Дорога в незнаемое

01 мая 1963 года, 00:00

Через Центральные Каракумы. Фото В. САККА. Фотовыставка «Семилетка в действии». Москва, 1962.

Вы отправляетесь в путешествие. Расстилаются бескрайние барханы. Что увидите вы в этой пустыне? Глубокую желтизну песка, бездонное синее небо — и все? Но людям, что стоят среди барханов, пустыня не кажется пустой. В рюкзаках — карты, на которые их руками нанесены значки: здесь кроются подземные моря, здесь прячутся нефть и газ, а там сера, железная руда, уголь.

Незнакомый край зовет, манит, но он раскроется перед тобой по-настоящему, оживет для тебя, если ты умеешь видеть, как видит геолог, географ, биолог, историк, этнограф, художник. Кто больше знает, тот больше видит. Кто больше видит, тот лучше узнает мир.
Мы вводим в журнале новый раздел, где будем печатать рассказы тех, кто, путешествуя, открывает — для себя, для других — новые уголки земли и знаний.

«Каждый человек — прирожденный искатель, — говорит известный ученый, писатель, участник многих экспедиций И.А. Ефремов. — В социалистическом обществе труд становится творческим, к тому же человек может все больше и больше времени уделять и «свободному поиску», получая радость сам и одновременно служа обществу».

Что принесешь ты из похода в своем рюкзаке? Этот вопрос должен задать себе каждый путешественник, каждый турист.

Павел Николаевич Лукницкий — автор многих книг: «За синим камнем», «Путешествие по Памиру», «Земля молодости», «Таджикистан» и других. Даже названия его книг говорят о том, что писатель крепко-накрепко связал свое творчество с путешествиями. Редакция обратилась к Павлу Николаевичу с просьбой рассказать о своем опыте странствий, о том как понимает он цели и задачи туризма.

Слова «туризм», «краеведение», «научно-исследовательская работа» для меня всегда были почти равнозначными, неразрывно связанными между собою. Стремление к путешествиям всегда жило во мне, а каждое путешествие было, по выражению Маяковского, «ездою в незнаемое...».

Я начал путешествовать с юности, скачала не слишком ясно понимая, что именно тянет меня (особенно каждой весною) куда-то вдаль. То были мои студенческие годы. Порою совсем без денег, полный энергии молодости, покидал я родной город и устремлялся туда, куда меня влекло воображение, разыгравшееся при настойчивом изучении какого-нибудь куска географической карты, где было много синего моря, коричневого рельефа гор и зеленой толщи лесов.

За спиной у меня торчал рюкзак, одет я был в дешевые холщовые брюки и в плотную, не требующую особых забот, густо обшитую большими карманами рубашку. Прихватывал с собой плащ, запасные сандалии, записную книжку, в которой обязательно были и листки миллиметровой бумаги; никогда не забывал взять компас, фонарик, свечу, охотничий нож и, конечно, тот манящий меня своими еще не раскрытыми тайнами кист изученной дома, но не претворившейся в реальную действительность географической карты.

Поезд, пароход, а позже и самолет уносили меня, еще ничуть не загорелого и не обветренного, далеко-далеко от родного Ленинграда — в какую-нибудь последнюю «вокзальную точку», откуда предстояло начать намеченный поход. Все городские заботы, привычный уклад жизни через три дня оставались где-то на дне оказавшегося вдруг в далеком прошлом существования. Было немножко томительно и грустно о нем вспоминать, но жадное стремление вперед, вселившееся в меня, как веселый бее, радовало, наполняло ни с чем не сравнимым ощущением счастья, простора, уверенности в себе.

Я ходил пешком по Кавказу и Крыму, питаясь, как говорится, чем бог послал, никогда не представлял себе утром, где буду ночевать. Как сладчайший напиток пил горный или морской воздух, пристраивался на скрипучей мажаре или арбе, разваливался на крутой палубе шаланды или парусной шхуны, знакомился с местными жителями — охотниками, лесорубами, рыбаками, бахчеводами, портовыми грузчиками, смотрителями маяков, каменотесами, пастухами — со всеми, кто мне попадался в пути, делился со мной коркой хлеба или чашкой кислого молока, кто рассказывал мне удивительные истории о своей многотрудной и простой жизни. Наблюдал, запоминал, сравнивал и записывал...

Году в двадцать восьмом так я прошел Кавказ вдвоем с Николаем Тихоновым; еще до этого и потом плавал с моряками по Черному и Каспийскому морям, по Волге и другим рекам. Дигорцы, сваны, керченские греки и итальянцы, туркмены-иомуды, калмыки, башкиры, волжские русаки становились моими друзьями, и потом я писал о них свои первые книги.

Это был романтический период моих путешествий, он расширил мой кругозор, развил страсть к путешествиям, укрепил физические силы и волю, дал опыт.

Но в этих туристских походах очень скоро я понял, что всякое путешествие должно быть не просто блужданием по незнакомым местам, когда хочется только петь песни, сидеть у костра и в общем-то... ничего не делать! Нет! Появилась потребность в путешествиях строго целеустремленных. Ставить цель и добиваться ее работою в путешествии, участвовать своим трудом в труде тех, с кем встречаешься
 
в пути, с кем живешь одной страннической жизнью. «Только так можно стать настоящим писателем, — думал я, — только так найдешь смысл в том, что делаешь...» Иначе путешествие становится пустопорожним времяпрепровождением, из которого ни себе, ни другим никакой пользы не вынесешь, а значит, не получишь и полного удовлетворения от такой жизни.

И тогда я стал стремиться участвовать в экспедициях, конечно — научно-исследовательских, конечно — дальних, в труднодоступные и особенно для меня заманчивые края нашей Родины. В далекую (по тем временам) Сибирь, на неисследованный (опять же по тем временам!} Памир, в Заполярье — всюду, где были «белые пятна» на карте, всюду, где каждый шаг мог принести открытие!

Но для участия в таких экспедициях мало крепких ног, загорелой груди, способности преодолевать трудности, почти звериной выносливости, всегдашнего доброго расположения духа. Нужны знания!.. Не гастролером же быть в таких экспедициях! Надо уметь что-то делать, чтобы спутники считали тебя не трутнем, а умелым и ценным товарищем.

Я окончил филологический факультет, изучал лингвистику, древнерусский язык. А в экспедиции отправлялись топографы, географы, ботаники — люди практических научных знаний. У меня такого образования не было. И тогда, прежде чем проситься в какую-нибудь экспедицию, я самостоятельно занялся изучением географии, топографии, геологии. Читал Мушкетова, Пржевальского, Козлова, Корженевского, Наливкина, Федченко и многих-многих других.

...Великолепная область книжных научных знаний открылась передо мной. И спустя некоторое время я почувствовал, что имею нравственное право проситься в любую из геологических экспедиций.

Когда человек чего-нибудь очень захочет, все удается ему!

В 1930 году я отправился в мою первую научно-исследовательскую экспедицию: меня взял с собой на Памир молодой начальник геологоразведочной партии Г.Л. Юдин. Я нанялся в экспедицию рабочим с условием, что зарплату буду получать только на самом Памире и что ее хватит только на простейшее снаряжение и на еду. Других возможностей взять меня у Юдина не было. Но с каким воодушевлением я отправился в бесконечно трудный путь... Закупал в Ферганской долине продовольствие, исхлопатывал по паре сапог на участника экспедиции, по овчинному полушубку, добывал полевые сумки, бинокль, разрешения на оружие, потом покупал седла и лошадей, вьючил лошадей, кроил и шил палатку. Небогаты были тогда научные учреждения, небогата была вся страна — каждая вещь добывалась с превеликим трудом!

Наконец мы выехали из города Ош на Памир. И работали в безлюдных горах, в снегах Алая. А через месяц наша экспедиция подверглась нападению басмачей. Экспедиция была разгромлена, один из нас, троих ленинградцев, был в перестрелке убит, двое попали в плен. Мне и Юдину предстояла мучительная казнь только за то, что мы советские люди. Через трое суток нам удалось бежать на осажденную басмачами погранзаставу. Вместе с пограничниками гнали басмачей. Так началась моя дружба с памирскими пограничниками.

Снарядившись заново, объединившись с другими научными партиями, вооруженные до зубов, мы вновь выехали на Памир и путешествовали по неисследованным горам пять месяцев, занимались составлением топографической и геологической карт, изучали «альпийский металлогенический цикл» и, наконец, открыли ценное месторождение синего камня — ляпис-лазури. Оно находилось на высоте пять тысяч метров над уровнем моря, среди мощных ледников. Никто на свете, казалось мне, не знал, какие горы и ущелья расположены за высящимся над нами ледяным массивом. И тогда у меня, уже выполнявшего обязанности коллектора, зародилась мысль: самостоятельно исследовать этот высокогорный район. В одиночестве поднимался я на высоту шести километров над уровнем моря без всякого альпинистского снаряжения: тогда в Советском Союзе организованного альпинизма еще не существовало. Об этих географических исследованиях рассказано в моих книгах.

Синий камень, найденный на Памире, привел меня к академику А.Е. Ферсману. Доброе знакомство с Александром Евгеньевичем продолжалось до его кончины. Вместе с Ферсманом я отправился на оленях в полярную ночь, в дикую тогда Мончетундру. Я помню первый взрыв динамита — там, где через несколько лет начал строиться прекрасный город Мончегорск.

А потом... Потом снова Памир, участие в Таджикско-Памирской, крупнейшей по тем временам экспедиции. Там же, на Памире, я открыл, нанес на карту пик Маяковского и дал ему это название, обозначенное с тех пор на всех картах. Много путешествовал я и по Средней Азии, Казахстану, Восточной Сибири, Заполярью, по другим районам СССР и странам зарубежного Востока. Материала для книг у меня хватило бы теперь на три жизни...

Вот так я понимаю задачи и цели туризма. Вот к такому туризму зову молодежь. «В добрый путь!» — скажу каждому, кто хочет своим путешествием принести пользу не только себе, но и другим...

Павел Лукницкий, писатель, действительный член Географического общества СССР

За работу, турист

Туризм приносит человеку большую радость и пользу. В походе путешественник пополняет свой багаж впечатлений и знаний, закаляет тело, учится преодолевать трудности. Но возможности туризма еще далеко не исчерпаны. Хотелось, чтобы каждый отправлялся в путь с мыслью сделать во время похода что-нибудь полезное. От этого путешествие станет еще более увлекательным, и, безусловно, возрастет общественное уважение к туризму.

Но кому и как могут помочь туристы!
Прежде всего поговорим об исследовательской работе. На первый взгляд кажется — ну, какое значение может иметь помощь туристов, скажем, для геологов! Разве не работают повсюду хорошо оснащенные экспедиции, располагающие и специалистами, и средствами, и техникой! Разве не имеют геологи детальнейших карт, буровых установок, тончайших геофизических приборов!

Однако и с усовершенствованием методов исследований геологам по-прежнему необходима помощь разведчиков-туристов, собирателей образцов и проб. Ведь нередки случаи, когда геологи отыскивают ценнейшие полезные ископаемые по ничтожным крупинкам, найденным за сотни километров от месторождений. Массовый фронт поисков во много раз облегчает работу геологов.

Да, время кустарных поисков прошло. В большинстве районов нашей страны уже нет смысла заниматься разведкой вслепую, не зная результатов проведенных прежде исследований. Это может привести к напрасной трате сил, к открытию уже открытых америк. Тем более важно, отправляясь в туристский поход, получать практические задания от геологических экспедиций и разведочных партий.

Туристы могут стать авангардом, глазами и ушами поисковых отрядов. Сведения и образцы, собранные во время походов, послужат для подтверждения или опровержения предположений, прогнозов, помогут правильнее нацелить геологический поиск.

Итак, турист — помощник исследователей. Это первое возможное, практически полезное направление его деятельности.

Но туристы могут вести и вполне самостоятельную исследовательскую работу — скажем, заниматься исследованиями для нужд самого туризма. Разведка новых маршрутов, дополнительных вариантов подъемов и переправ, совершенствование графика движения, рекомендации стоянок и дневок, обновление справочных данных — мало ли нового обнаруживается ежегодно на ранее описанных маршрутах! И в результате — как полезнейшая форма отдачи — улучшение путеводителей, публикация новых сведений о маршрутах.

А какие большие возможности открывает собирательская работа! Мало кто из нас не прошел через увлечение каким-нибудь коллекционированием — собирали и марки, и открытки, и спичечные коробки... Туризм может дать новое и притом благодарнейшее применение коллекционерским страстям.

Речь идет о сборе коллекций для музеев, выставок, для создания краеведческих и географических кабинетов в школах. Такие сборы имеют большое культурно-просветительное значение.

Конечно, собирать образцы нужно умеючи. Перед походом полезно пройти своего рода техминимум, чтобы узнать, как составлять гербарий, или откалывать геологические образцы, или делать чучела птиц и животных. Научить этому могут и работники краеведческого музея и местные геологи. Есть и печатные пособия, например «Справочник путешественника и краеведа».

Своеобразной формой собирательской работы может стать и фотографирование. Обычно туристы приносят из походов сотни жанрово-бытовых снимков — костры, линейки, палатки, переправы. Нет слов, это тоже интересно — такие снимки хороши для оживления отчета, для фотовитрины в туристском клубе. Но речь пойдет о другом.

Пора туристам заняться коллекционированием фотопейзажей, «фотопортретов», характерных, обычных и исключительных ландшафтов, отдельных деревьев, цветов, птиц, насекомых. Такие снимки не менее, чем образцы пород, нужны музеям и школьным географическим кабинетам.

Туристы могут стать активными участниками борьбы за охрану природы и культурно-исторических ценностей. Долг туристов не только сообщать о каждом случае порчи или разрушения памятников старины, об истреблении ценных животных, но и создавать свои охранные посты, быть агитаторами за бережное отношение к природе.

Но и это еще не все. Закон об охране природы обязывает обеспечить защиту достопримечательных и типичных для каждой полосы нашей страны ландшафтов. Но прежде всего такие ландшафты необходимо найти и учесть. И в этом туристы также могут оказать неоценимую помощь местным отделениям республиканских обществ охраны природы.

Как видите, дел — интересных и нужных — много.
За работу, турист!

Ю.К. Ефремов, ученый секретарь Московского филиала Географического общества СССР


Рубрика: Без рубрики
Просмотров: 3231