Симон Боливар

01 мая 2011 года, 00:00

Президент Уго Чавес строит в стране «боливарианский социализм», равняясь на Симона Боливара. Неудивительно, что даже значки с изображением обоих политических деятелей на венесуэльских рынках выставляются рядом. Фото: VII NETWORK/CORBIS/FOTO S.A.

Гроза тиранов, легендарный освободитель Латинской Америки в XXI веке становится на родине орудием тирании. На сей раз — тирании популярности.

В Боливарианской Республике Венесуэла, в городе Сьюдад-Боливар, на улице Боливара, у памятника Боливару продают портреты Боливара. Недорого — боливара за три. В столице страны городе Каракас три священных места: дом, где родился и вырос Боливар, Национальный Пантеон, где покоятся его останки, президентский дворец, где на заседаниях правительства одно кресло всегда пустует.

Президент Уго Чавес говорит, что это кресло занимает призрак Симона Боливара. Без него быть бы Чавесу заурядным диктатором-популистом, но в лице Боливара он нашел для своего режима корни в прошлом и перспективы в будущем. «Боливарианский социализм» — конструкция уникальная. Чтобы подобную создать, нужно разыскать в собственной истории нравственно безупречного человека, который, находясь у власти, сделал много добра. И объявить, что все будешь делать, как он. Ангел у государственного кормила — явление редкое, так что с Боливаром Чавесу повезло не меньше, чем с нефтью.

Симон Боливар (1783–1830) — национальный герой Венесуэлы, Колумбии, Эквадора, Панамы, Боливии и Перу. Когда эти страны были колониями Испании, Боливар возглавил борьбу за независимость и победил. В историю он вошел как Освободитель и почитается во всей Латинской Америке.

Родился Боливар в семье богатых басков, у него были плантации, на которых трудились 2000 рабов. Симон рано остался сиротой, и воспитывал его гувернер-вольнодумец. На конных прогулках он рассказывал Боливару о Руссо и Вольтере, твердил о гнусности тирании и об ответственности, которую богатые и просвещенные несут за все общество. Эти мысли запали в душу мальчика.

Поучившись в военной академии в Каракасе, Боливар отправился в Европу продолжать образование. Больше всего его привлекала Франция — страна, казнившая короля-тирана и породившая генерала Бонапарта. Боливар приехал в Париж и увидел, как его кумир надевает на голову императорскую корону и становится Наполеоном I. Молодой человек писал: «Для меня он больше не герой, а лицемерный тиран!» Но почти все французы во время церемонии плакали от умиления. «Насколько же велико воздействие знаменитости!» — заметил тогда же Боливар. «Если ты популярен, тебе все простят» — вот принцип, который он вскоре сформулировал. Сам Боливар им не воспользовался, а Уго Чавес принял максиму на вооружение.

Наполеон решил судьбу Симона Боливара, напав на Испанию. Колонии отказались кормить ослабевшую метрополию и объявили о независимости. На родине Боливар оказался одним из немногих образованных людей с военной подготовкой. Он возглавил армию повстанцев, навербовал в Англии иностранный легион и после долгой войны сумел добиться независимости. Боливар стал президентом Великой Колумбии — федерации из будущих Колумбии, Венесуэлы, Панамы и Эквадора, а по совместительству и соседних Перу и Боливии — страны, названной его именем.

Встав во главе Великой Колумбии, Освободитель оказался в непростом положении: назначенные им же наместники мечтали править самостоятельно, каждый в своей области. А для этого надо было избавиться от президента. Неизвестно, как повернулось бы дело при твердости и решительности Боливара, если бы не любовь.

Началось все в Кито 16 июня 1822 года, когда армия Симона Боливара победоносно вступала в город. Впереди на белом коне в парадной генеральской форме ехал сам Освободитель. И он запомнил балкон, с которого бросила ему лавровый венок красавица-мулатка. Ей было 22 года, ее звали Мануэла (Мануэлита) Саэнс, она была женой богатого пожилого врача. Даже когда Боливар стал президентом, Мануэлита не развелась с мужем — она его просто забыла. Молодая энергичная женщина стала глазами Боливара. Днем она объезжала столицу Великой Колумбии — Боготу — на норовистом коне, а ночью охраняла сон своего друга.

Портреты Боливара в стиле граффити в Каракасе, да и других городах Венесуэлы, никого не удивляют: действующая власть возвела почитание Освободителя в культ. Фото: LAIF/VOSTOCK

В ночь на 25 сентября 1828 года Мануэлита услыхала стрельбу, разбудила Боливара и приказала ему одеться и прыгнуть в окно. В спальню ворвались заговорщики, заколов у дверей верного адъютанта Фергюсона. Мануэле приставили к горлу нож и допытывались, куда пропал Боливар. Она спокойно отвечала: «Наверное, на каком-нибудь совещании». Убийцы упустили время, их переловили и расстреляли, но после казни члены правительства и сенаторы отвернулись от Боливара. Посовещавшись с Мануэлитой, Освободитель ушел в отставку. Со слезами на глазах он сказал в парламенте: «Независимость — это единственное, чего мы добились. Ценой всего остального». И удалился в изгнание. Через восемь месяцев он сгорел от милиарного туберкулеза. Мануэлита не вернулась к мужу. Она скиталась и жила в бедности еще 26 лет, продавая в перуанском порту Пайта табак и варенье собственного изготовления. У нее были четыре дворняжки, носившие имена президентов Колумбии, Венесуэлы, Перу и Эквадора — коварных друзей Освободителя, вздохнувших после его кончины с облегчением.

Эта история вдохновила Габриеля Гарсию Маркеса на создание романа «Генерал в своем лабиринте» (1989). Хотя книга получилась о крушении всех иллюзий, Чавес объявляет ее своим любимым произведением и всем рекомендует прочитать. Представьте себе Сталина, который рекомендует книгу о Крупской, которая преданно ухаживает в Горках за умирающим и разочарованным Лениным! Но венесуэльский президент строит «боливарианский социализм», а это значит — без вранья, ведь Боливар никогда не врал. И какой смысл запрещать литературные произведения или врать в эпоху Интернета? Да и в Интернете ни на каком форуме критики в адрес Боливара не найдешь — репутация его безупречна.

Культ личности Симона Боливара начался в Венесуэле еще в 1842 году. Некогда предавший Освободителя соратник, президент Венесуэлы генерал Хосе Антонио Паэс (его имя Мануэлита дала самой противной дворняжке), осознал важность героизации прошлого. Останки Освободителя перевезли из Колумбии, где он умер, в родной Каракас и захоронили в кафедральном соборе, который в 1876 году преобразовали в Национальный Пантеон Венесуэлы. А в 1879 году национальная валюта Венесуэлы получила название «боливар». Все последующие президенты выражали восхищение Боливаром и даже ссылались на его политические воззрения в оправдание своих диктаторских замашек. Но Чавес вышел на следующий уровень: он объявил, что 170 лет после смерти Освободителя олигархи узурпировали власть и прибирали к рукам все богатства страны, пока народ питался банановой кожурой, а теперь Боливар снова у власти — заседает в правительстве. Боливар популярен, и часть его популярности достается Чавесу, который есть «Боливар сегодня».

Завет Боливара

В 1815 году Симон Боливар написал статью, которую Чавес и сделал своей программой. По мнению Боливара, федеральная система, как в США, или английская конституционная монархия требуют «достоинств и политических талантов, намного превосходящих наши». В Южной Америке демократия может привести только к «демагогической анархии» или «единовластной тирании». Нужна республика с большими полномочиями пожизненного президента, который выбирает себе преемника. И еще парламент, где места в верхней палате наследуются, как в Англии. Этот парламент принимает законы и снимает с должности президента, если он не в состоянии исполнять свои обязанности. В парламенте Боливар видел две партии: консерваторов и реформаторов. Первые многочисленнее, а вторые ярче, и они уравновешивают друг друга. Президент с оглядкой на обе партии действует в интересах народа.

Ключевые слова: Боливар
Просмотров: 16787