Его имя — Труймясто

01 мая 1963 года, 00:00

Недавно в Японии на острове Кюсю был создан новый город — Кита-Кюсю. В него вошли пять небольших городов. По численности населения (больше миллиона человек) и занимаемой площади Кита-Кюсю стал седьмым японским городом-великаном.

Подобные сообщения все чаще приходят из разных частей земного шара. Во многих странах мира идет процесс слияния городов: расположенные неподалеку друг от друга города и их пригороды срастаются и начинают общую жизнь.

В США Нью-Йорк, Ньюарк, Трентон, Филадельфия, Уилмингтон, Балтимор, Вашингтон образуют своеобразное грандиозное скопление городов с населением в 30 миллионов человек — Мегалополис, как назвали его американские географы.

Промышленный рост городов часто приводит к их слиянию и в социалистических странах. Однако, если капиталистические «мегалополисы» растут стихийно и неравномерно, то развитие социалистических гигантов подчинено общегосударственным хозяйственным планам, заботе о благе людей.

В этом номере журнала рассказывается о буднях одного из таких больших городов, который рождается в наши дни в Польше в результате слияния Гданьска, Сопота и Гдыни.

Гудок. Электричка отходит в Гдыню. Вижу, как в окне проскальзывает изящный гданьский вокзал: узкая готическая башня ярко-красного кирпича, остроконечная черепичная крыша, шпиль с металлическим петушком.

Рядом со мною без передышки болтают школьницы в серых с погончиками платьицах, с желтыми галстуками.

Коротко стриженная девушка в брюках, с походной сумкой не спеша ест клубнику. Пассажиры шуршат газетами, листают журналы.

Остановка. Кондуктор сходит на перрон, чтобы выкрикнуть название.
— Олива!
Выглядываю в окно: цветы в глиняных горшках, цепями подвешенных к потолку вокзального навеса, пестрый газетный киоск.

Поезд снова трогается. Где же знаменитый костел Оливы с одним из самых больших органов в Европе? Увидеть хотя бы верхушку...

Где там! Дома, дома — высокие и пониже, в строительных лесах и уже готовые, с разноцветными балконами и широкими окнами.

Когда кончатся пригороды Гданьска?..

Гданьску тысяча лет.
Бульвары и троллейбусные линии кольцом сжимают Старый город; старинные здания обрамляют площадь. Рядом с ними строится новый театр простой современной архитектуры.

На месте пепелищ и развалин, оставленных войной, растут новые кварталы, блещущие остекленными фасадами. Восстановленные купеческие дома Старого города с их цветными стенами, карнизами, фронтонами, полуколоннами выглядят, наверное, так же, как и пятьсот лет назад. А внутри — современные квартиры со всеми удобствами.

За резными средневековыми дверьми — кинотеатр.

Рядом с забавным флюгером — телевизионная антенна.

В старый дом на Рыцарской улице радио принесло старинную фортепьянную музыку. Сейчас здесь пьют кофе и едят творог по-польски — с зеленым луком. И в шкафу наверняка припрятана гданьская «Золотая водка», сохранившая с давней поры свое название. С ним связана легенда: она утверждает, что на дне выпитой бутылки остается золотая пыль...

Улица с не менее любопытным названием — Пивная. Сколько бочек славного гданьского пива расходится по всему миру! Сюда, в древний балтийский порт на реке Мотлаве, приплывали корабли и с моря и по Висле. Город торговал зерном, лесом, кожами.

Мимо старинных хлебных амбаров вниз по Мотлаве с легким рокотом уходят катера. На их флагах герб Гданьска, старинный герб — корона и два креста. Катера идут к современному порту и крупнейшей польской верфи.


Суда из многих стран приходят в Польшу через гданьские «морские ворота».

Гитлеровцы и здесь не оставили камня на камне. Перед отступлением они разрушили портовое хозяйство, заминировали подъездные пути, блокировали порт специально потопленными судами.

Краны, эстакады, ремонтные мастерские, склады — все отстроено заново. Мины обезврежены, дно расчищено.

В первые же годы после войны Польша начала торговлю с зарубежными странами. Иностранные суда грузили текстиль, привезенный из Лодзи, уголь и кокс из Силезии.

Страна крепла, развивала свою промышленность. И все чаще уходили из польских портов суда, груженные паровозами, вагонами, станками и точной аппаратурой.

Ныне Польша строит для зарубежных стран электростанции, речные и морские верфи, вывозит за границу оборудование для целых предприятий — сахарных, цементных, станкостроительных, химических заводов.

И, конечно, важнейшая часть польского экспорта — это суда. Не зря же День судостроителя празднует вся страна.

Сейчас Гданьская верфь — пятая в мире. Скоро ее догонит верфь в Гдыне: здесь заканчивается сооружение гигантского пятисоттонного докового крана и нового сухого дока, в котором можно будет строить суда грузоподъемностью в 60 тысяч тонн!

...Однако, когда же, наконец, поезд минует пригороды Гданьска?
— Сопот! — прогремел голос кондуктора.
Да, «на глаз» не разграничить пригороды курортного Сопота и окрестности Гданьска.

Из вагона выходит девушка с походной сумкой. Будет купаться в море, плавать на яхте.

Из Польши, Чехословакии и Венгрии едут люди в санатории и дома отдыха Сопота. В этом небольшом городке очень высокая плотность населения: почти как в Варшаве или промышленной Силезии. В Сопоте первоклассные пляжи, зелень парков, самый длинный на Балтике пирс.

Нарядная улица, пересекая железную дорогу, спускается к морю. Пестрая толпа спешит в кино, кафе, танцевальные залы.
Поезд идет дальше.

— Гдыня! — раздалось на перроне.
Уже? Когда же въехали в Гдыню? На протяжении пятнадцати километров — сплошная городская застройка.
Гдыня в отличие от Гданьска еще совсем молода. Первое судно дальнего плавания порт Гдыня принял в 1923 году. Три года спустя получил гражданские права город, возникший рядом с портом.

В Гдыне не увидишь ни строгой готики, ни роскошного барокко — современные дома вдоль широких и прямых улиц.

Уже в нескольких шагах от вокзала чувствуется: близок порт. Прерывистые гудки с моря. Еле уловимый запах нефти.

Хочешь увидеть сверху порт, поднимись на Каменную гору. Здесь на открытой всем ветрам вершине всегда говорят о порте, верфи и городе: ребята слушают учителя, приезжие поляки — экскурсовода, иностранцы — переводчика.
Я ловлю обрывки фраз:
— Довоенная Польша не имела судостроения...
— Сейчас по строительству морских судов мы в первом десятке стран мира, а по выпуску рыболовных судов — на втором месте...

Внизу стрелы волнорезов делят гавань на четкие прямоугольники. Вдоль пирсов вытянулись траулеры и танкеры. Стальная сеть подъемных кранов на берегу почти скрывает и порт и верфь.

— Освоено производство новых типов судов...
— Международное социалистическое разделение труда... Благодаря ему Польша станет одним из самых крупных экспортеров судов в мире...

— Страны социализма шлют Польше по морю железную руду и цветные металлы, нефть и химикалии, каучук и хлопок...

На моих глазах в бухту входит огромный белоснежный лайнер. Откуда он? Из Гавра, Буэнос-Айреса, Шанхая?..
— Глубоководные причалы доступны для океанских кораблей...

— Постоянные судоходные линии связывают Польшу со 150 портами мира...
— Порт Гдыни — гордость Триградья...

Труймясто — Триградье. Да, именно одним этим именем все чаще называют поляки три города на балтийском побережье, жизнь которых тесно связана с морем.

Марина Михайлова

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 4259