Витрина дизайна

01 июня 2011 года, 00:00

Шоу-рум Vitra Haus, построенный швейцарцами Херцогом и де Мероном, стал главной достопримечательностью Vitra Campus, полюбоваться на которую съезжаются архитектурные фанаты со всего мира.  Фото:  ALL PHOTOS COURTESY BY VITRA

Эстетствующие бизнесмены и богемные дизайнеры научили весь мир радоваться жизни дома и в офисе. как это произошло, рассказывает музей Vitra, расположенный недалеко от границы со Швейцарией.

Vitra — знаменитая швейцарская мебельная компания, идеологический центр которой расположен в немецком городке Вайль-на-Рейне. Бренд Vitra — мировой, как Thonet или Knoll. Музей дизайна в Vitra Campus был основан в 1989 году владельцем фабрики Рольфом Фельбаумом. В этом странном месте невозможно понять, где заканчивается фабрика и начинается музей, нельзя отличить шоу-рум дорогой дизайнерской мебели от музейного магазина. Здесь трудно ответить на вопрос: музей существует при фабрике или фабрика при музее? Побродив по кампусу, понимаешь, что перед тобой один огромный экспонат музея дизайна и архитектуры, гигантская инсталляция из архитектурных шедевров. Объектом музеефикации здесь оказывается среда, где люди работают и принимают клиентов и посетителей.

Герои и предания

Музеи возникают по-разному. Одни из собраний артефактов — императорских, королевских, частных, корпоративных, университетских. Другие — в память о великих людях и великих достижениях человечества. Vitra возникла из отношений между людьми, которые через дизайн хотели передать свое легкое, праздничное отношение к миру. Они-то и создали жизнерадостную атмосферу Vitra, где все улыбаются — экскурсоводы, смотрители, покупатели, продавцы. Так всегда улыбаются на фотографиях Чарлз и Рей Имз — самая счастливая и успешная супружеская чета в истории дизайна.

Американцы Имзы для швейцарской Vitra — это боги, герои и главные идеологи. Их мебельный дизайн — основа благополучия компании и ее фирменный знак. Без Имзов в маленьком скучном городке Вайль-на-Рейне ничего бы не было. Вернее, без удивительной атмосферы страны-победительницы конца 1940-х — начала 1950-х. Тогда казалось, что весь мир принадлежит Америке и она способна облагодетельствовать человечество своей индустриальной мощью и демократическими ценностями. В такую Америку в 1953 году за новыми идеями приехал швейцарец Вилли Фельбаум, отец основатель Vitra. До войны он купил компанию, производившую торговое оборудование. Это был сезонный бизнес, который оживлялся только осенью, когда открывались новые магазины. Фельбаум решил делать мебель — то, что нужно людям круглый год, — и сразу повел себя на рынке нестандартно: запустил в производство стул из совершенно нового по тем временам материала — плексигласа.

Музейная легенда гласит, что швейцарец увидел мебель Имзов совершенно случайно — из окна такси. В витрине лосанджелесского магазина стояли стулья из гнутой фанеры на тонких стальных ножках-стержнях — 10 моделей разной формы. Архитекторы Чарлз Имз и Эро Сааринен создали эту знаменитую коллекцию еще в 1940 году для конкурса «Органический дизайн жилой среды», объявленного нью-йоркским Музеем современного искусства (МoМА). А уже в начале 1950-х в США ее можно было купить в магазине. Швейцарец был сражен наповал. Это было как раз то, что ему хотелось — новые материалы, современные технологии, очевидное удобство и какая-то легкомысленная красота. В мебели Имза и Сааринена были игра, провокация, обаяние. От этого модернистского послевоенного шарма и сегодня сходят с ума фанаты американского сериала «Безумцы» (Mad Men). Авторскими правами на невиданный в Европе дизайн владел  калифорнийский мебельный фабрикант Герман Миллер, совершенно не заинтересованный в заокеанских рынках. Его компанию и без того завалили заказами — Америке 1950-х, переживавшей беспрецедентный потребительский и строительный бум, нужно было много дешевой, стильной, красивой и удобной мебели. Фельбауму пришлось долго уговаривать Миллера подписать лицензионное соглашение. Между первой встречей двух фабрикантов и началом производства мебели главных американских дизайнеров на фабрике в Вайле-на-Рейне прошло долгих четыре года. В 1957 году здесь, в цехах и исследовательских лабораториях, заработало оборудование, которое позволяло делать мебель из новых материалов — клееной фанеры, алюминиевых трубок, стекловолокна. Впервые в Европе началось производство дизайнерской мебели для массового потребления. Можно с уверенностью утверждать, что стиль и качество европейской жизни принципиально изменились. Заработал на полную мощность «дизайнерский план Маршалла». Началась настоящая американизация Европы.

1.  Vitra убедила весь мир в том, что изогнутый датским дизайнером Вернером Пантоном кусок пластика без спинки и ножек можно и нужно считать стулом
2.  Одна из самых хулиганских выставок, «Антитела. Работы Фернандо и Умберто Кампана 1989–2009 гг.», открылась в музее к его 20-летию в 2009 году. Братья-дизайнеры из Бразилии прославились креслами из опилок и диванами из плюшевых игрушек. Фото: THOMAS DIX, IWAN BAAN, ALL PHOTOS COURTESY BY VITRA

Дорогое удовольствие

В павильоне, построенном Фрэнком Гери для музейного магазина, недавно открылось Vitra Atelier — настоящий «храм лаунж-кресла Чарлза и Рей Имз», их шедевра 1956 года. Из закрытых производственных помещений сюда перенесли мастерскую, из музея — документы, эскизы, фотографии. На стенах — образцы кож, детали кресла и даже фильм, в котором кресло красуется на фоне документальных кадров всех главных событий, происходивших в мире с 1956 года. Из фильма следует, что мир менялся, а лаунж-кресло — нет. Оно вписывается во все времена, и так будет всегда.

Каждый может выбрать цвет кожи обивки, оттенок палисандра для деревянных деталей и заказать кресло, которое будет собрано вручную на ваших глазах с использованием тех самых инструментов, которые «балансируют» по воле скульпторов Класа Ольденбурга и Косье ван Брюгген рядом с Музеем дизайна. В процессе работы мастер отвечает на все вопросы, а в завершение прикручивает к креслу памятную табличку, являющуюся одновременно сертификатом подлинности. Это очень дорогое удовольствие и завораживающее зрелище.

Галерея дизайнерской славы

Эксклюзивные права тиражировать работы своих дизайнеров в Европе и на Ближнем Востоке Герман Миллер отдал компании Vitra только в 1984 году. Однако главное он сделал в 1957-м — обеспечил Фельбауму доступ к мозгам гениев дизайна. Чарлз Имз, Александер Жирар, Джордж Нельсон — эти имена в России почти неизвестны, хотя в 1960-х созданные ими кресла на тонких ножках проникли во многие советские малогабаритные квартиры. Объекты и концепты, которые они придумали, — гордость коллекции Музея дизайна. Имз, Жирар и Нельсон были близкими друзьями и коллегами, и у каждого из них был свой особый талант.

Чарлз Имз, идейный вдохновитель и главный консультант Vitra, получил архитектурное образование. И все свои знаменитые стулья, кресла, кушетки он проектировал как архитектор. Самым важным для него всегда была структура объекта,  совокупность конструктивных деталей. «Из деталей и возникает дизайн» — любимый афоризм Имза. Как настоящий архитектор, он был знатоком материалов и их свойств. Именно Чарлз ввел в дизайнерский оборот клееную фанеру, пластик, алюминий, стекловолокно. Его жена и ученица Рей Имз придумывала формы, отвечала за эстетику. Имзы стали одними из первых «тотальных дизайнеров», для которых каждый объект — совокупность структуры, технологии и материала, объединенных функциональной целесообразностью. В 1988 году, после смерти Рей, Музей дизайна Vitra приобрел почти все выполненные Имзами авторские объекты. И теперь здесь можно увидеть подлинный «стул из гнутой клееной фанеры 1946 года», прозванный архитектурными критиками стулом века, культовое лаунж-кресло (кресло-шезлонг с оттоманкой, 1956) и даже короткометражные научно-популярные фильмы, съемками которых супруги увлекались в 1950-е. Нет только дизайнерского дебюта Чарлза Имза — протезов для инвалидов войны из прессованной фанеры. А жаль — их форма до сих пор считается совершенной.

Чарлз и Рей Имз добились успеха, потому что были влюблены не только в дизайн, но и друг в друга. Фото: VITRA

Джордж Нельсон, дизайн-директор компании Германа Миллера, стал главным концептуалистом Vitra. Для него архитектура и дизайн были в первую очередь инструментами социальной работы. Он менял образ жизни людей. Например, в 1940-х Нельсон предложил концепцию гигантских торговых центров в городских предместьях (моллов) и тем самым совершенно изменил американский, а затем и европейский ландшафт. Правда, впоследствии, увидев свою идею реализованной, он сожалел об этом. В своей книге-бестселлере 1945 года «Дом завтрашнего дня» (написанной в соавторстве с Генри Райтом) Нельсон ввел понятие «стены-хранилища»,  то есть шкафов специальной конструкции от пола до потолка. Очень скоро в квартирах и офисах появилось то, что мы теперь называем «стенкой». Считается, что это революционное изобретение предвосхитило и даже подстегнуло потребительский бум 1950-х — у людей появилось место, где можно складировать купленное.

Основные доходы Vitra всегда получала от оборудования офисов. И Нельсон, разработавший концепцию «открытого офиса», ставшего необыкновенно популярным в ХХ веке, тем самым обеспечил благополучие компании на многие годы вперед. Офис Нельсона — это не просто дизайн, а эффективная организационная модель, в которой и планировка, и оборудование, и мебель обеспечивают мобильность, простоту и легкость коммуникации.

Настоящим шедевром Нельсона стала знаменитая Американская национальная выставка в Сокольниках 1959 года. Именно ему принадлежала идея представить в СССР не какие-то невероятные достижения, а среду, в которой живут, работают и отдыхают простые американцы. Нельсон и его команда выбрали самый популярный в США ширпотреб — от кока-колы до кадиллака — и разместили его на широкой многоуровневой платформе, разработанной специально для выставки. Сам Нельсон отделал и обставил мебелью «типичную американскую квартиру», а также спроектировал гигантский стекловолоконный зонт для двух других выставочных павильонов. Он, по существу, стал дизайнером (или декоратором) знаменитых «кухонных дебатов» между Никитой Хрущевым и Ричардом Никсоном. И, скорее всего, решающее слово в этом споре об образе жизни сказал не политик Никсон, а дизайнер Нельсон. Кстати, супруги Имз тоже участвовали в выставке. На огромном полиэкране в режиме нон-стоп шел их фильм «Взгляд на США» (Glimpses of the U.S.A.): 13-минутное шоу, в котором с головокружительной скоростью сменяли друг друга 2200 знаковых образов Америки, буквально ошеломляло посетителей, не избалованных визуальными аттракционами.

Джордж Нельсон, главный концептуалист компании Vitra. Фото: VITRA

Нельсон был блестящим журналистом и редактором, выдающимся лектором и педагогом, отличным фотографом. И очень ироничным человеком. В начале 1960-х годов, в разгар холодной войны, он вел популярную телепрограмму «Убийство как дизайнерская проблема». Теперь его архив и множество созданных им культовых объектов хранятся в Музее дизайна. Среди них — «стул-кокос» (1956), «диван-зефир» (1956), настенные «часы-шарики» (1947), лампа «мыльный пузырь» (производится с 1952 года до сегодняшнего дня), серия модульной конторской мебели «Активный офис» (1964).

Александер Жирар, третий идеолог компании Vitra, отвечал за декоративное оформление объектов. Один из лучших в мире специалистов по текстильному дизайну, он всегда предлагал такие цветовые и орнаментальные решения, которые поднимали настроение и вызывали улыбку. Собственно, к этому и стремились калифорнийские дизайнеры-модернисты — Keep Smiling!

Главной страстью и источником вдохновения Жирара были путешествия. Он собрал богатейшую коллекцию, которая легла в основу Международного музея традиционного искусства, расположенного в городе Санта-Фе (штат Нью-Мексико), неподалеку от дома дизайнера. Яркие цвета Мексики, лаконичные исламские, восточноевропейские и южноамериканские орнаменты — все это Жирар использовал в дизайне мебели и аксессуаров, в оформлении квартир, домов и офисов. Сотни эскизов и образцов тканей, а также прототипы объектов из собственной мастерской Жирар завещал Музею дизайна. Декоративные подушки, подносы, деревянные игрушки из его коллекции можно увидеть в постоянной экспозиции, а их реплики купить в музейном магазине.

Американцы определили стилистику и идеологию Vitra. Но для ее устойчивого динамичного развития нужны были европейские революционеры дизайна. Первым собственным открытием компании стал чудаковатый датчанин Вернер Пантон. В начале 1960-х с ним познакомился юный сын Вилли Фельбаума — Рольф, который только начинал заниматься семейным бизнесом. Изучавший социальные науки и писавший диссертацию о социалисте-утописте Сен-Симоне, Рольф разглядел в Пантоне дизайнера-утописта. Датчанин предложил Фельбаумам очень необычный стул. До этого даже у самого авангардного стула были ножки и спинка. А в пантоновском образце ничего подобного нет. Это цельный, причудливо изогнутый кусок пластика — полипропиленовый монолит, повторяющий изгибы человеческого тела. Он больше всего походил на тень сидящего, которая как бы вырастает  из пола. «Главная цель моей работы — пробудить воображение. Сидеть на стуле должно быть так же забавно и интересно, как играть в какую-нибудь игру», — говорил Пантон. Игра, необычный материал, эргономичность — все это очень соответствовало принципам американских отцов-основателей Vitra. Стул был запущен в серию в 1967 году и прославил фирму навеки. А Вернер Пантон с его модернистскими интерьерными инсталляциями и объектами из пластика, плексигласа, фибергласа, стекла, стали, пенорезины, полипропилена и синтетических волокон стал известнейшим дизайнером ХХ века и одним из главных героев Vitra.

 

1. «Диван-зефир» (1956) — дизайнерский объект, вызывающий улыбку и радость. При этом на нем очень удобно сидеть
2. «Стул-кокос» (1956). Просто, дешево, удобно, функционально — так придумали в 1950-е, так живут до сих пор
Фото: VITRA (x2)

Мекка для дизайнеров

Эстет и интеллектуал Рольф Фельбаум возглавил компанию в 1977 году. Вместе с первым директором Музея дизайна Александером фон Фегезаком он собрал одну из лучших в мире коллекций дизайнерской мебели с середины ХIХ века (когда возникло ее серийное производство) до наших дней. В ее основу легло личное собрание Рольфа, которого в первую очередь интересовало все, на чем сидят — стулья, кресла, диваны. Многие шедевры итальянского, скандинавского и американского модернизма в подлинниках сохранились только здесь.

Верный заветам своих учителей, Рольф Фельбаум объединил усилия дизайнеров и идеи архитекторов и создал уникальное пространство — Vitra Campus. Коллекция музея, временные выставки, шоу-рум, где можно купить эксклюзивную мебель, цеха и лаборатории расположились в уникальном архитектурном ансамбле, созданном ведущими мировыми архитекторами. Так маленький городок Вайльна-Рейне стал архитектурной и дизайнерской Меккой. Как часто бывает, все началось с большой беды. В 1981-м пожар почти уничтожил фабрику. В течение шести месяцев, пока действовала страховка, нужно было запустить производство. И тут Фельбаумы приняли героическое решение — не строить функциональную времянку, а пригласить человека, который помог бы им создать среду под стать модернистскому мебельному дизайну, ради пропаганды и распространения которого компания и существовала. Выбор пал на британского мастера хай-тек Николаса Гримшоу. Он подходил по всем параметрам — малоизвестный в Европе, но явно перспективный иностранец, функционалист, любитель новых технологий.

Гримшоу оправдал доверие и уложился в сроки — ровно через шесть месяцев после пожара первый цех был запущен. Архитектор применил самый быстрый на тот момент метод строительства из профилированных алюминиевых модулей, которые одновременно стали элементами декора. К 1986 году элегантное и эффектное здание фабрики было закончено.

Рольфу Фельбауму понравилось работать с модным архитектором, однако его не устраивал жесткий план развития территории, разработанный Николасом Гримшоу. Англичанин предлагал застроить ее однотипными архитектурными объектами, хорошо вписывающимися в окрестный холмистый ландшафт и отражающими «корпоративную идентичность» фирмы. А утопист Рольф хотел эксперимента, неожиданных комбинаций и сочетаний. Его интересовал не монолог аккуратного концептуалиста, а полифония архитектурной дискуссии. Кроме того, он совершенно не понимал, как найти в промзоне место для радикальной дизайнерской коллекции.

Очередной поворот в судьбе Vitra произошел в 1984 году, и опять благодаря американскому знакомству. Рольф с братом решили подарить отцу на семидесятилетие поп-артистическую скульптуру шведа Класа Ольденбурга и голландки Косье ван Брюгген, живших и работавших в США. Супруги-художники к тому моменту уже прославились своими объектами — гигантскими «обыденными» предметами, такими как огрызок яблока, волан, сломанная пуговица. Самый знаменитый среди них — филадельфийская прищепка для белья. Братья заказали для отца композицию «Балансирующие инструменты» — огромная отвертка, молоток и пассатижи будто застыли в танцевальном па. Это была дань уважения семейному бизнесу (обивщики мебели используют главным образом именно эти инструменты) и серьезная декларация о намерениях. «Коллаж и дизайнерская провокация — наше призвание и миссия» — именно этот тезис выразился в скульптуре, которая до сих пор встречает посетителей Vitra Campus.

В мастерской Ольденбурга Рольф познакомился с архитектором Фрэнком Гери, который к тому моменту был в Европе почти неизвестен. Вместе они решили превратить Vitra Campus в площадку для экспериментов по организации пространства. Так было положено начало архитектурному кластеру, по которому сегодня сотрудники музея водят интереснейшие экскурсии.

Подобно Вилли Фельбауму, сформировавшему в 1950-х годах пул дизайнеров компании Vitra, его сын Рольф с помощью Фрэнка Гери начал тщательный отбор архитекторов для строительства нового кампуса. Каждый из них должен был построить скромное по размерам здание, не вступающее в конфликт с ландшафтом, но готовое к диалогу и даже спору с другими сооружениями. 

Один из главных диспутов ХХ века — спор между Никитой Хрущевым и Ричардом Никсоном — происходил в 1959 году на Американской выставке в Сокольниках в декорациях Джорджа Нельсона. Именно он создал дизайн и атмосферу типичной американской кухни, представленной москвичам. Леонид Брежнев (на фото крайний справа) тогда еще держал язык за зубами. Фото:  GETTY IMAGES /FOTOBANK.COM

Собрание архитектурных идей

После ожесточенных дискуссий и мозговых штурмов на территории Vitra появился уникальный архитектурный комплекс. Можно смело назвать его мегаколлажем, созданным звездами мировой архитектуры. С 1989 по 2010 год на Vitra Campus были построены:

Музей дизайна (автор — американец Фрэнк Гери, 1989). Здание музея похоже на розу, нарисованную художником-кубистом. Закрученные пандусы, цилиндрические и кубические объемы выглядят как цветочные лепестки. Здесь проходят интереснейшие музейные выставки. На одной из них, посвященной творчеству самого Гери, экспонировались удивительные архитектурные макеты из картона и оберточной бумаги, с которыми архитектор участвовал в разных конкурсах.

Новые цеха фабрики (автор — Фрэнк Гери, 1989). Транспортные пандусы, башни над входом в цеха перекликаются с архитектурой музея. Поскольку музей стоит на фоне цехов, сразу видно, что он — продолжение фабрики, а фабрика — часть музея.

Павильон для конференций (автор — японец Тадао Андо, 1993). Бывший водитель грузовика и боксер, великий архитектор-самоучка Андо вступил с Гери в тихую, но жесткую дискуссию. Его минималистский павильон, расположенный рядом с Музеем дизайна, отделен от экспрессивного здания Гери простой угловой стеной, на которой сохранились отпечатки трех листьев — в память о трех вишневых деревьях, погибших во время строительства. В этом «здании-невидимке» все строится на игре: нужно пройти по узкой бетонной тропинке, протиснуться в небольшой дверной проем, больше напоминающий щель, чтобы оказаться в просторном светлом двухуровневом помещении, «утопленном» в холм. Серые цементные стены приятны на ощупь и теплее, чем дерево (для этого в цемент добавлена зола). В павильоне, больше похожем на бункер, света больше, чем в высоченном Vitra Haus, а его уединенный внутренний дворик едва ли не самое уютное место во всем кампусе.

Кубистическая бетонная роза Музея дизайна в Vitra Campus — первый реализованный в Европе проект именитого американского деконструктивиста Фрэнка Гери и, по общему признанию, одна из лучших его работ. Фото: THOMAS DIX, OLIVO BARBIER, GABRIELE BASILIO.ALL PHOTOS COURTESY OF VITRA

Пожарная станция (автор — англичанка иракского происхождения Заха Хадид, 1993). Станция похожа на материализованную супрематическую композицию Эль Лисицкого или Малевича. В здании, составленном из устремленных в небо косых плоскостей, нет ни одного прямого угла — от этого слегка кружится голова. Пожарные переехали в город, и теперь в депо Захи Хадид (в том числе и в слегка перестроенном и утепленном гараже) проходят семинары, мастер-классы и презентации.

Фабричный корпус (автор — португалец Алвару Сиза, 1994) мало напоминает здание Николаса Гримшоу, построенное после пожара 1981 года, но не уступает ему ни по элегантности, ни по функциональности.

Vitra Haus (авторы — швейцарцы Жак Херцог и Пьер де Мерон, 2010) похож на «нагромождение домов» (определение Жака Херцога). Внутри наваленных друг на друга угольно-черных пятиугольных брикетов извивается лабиринт шоу-румов. Путешествуя по нему, можно не только увидеть «домашнюю коллекцию» Vitra, то есть лучшие образцы мебельного дизайна, которые фабрика выпускает с 1950-х годов, но и купить любой из них. На первом уровне — музейный магазин, кафе и часть мебельной коллекции Музея дизайна, а в выставочном зале VITRina — временные проекты.

В Вайль-на-Рейне лучше всего приезжать на целый день. Если дотянете до вечера, не разорившись в музейном магазине, увидите, как черные пяти угольные брикеты Vitra Haus растворяются в темноте и высоко над землей повисают двенадцать светящихся витрин-домиков под двускатной крышей. Через стекло можно разглядеть множество разноцветных предметов. Это возносится на небеса тот самый дизайн, без которого жизнь уже кажется блеклой и пресной. И тогда становится понятно, как это важно — быть дизайнером. 

Ключевые слова: дизайн
Просмотров: 9566