Тур де Франс

01 октября 2011 года, 00:00

Монумент «Тур де Франс» в Пиренеях» Жана-Бернара Мете был открыт в 1996 году неподалеку от города По

Для всего мира это просто главная велогонка сезона, но для французов это больше чем спортивное состязание

С высоты птичьего полета видно, что на километры вокруг трассы очередного этапа «Тур де Франс» вся жизнь замирает. Поля пусты, во дворах окрестных ферм ни души, в городках закрыты все конторы, магазины и кафе, кроме тех, разумеется, что расположены у самой трассы, — здесь столики под открытым небом пользуются повышенным спросом. Если по окрестным дорогам и движется какая машина, то ее пассажиры наверняка торопятся пополнить толпы желающих посмотреть на гонку.

Большинство зрителей выходят к трассе задолго до того, как будет дан старт, они, как подсчитали дотошные организаторы, проводят на обочине в среднем около шести часов. А ведь велосипедисты проносятся мимо них за считанные минуты. Лишь на самых сложных горных этапах последние спортсмены приходят к финишу спустя пару-тройку часов после лидеров.

1. В 1964 году в гонке участвовали уже только профессионалы, но даже они порой не справляются с нагрузками. Чтобы не терять время, помощь им оказывают на ходу
2. По сравнению с этим велосипедом образца 1903 года нынешние намного легче и позволяют развивать гораздо большую скорость
Фото: ANZENBERGER/FOTODOM.RU, ROGER-VIOLLET/EAST NEWS, GAMMA PAPHO/EAST NEWS

Впрочем, для большинства французов (а они составляют свыше 80% от тех 12–15 миллионов человек, что каждый год съезжаются посмотреть на гонку) «Тур де Франс» не столько спортивное состязание, сколько один из главных национальных праздников. Многие зрители вовсе не являются поклонниками велоспорта и могут назвать несколько имен гонщиков лишь потому, что услышали их накануне по телевизору. Не за тем, чтобы поболеть за любимого спортсмена, они бросают все дела и едут за сотни километров от дома. Побывать на «Тур де Франс» для француза — практически религиозный обряд. И многочасовое ожидание — непременная составляющая ритуала.

Такое отношение сформировалось не сразу: мало ли во Франции проводится соревнований? Наверное, переломным стал 1947 год. Страна тяжело восстанавливалась после войны, и возобновление «Тур де Франс» тогда было воспринято как символ национального подъема. Энтузиазм французов подстегнуло еще и то, что первые три места разыграли между собой их соотечественники. И что с того, что французы в тот год составляли абсолютное большинство участников? Рождению легенды это абсолютно не помешало.

Призовые деньги

Призовой фонд «Тур де Франс» — самый большой в мире велоспорта: в 2011 году, например, он составил 2 029 680 евро. Победа на этапе приносит гонщику 8000 евро, а выигрыш промежуточного спринта, например, — 800. Победитель «Большой петли» зарабатывает 450 000 евро, а пришедший последним получает 400 евро. Все призовые падают в общую копилку команды и затем распределяются между гонщиками, руководством и персоналом. Порядок распределения в каждой команде свой, но правилами «Тур де Франс» оговаривается, что обслуживающему персоналу причитается не менее 10% суммы. Команда BMC Racing, за которую выступает победитель «Тур де Франс — 2011» Кэдел Эванс, заработала в этом году 493 990 евро призовых. А неудачники нынешнего тура, американская команда RadioShack, — всего 10 540 евро.

И теперь в дни, когда проходит «Большая петля», в радиусе сотни километров от дороги, по которой проходит очередной этап многодневки, не найти свободного места в гостинице. Многие же попросту приезжают в «домах на колесах», заранее занимая место у трассы. Необязательно лучшее — сойдет любое, ведь главное — просто прикоснуться к магии «Тур де Франс». А рассмотреть гонку в подробностях все равно можно лишь по телевизору — недаром у финишной прямой, где концентрация настоящих фанатов велоспорта куда больше, стоят гигантские экраны, на которых идет прямая трансляция.

«Тур де Франс» не сводится к одной велогонке, она лишь один из элементов программы, пусть даже и главный. Организаторам не приходится подогревать атмосферу праздника, развешивая по улицам охваченных «Большой петлей» городов плакаты в духе «Приветствуем участников соревнований!». Это праздник народный, и всяк волен принять в нем участие тем или иным способом. Кто-то вывешивает за окна своих домов цветочные панно на велосипедную тему. Фермеры подгоняют к гоночной трассе тракторы и комбайны, на которые подвешивают удивительные инсталляции из старых велосипедов. Завсегдатаи фитнес-центров вытаскивают на улицу велотренажеры и мчатся на месте «навстречу» гонке. Кто-то просто приветствует спортсменов, подняв бокал с вином, а кто-то прибегает к способам более экзотическим. Так, за последние 18 лет ни один этап «Большой петли» не обходится без Дитера Зенфта — знаменитого Красного Дьявола. Облачившись в красный облегающий костюм, накинув черный плащ, напялив на голову шлем с рогами, этот весьма немолодой уже человек скачет как безумный, бегает за спортсменами, корчит рожи и грозит велосипедистам трезубцем. И он далеко не единственный костюмированный персонаж среди зрителей на «Тур де Франс».

Эта велогонка давно превратилась в своего рода карнавал. Особенно это чувствуется во время проезда рекламного каравана, предваряющего старт каждого этапа. Как показали исследования, около 40% зрителей приходят на трассу прежде всего ради этого красочного шоу, в котором участвует свыше полутора сотен оригинальных транспортных средств. Фантазия дизайнеров превращает обычные автомобили в передвижные кровати, булки и бутылки, чтобы оригинально представить компании-спонсоры велогонки. Зевак одаривают множеством сувениров: фирменными майками и кепками, брелоками, газетами… За три недели соревнований зрителям раздают полмиллиона одних только бутылок минеральной воды Vittel. Еще полмиллиона бутылок один из главных спонсоров «Тур де Франс» выделяет командам-участницам и персоналу, обслуживающему гонку.

Между компаниями идет негласное соревнование: чья команда в рекламном караване больше поразит собравшуюся публику. По независимым опросам, в этом рейтинге в последние годы лидировала та же Vittel. В немалой степени — за счет эффектного аттракциона: девушки окатывают зрителей минералкой из шлангов. В июльскую жару столь необычный способ дегустации не может не нравиться зрителям.

Фото: VELOPHOTOS

Рекламный караван — одна из старейших традиций «Тур де Франс», он появился еще в 1930 году в связи с реформой гонки. Ранее велосипедисты соревновались только в индивидуальном зачете, но потом организаторы решили, что в состязании должны принимать участие команды, представляющие французские регионы либо соседние страны. При этом все будут экипированы одинаковыми велосипедами, предоставляемыми организаторами. Ради этого новшества директор «Тур де Франс» Анри Дегранж призвал крупнейшие фирмы страны спонсировать гонку, а взамен предложил оригинальный способ рекламы.

История самого «Тур де Франс» тоже началась как рекламная акция. В 1902 году журналист Жео Лефевр предложил, «ударив велопробегом по бездорожью», поднять число читателей газеты L'Auto. Вообще-то, это издание писало преимущественно об автогонках. Но велосипед в те годы был надежнее «самодвижущихся экипажей», особенно когда речь шла о преодолении значительных расстояний, а задачей проекта было охватить как можно больше регионов страны. В отличие от других крупных велогонок того времени «Тур де Франс» должен был совершить по стране круг: стартовав в Париже, туда же и вернуться. Еще одной важной особенностью «Тур де Франс» стало отсутствие постоянного маршрута. Каждый год он меняется, чтобы охватить новые регионы (к настоящему времени этапы гонки стартовали или финишировали более чем в 500 городах Франции и не только: временами «Большая петля» захватывает территорию соседних стран).

Идея Лефевра понравилась главному редактору и соучредителю газеты Анри Дегранжу, и 1 июля 1903 года в три часа дня был дан старт первому «Тур де Франс». В результате тираж L'Auto вырос с 33 000 до 65 000. Через десять лет во время гонки ежедневно продавалось в среднем 320 000 экземпляров газеты, а рекордный тираж был достигнут 23 июля 1923 года — миллион экземпляров.

Газеты L'Auto уже не существует: в 1946 году на ее базе была создана ежедневная национальная спортивная газета L'Équipe, а гонку теперь организует входящая с ней в один холдинг фирма Amaury Sport Organisation. И о L'Auto напоминает ныне только введенная в 1919 году желтая майка лидера гонки — под цвет бумаги, на которой печаталась газета. С тех пор не только на многих велогонках, но даже и в других видах спорта лидеры в общем зачете выходят на старт в желтой майке. И лишь конкуренты «Тур де Франс» в борьбе за звание главной многодневной велогонки мира не идут на поводу у французов: на испанской «Вуэльте» в ходу красная майка, а на «Джиро д'Италия» — розовая.

1. Болельщики — полноценнные участники грандиозного шоу «Тур де Франс»: многие приезжают сюда не столько на спортсменов посмотреть, сколько себя показать
2. Торговая марка Vittel спонсирует гонку и участвует в рекламном караване с 2008 года. Тогда прекрасные девушки в форме пожарных, окатывающие зрителей из брандспойтов, произвели настоящий фурор, и «душ для болельщиков» стал с тех пор фирменным знаком рекламной команды Vittel
Фото: ROGER-VIOLLET/EAST NEWS, VELOPHOTOS

В последние годы старт очередного этапа «Тур де Франс» все реже совпадает с финишем предыдущего. И если когда-то ключевыми точками маршрута гонки были крупные города, то сейчас большая часть этапов затрагивает небольшие городки и деревни: так раскручиваются для туристов новые или, напротив, забытые старые курорты. Например, в 2011 году 8-й этап финишировал на горнолыжном курорте Сюпер-Бесс в Центральном массиве — так туристам напоминают, что во Франции можно кататься с гор не только в Альпах и Пиренеях. 

Первые старты «Большой петли» были изматывающим предприятием. Так, в 1903 году трасса длиной 2428 км была разделена всего на шесть этапов, то есть в один прием нужно было проехать порядка 400 км! Велосипеды были тяжелые — не сравнить с нынешними, и даже лучшим спортсменам требовалось 17 часов на прохождение такой дистанции. Неудивительно, что постепенно трассу стали делить на все большее число этапов.

Нынешние спортсмены проезжают в среднем 3500 км за три недели. Маршрут гонки уже не представляет собой сплошную петлю, скорее это пунктирная линия. Место национальных сборных давно уже заняли профессиональные команды. А спорт смены рекрутируются в них по всему миру: так, в этом году впервые «Тур де Франс» выиграл австралиец Кэдел Эванс.

Пока из 98 состоявшихся гонок (во время двух мировых войн соревнования не проходили) французы выиграли 36 — больше, чем представители какой-либо другой страны. Но все их победы в прошлом, последняя — четверть века назад. Наверняка поэтому среди болельщиков вдоль трассы молодых людей много меньше, чем представителей старшего поколения. Но все может измениться — стоит только зажечься новой звезде. И потому с таким вниманием французские спортивные обозреватели присматриваются к молодым и подающим надежды спортсменам. Для поддержания легенды «Тур де Франс» нужен новый национальный герой. И Франция ждет его появления.

Финишная кривая

В статьях о «Тур де Франс» обычно пишут, что финал гонки традиционно проходит на Елисейских Полях в Париже. Это не совсем верно: подобно тому как постоянно меняется маршрут самой гонки, менялось и место финиша. В 1903 году «Тур де Франс» завершился в парижском пригороде Виль-д'Авре. С 1904 по 1967 год финал гонки принимал велодром «Паркде-Пренс», позже перестроенный в стадион, ставший домашней площадкой футбольной команды «Пари Сен-Жермен». Несколько лет гонка завершалась на велодроме «Венсенн», построенном в Париже для Олимпийских игр 1900 года. А на самой известной улице французской столицы главная велогонка мира впервые завершилась в 1975 году.

Просмотров: 12575