменного сооружения нет нигде». Но ведь простая констатация размеров не может объяснить странного и глубокого впечатления, которое Сфинкс оказывает на человека, хотя, вроде бы, он совсем не обращает на тебя внимания, его взор устремлен над тобой, летит в какую-то, только ему ведомую даль.

Вольготна, расслаблена поза царя зверей (у Сфинкса — туловище льва) с вытянутыми могучими лапами и пятиметровой головой человека, но весьма непростого, потому что с затылка на плечи спускается царский цемес, праздничный платок — головной убор фараона. И лицом Сфинкс весьма схож с фараоном Хефреном, чью статую из диорита археологи нашли поблизости в развалинах поминального храма.

С Хефреном я столкнулся лицом к лицу в Египетском музее, и впечатление было почти такое же, как и от встречи с Сфинксом. Может быть на меня влияли запомнившиеся слова Геродота, что в Египте не было более деспотических и жестоких правителей, чем Хеопс и Хефрен.

Хефрен сделан из черного диорита, так же как и массивное кресло, в котором он восседает. Цвет черного камня отбрасывает на его лицо какой-то нездешний свет, а головы пантер на подлокотниках лишь усугубляют тягостное впечатление.

Как и у Сфинкса, его глаза на безучастном лице, не отражающем никаких мыслей и чувств, смотрят в какое-то только ему открытое будущее. Человеческие страсти чужды ему, и погрязшее в суете житейское море бушует где-то далеко внизу, не донося ни всплесков, ни шума до тех горных высот, где парит его дух, дух вершителя судеб народных, правителя Египта, владыки и фараона.

Той же надменностью и величавостью веет и от Сфинкса: не камень, не зверь, не человек. А кто? Пожалуй, все-таки — фараон. Да, он велик, несмотря на все раны, нанесенные ему временем и людьми.

По его гордой голове стрелял в 1380 году мусульманский фанатик, а турецкие мамлюки в начале XIX века пристреливали по нему свои пушки перед боем с наполеоновскими солдатами, которые также выбрали позже Сфинкса своей мишенью. Несмотря на то, что его грудь в трещинах, нет части носа и правой щеки, а позже отвалилась традиционная фараоновская бородка (она была вывезена в 1818 году в Англию и находится в Британском музее) Сфинкс по-прежнему величав и загадочен.

Между передними лапами Сфинкса есть надпись, которая свидетельствует о том, как по повелению фараона Тутмоса IV была сделана расчистка Сфинкса от песка, покрывавшего его с головой. Так на протяжении тысячелетий фараоны считали своим долгом оберегать Сфинкса. Почему?

Египтологи определили подлинное имя Сфинкса — Хоремхет, обозначающее «Хор на небосклоне». Хор, он же Гор, Хорус, один из самых сложных образов среди египетских богов. Хор был богом неба, а солнце и луна — его глаза.

Хор изображался в период Среднего и Нового царства по-разному: в виде сокола, солнечного диска с соколиными крыльями, или человека с головой сокола. Но не только. Я видел, например, в Карнакском храме в Луксоре, целую аллею бараноголовых сфинксов, посвященных богу плодородия.

Сфинкс в Гизе — самый древний из известных ученым сфинксов, а в додинастическую эпоху Хор являлся покровителем царской власти. Хором египтяне называли обожествляемого фараона, а горизонтом — место, где он после смерти сливается с богом солнца, начиная свое вечное путешествие по небу.

Отчего же Геродот вообще не упомянул о Сфинксе в Гизе? Оттого ли, что каждые 50 лет его с макушкой заносило песком и великий историк мог просто его не заметить? Некоторые археологи считают, что Сфинкс гораздо старше пирамид, а сходство с Хефреном — просто случайность.

Эхолокаторы обнаружили под левой лапой Сфинкса узкий туннель, ведущий в сторону пирамиды Хефрена. Что это? То ли подтверждается старая легенда о том, что это проход для пуска воды в пирамиду, устроенный для предотвращения попыток ограбления погребальной камеры, то ли просто для отвода воды. Гидрологи обнаружили у основания пьедестала следы эрозии, свидетельствующие, что Сфинкс стоял посреди потока воды. Какой? То ли Нил был так широк в древности, что окружал скалу-пьедестал, обтекая ее, то ли...

И тут ученые сделали сенсационное предположение:
— Это не разлив Нила, а следы библейского потопа, который шел с севера на юг! А геофизики не побоялись назвать конкретную дату библейского потопа — 8000 лет до н. э.

До этого японские археологи тоже сделали неожиданный вывод, прозвучавший, как взрыв, в среде египтологов:
— Обработка камней скульптуры сделана раньше, чем вырублены блоки пирамиды Хеопса, то есть Сфинкс — древнее пирамид.

Англичане, повторив анализ обработанных камней пьедестала, отодвинули дату потопа в глубь веков еще дальше, до 12000 лет.

После чего французские археологи воскликнули:
— Значит, время египетского потопа совпадает с гибелью Атлантиды!

По этой гипотезе получается, что Сфинкс возник в допотопную историю, богатую легендами и мифами, дающую возможность снова реанимировать фантазии о существовании на Земле высокоразвитой цивилизации, о «космическом» происхождении древнего египетского государства, которое было «на голову» выше по уровню развития других народов.

Иероглифы на камнях рассказывают о том, как в долине Нила приземлился «корабль Солнца», с которого сошли девять богов и стали обучать совсем неграмотных жителей математике, астрономии, медицине. Под их руководством возвели город, где на стене храма нарисовали календарь, а в центре высился маяк.

Кто были эти боги — инопланетяне, атланты или представители другой какой-либо цивилизации? Предполагают, что именно от них остались необыкновенные знания у жрецов, которые рассчитывали дни затмения, пользовались удивительными приборами, напоминающими гальванические батареи и аккумуляторы.

Мемфисский жрец записал на папирусе, что при боге долголетия Тоте люди не знали болезней и старости. Но это все было в древности, а затем постепенно стерлось из памяти египтян, даже рецепт «эликсира бессмертия» известный сыну Тота — Гермесу Трисмегисту, прародителю алхимиков. А если эти секреты все же где-то спрятаны? Случайно ли возникла пословица: «Когда Сфинкс заговорит, жизнь сойдет с привычного круга».                                  

Владимр Лебедев / фото атора

Просмотров: 9918