Уральские следопыты

01 мая 1963 года, 00:00

Все началось с самородка, о котором я прочитала ребятам. Огромный золотой самородок весил 2 пуда 7 фунтов 32 золотника. Когда рабочий Миэсского прииска Никифор Сеткин нашел его, он подумал, что это обыкновенный булыжник. Но в том месте, где кайло отбило грязно-бурую землю, жарким огоньком блеснуло золото.

Ребята заволновались:

— Так это было сто с лишним лет назад. Теперь уж все самородки выкопали.

— А может, и на нашу долю оставили? Стоит только поискать!

Наверное, каждый уралец неравнодушен к камням, почти у каждого — и у моих юных кружковцев тоже — есть свой заветный уголок, где он хранит разные находки: камешки, привлекшие необычным цветом, или куски породы с вкрапленными блестящими точками. На следующее занятие ребята принесли свои сокровища. Видели бы вы их разочарование, когда они узнали, что камень изумрудного цвета — просто зеленый шлак, «рубин» — всего лишь красное стекло, «золото» — обыкновенный кусок пирита... Ребята убедились, что, прежде чем мекать золото и изумруды, надо многое знать о разнообразном мире камня, надо понимать жизнь «обыкновенных» минералов, знать их биографию.

Вот, скажем, мрамор. На Урале его много. Есть даже целое «мраморное» село — Коелга: там занимаются только добычей и обработкой мрамора. Этот красивый, прочный, послушный обработке минерал издавна ценился у всех народов. «Тот, кто имел возможность любоваться древнегреческими храмами из белоснежного мрамора или кто по извилистым лестницам поднимался на крышу мраморного Миланского собора — в гущу тонкой резьбы, колонн и украшений, вырезанных из камня, — тот не может не восторгаться этим замечательным камнем...» — писал академик А.Е. Ферсман.

А биографии кварца, горного хрусталя, железа, гранита — они не менее интересны...

Книгу за книгой прочитывали ребята. Особенно помогли им «Минералогия для всех» А. Яковлева, Детская энциклопедия и книги Ферсмана. Школьники сами готовили рефераты (им очень нравилось это научное слово) о различных камнях, о богатствах Урала, о роли Урала в создании отечественной промышленности.

А потом — первые экскурсии, первые попытки прочитать сложную книгу природы. Ребята знакомились со строением некоторых участков земной коры, с горными отложениями, собирали коллекции, готовясь к серьезным поискам, к большим походам. Нашлись умельцы, которые изготовили большой макет «Богатства Уральских недр».

На макете — три горы отражаются в голубом озере. На берегу стоит избушка дедушки Слышко — уральского сказителя Василия Алексеевича Хмелинина, от которого еще мальчиком слышал уральские сказы Бажов. На противоположной стороне озера, на уступе поднял голову серенький козленок из сказа «Серебряное копытце». Почти все минералы Урала собраны в этом макете.

Ребята создали также богатый геологический отдел в краеведческом музее Дворца пионеров.

Все чаще, все настойчивее возвращались ребята к мысли о серьезном походе вместе с геологами. И прошлым летом их мечта сбылась. Уральское геологическое управление включило ребят в партию и дало задание найти гранулированные кварцы, которые употребляются при производстве особых сортов кварцевого стекла.

В отряд вошли самые опытные и выносливые из юных геологов. До похода они специально изучали материалы о кварце. Они узнали, что кварц — самый распространенный минерал земной коры, что встречается он в виде слегка просвечивающих кристалликов, что у кварца много богатых свояков — прозрачный, как родниковая вода, горный хрусталь, лиловый аметист, золотистый цитрин. Но сейчас нужно отыскать прозаический кварц, кварц-работягу, который после переплавки превратится в реторты, колбы, оптику.

А золото?.. Золото — спутник кварца. Честно говоря, будущим геологам очень хотелось найти и гранулированный кварц и золото.

И вот ребята едут вместе с геологами на станцию Полдневую. Встречающий нас товарищ говорит:

— Сейчас вызовем машину по радио.

Загорается глазок аппарата.

— «Кристалл», я «Рубин». Как слышите? Прием.

И через минуту снова:

— Прибыли геологи, ждем машину...

«Прибыли геологи...» Геологи! Начинается уже настоящий поиск...

С утра и до позднего вечера мы ведем полевые дневники, роем шурфы, описываем обнажения горных пластов, делаем съемку местности, работаем с горным компасом. А через несколько дней после приезда выходим в самостоятельный маршрут. Мы получаем азимут. По этому азимуту надо пройти пятьсот метров, затем свернуть вправо и на трехкилометровой прямой описать маршрут, собрать образцы, составить карту.

Нас окружает лес. Лучи солнца пробираются сквозь кроны сосен. Где-то деловито стучит дятел. Ноги тонут в густой росистой траве. Мы чувствуем себя робинзонами на необитаемом острове. Каждый шаг может открыть тайну.

Натыкаемся на старый шурф. Его стенки заросли пыльной травой. Кто рыл этот шурф? Что хотели здесь найти?

Ребята спускаются в шурф. Деловито осматривают они каждый камешек — случайная находка, может быть неприметная с виду, поможет разгадать загадку. Нет, это обыкновенный разведочный шурф.

С каждым километром тяжелеют рюкзаки: прибавляются новые образцы. Все круче становятся горы, все стремительней бегут речки, которые мы переходим вброд, все яростней кусают комары, а ботинки — наши огромные горные ботинки — словно наливаются свинцом.

Привал. Вьется над костром сизый дымок. Погромыхивает крышка чайника. Мы лежим в тени. Земля пахнет разогретой хвоей. Интересно, где первая группа ребят? Утром мы разделились на два отряда. Мы обследуем коренные породы, ищем жилы кварца, а другой отряд пошел на поиски кварцевых россыпей. Нашли ли их ребята? Найдем ли мы какую-нибудь стоящую жилу?

На привале время бежит особенно быстро. Снова взваливаем рюкзаки и вытягиваемся в цепочку. Мы должны во что бы то ни стало выполнить маршрут. Мы искатели, мы землепроходцы, мы уральские следопыты. В такие моменты жизнь кажется гораздо значительней и полней. На ум приходят разные хорошие слова, сказанные мудрыми людьми. «Много в природе дивных сил, но сильней человека — нет». Это сказал Софокл. «Деятельность человека бесплодна и ничтожна, когда не одушевлена высокой идеей» (Чернышевский). Тверже ставь ногу, геолог! Крепче держи рюкзак, следопыт! Мы идем вперед, и глаза зорко всматриваются в землю, спрятавшую под душистой травой свои богатства.

Снова яма. Ее, возможно, рыли еще демидовские крепостные мужики. Обыкновенный гранит, какой встречали мы всюду в пути. Но почему именно здесь рыли карьер? Рядом с карьером — горка, поросшая редколесьем и мхом. Горка как горка. Ничего особенного.

Необыкновенные находки нередко лежат в самых обыкновенных местах. Будем искать!

Мы внимательно ощупываем камни. Кто-то разрыл мох и поднял зеленоватый кусочек породы.

— Да это же кварц! Ребята, кварц!

Мы ползали на животе — словно искали иголку в стоге сена. Мы забыли об усталости, о немилосердном солнце, о кровожадных комарах, о голоде, который уже давно давал о себе знать. Теперь нам стало ясно: карьер рыли золотоискатели, они не обращали внимания на кварц, так необходимый нам.

Через час мы нашли целую жилу, а на соседней горке — куст жил. Это была первая и самая значительная находка. Жилу мы назвали «Пионерской», а куст жил — «Глобуся-та», в честь нашего «Глобуса» — общества уральских следопытов.

Мы описываем месторождение и отправляемся назад в лагерь. Счастливее нас, кажется, нет никого на свете. Даже сосны с уважением смотрят на нас, первооткрывателей кварцевых гор.

А в это время группа россыпняков на безымянном ручье промывает песок. Россыпняками руководит начальник Иткульской поисковой партии Николай Емельянович Власко-Власенко.

— Шлих — это остаток после промывки песка, — учит Николай Емельянович. — Бывает, на дне могут оказаться кусочки руды, а то и золотишко. Шлихи надо брать там, где замедляется течение. На изгибе, например. Чаще всего накапливается материал для шлихов в местах, где водятся сомы. Где же?

— За валунами и корягами! — хором отвечают ребята.

— Молодцы! Быть вам настоящими геологами.

Вдруг на дне старательского ковша вспыхивает искорка. За ней другая, третья. Золото! В шлихе действительно поблескивают ничтожные пластинки золота. Ребята радостно галдят. Всё забыли. Но Николай Емельянович почему-то сердится.

— Какое у нас задание? Кварц искать или золотишко? — спрашивает он.

— Кварц.

— Вот его и надо искать.

И снова ребята моют шлихи, отбирают кристаллики кварца, отделяя прозрачные, крупные, правильной формы от мелочи.

Так проходит день за днем. В последний вечер мы приготовили традиционный прощальный ужин. Дымится уха, свет костра ложится не темные стволы сосен. Рядом, всего в нескольких шагах, сонно плещется серо Иткуль. А мы мечтаем вслух: «Пусть скорее наступит новый полевой сезон для геологов, наступит новый день и для нас, их помощников».

Л. Коврижных, руководитель кружка юных геологов Свердловского дворца пионеров

Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3654