Менеджеры и мазурка

01 февраля 2011 года, 00:00



Лопасня-Зачатьевское — очень старая усадьба, в которой находится очень молодой музей. Долгие десятилетия на чердаке усадебного дома хранились считавшиеся утерянными рукописи Пушкина.

Рассказ о дворянских гнездах стоит начать с усадьбы Лопасня-Зачатьевское не только потому, что она красивая, интересная и там жили замечательные люди. Она очень типичная, хоть под стекло ставь: вот так выглядело обыкновенное провинциальное поместье. Это не грандиозный дворец, не Архангельское, не Кусково. Здесь не гостили монархи, а подъездная аллея не была украшена статуями, привезенными из Италии. Но зато здесь есть церковь с семейным кладбищем, тихая речка Лопасня и пруды, от которых амфитеатром  поднимается прекрасный парк. На вершине этого амфитеатра находится невысокий, вытянутый в длину усадебный дом архитектуры изящной, но неприхотливой: «Отменно прочен и спокоен, во вкусе умной старины». И колонны его ампирного крыльца выполнены не из мрамора, а из оштукатуренных бревен.

При реставрации главному зданию вернули облик, сложившийся к середине XIX века

Классическим следует назвать и внутреннее устройство старого дома. Внизу — цокольные помещения с погребами и кухней. Над ними — парадный этаж, где из бальной залы с множеством окон и зеркал можно проследовать в анфиладу салонов, курительных комнат и диванных. Выше — антресоли, где жили дети и слуги. Еще выше — мансарда, где, как водится, на протяжении десятилетий оседали разнообразные интересные вещи: старая мебель, картины, бумаги, так что кладовка в конце концов становилась сокровищницей. Именно здесь находился старый сундук, из которого служившая в доме ключница доставала бумагу, чтобы выстилать клетку для канарейки. Однажды летом 1917 года, несколько месяцев спустя после отречения государя-императора, полковник Григорий Александрович Пушкин обратил внимание на то, что эти плотные, желтоватые листы исписаны почерком, чрезвычайно напоминавшим почерк его деда. Выяснив, откуда растаскивались страницы, Григорий и его брат Николай провели на чердаке раскопки  и обнаружили 22 тетради. Это была начатая их дедом «История Петра I», по поводу которой император Николай I в свое время постановил: «Сия рукопись издана быть не может...», и большая часть которой много десятилетий считалась потерянной.

Послереволюционная судьба гнезда Васильчиковых — Пушкиных — Гончаровых тоже обыкновенная. Национальным достоянием ее не объявили, но и не снесли до фундамента: здесь была школа, во время войны — госпиталь, затем — снова школа. Потом дом пустовал, горел, стоял без окон, без дверей и без крыши, его 20 лет мучительно реставрировали. Наконец он обрел статус филиала мелиховского Государственного литературно-мемориального музея-заповедника А.П. Чехова, в 2003 году получил средства из Резервного фонда Президента РФ, и в 2007 году здесь открыли музей. Цокольный этаж отдан под краеведение. Этот раздел рассчитан на интерактивное обучение: большинство экспонатов — муляжи, так что школьники могут подержать в руках кремневый пистолет, примерить доспехи Ильи Муромца и лично выкопать из песочной ямы бедренную кость доисторического носорога, который хозяйничал в этих краях задолго до Васильчиковых и Пушкиных. В мансарде, где пока идет ремонт, по словам директора музея Галины Николаевны Тимашковой, собираются устроить детский образовательный центр с библиотекой  и компьютерным залом. В парадном этаже экспозиция более традиционная, и посвящена она бывшим владельцам усадьбы.

От Васильчиковых до Гончаровых

В усадьбе возле «села Зачатейского, Лопасня тож», как оно именуется в документах XIX столетия, жили представители четырех русских дворянских фамилий: Васильчиковы, Пушкины, Ланские и Гончаровы. Уже с XVII века эти земли принадлежали боярам Васильчиковым. Один из представителей этого рода, Александр Семенович Васильчиков, в 1772 году становится фаворитом Екатерины Великой, но уже два года спустя она отзывается о нем как о «скучнейшем гражданине в мире» и дает ему отставку. Васильчиков перебирается в Москву, где жила его мать, и обустраивает Лопасню как свою подмосковную резиденцию. С середины XIX века усадьбой владела Мария Петровна Васильчикова, урожденная Ланская. Ее брат, Петр Петрович Ланской, стал вторым мужем Натальи Николаевны Пушкиной, вдовы поэта. Ланская-Пушкина вместе с мужем и детьми проводила много времени в Лопасне. Ее старший сын Александр Александрович Пушкин женился на племяннице своего отчима Софье Александровне Ланской. В этом браке родились 11 детей. Родственные связи сделались еще теснее после того, как другая племянница Петра Ланского, Екатерина Николаевна, стала женой Ивана Николаевича Гончарова — младшего брата Натальи Николаевны. Их дочь Наталья Ивановна Гончарова была последней владелицей усадьбы. В 1918-м усадьба была конфискована и передана Московскому земельному отделу, а затем Серпуховскому губернскому отделу народного образования. В усадебный комплекс входит и церковь Зачатия святой праведной Анной Пресвятой Богородицы. На ее территории находится кладбище, где похоронены Александр Александрович Пушкин, его супруга Софья Александровна, их сыновья Сергей и Григорий и внучка Софья Павловна Воронцова-Вельяминова.

Мемориальный кабинет Александра Александровича Пушкина. В витрине венгерка штаб-офицера 13-го Нарвского гусарского полка, которым он командовал. На столе фотографии детей и жены Софьи Ланской-Пушкиной

Всего лишь три года, как музей открылся. Жители к нему еще не привыкли. Спрашивать у них дорогу — занятие почти безнадежное: или направят в гораздо более известный музей-заповедник А.П. Чехова, или объяснят, что никакой усадьбы поблизости нет и быть не может. С этим мысленно соглашаешься. Улица Московская, которая, судя по карте, расположена совсем рядом с гнездом пушкинских потомков, — пыльная, широкая трасса, по ней несутся грузовики, едут автобусы. На горизонте виден квадрат из синего стекла — здание гостиницы «Олимпийская». Какие тут могут быть усадьбы? Но вот наконец находится знающий человек: «Пройдите еще двадцать метров, там маленькая лестница, по ней надо спуститься».

О лестнице надо сказать особо, ибо у нее какие-то волшебные ступеньки. Тот, кто ступает на последнюю из них, обнаруживает, что не просто оказывается в живописном и красивом, хотя и порядком запущенном парке — он мгновенно попадает в совершенно другую реальность. Трасса вместе с грузовиками и гостиницей словно куда-то проваливается. Зато впереди, за деревьями, тут же появляется шпиль колокольни, а спустя еще несколько минут — крыша бывшего господского дома.

Музейщикам в свое время достались стены не просто голые, но еще и обугленные после пожара 1997 года. Впрочем, эта катастрофа отчасти способствовала украшению музея. От огня свернулась и облезла масляная краска, и это позволило расчистить и восстановить ампирную роспись. Экспонаты, разумеется, собирали с миру по нитке. Большинство предметов переданы в Лопасню «на временное хранение» из других музеев. Подлинных вещей единицы. Среди них — древняя маленькая рюмочка с вензелем Васильчиковых, кукла Любочка, которая, по семейным преданиям, выполнена Софьей Пушкиной-Ланской, и вроде бы ею же нарисованный портрет няньки Анфисы. Прочее — копии или аналоги. В столовой среди коллекции фарфора конца XVIII века — черно-белая репродукция портрета Александра Васильчикова (оригинал сгорел в блокадном Ленинграде). Кабинет генерал-лейтенанта от кавалерии, героя войны за освобождение Балкан Александра Пушкина — старшего из сыновей поэта — сформирован в основном из вещей той эпохи: офицерские сабля, фуражка и дорожный сундук. Рядом — одна из детских комнат. У стены — немецкая механическая пианола, в витринах — прелестные игрушки, буквари и домино, на костяшках которого вместо цифр картинки с изображениями гоголевских персонажей: вот Ноздрев, вот Чичиков…

Мария Гартунг

В усадьбе Лопасня-Зачатьевское часто гостила Мария Александровна Гартунг (1832–1919), старшая дочь Пушкина. Известно, что именно с этой красавицы, бывшей фрейлины императрицы Марии Александровны, Лев Толстой писал свою Анну Каренину. В апреле 1860 года Мария Пушкина вышла замуж за генерал-майора Леонида Николаевича Гартунга, управляющего Императорскими конными заводами в Москве и Туле. Детей у супругов не было. В 1877 году Гартунг был обвинен в финансовых махинациях и, доведенный до отчаяния жесткой и крайне эмоциональной речью прокурора, застрелился прямо в комнате рядом с залом суда. Дальнейшее следствие показало, что он был невиновен. После смерти мужа Мария Александровна почти каждый год приезжала в Лопасню, где занималась воспитанием 11 племянников — детей своего брата Александра и его рано умершей супруги Софьи Ланской. Мария Гартунг скончалась в Москве голодной весной 1919 года в возрасте 86 лет. Старшей дочери Пушкина посвящена экспозиция в так называемой Зеленой гостиной усадьбы.

Дресс-код на балах весьма строгий: требуется точная, а не приблизительная реконструкция нарядов соответствующей эпохи

В некоторых усадебных залах до сих пор продолжается ремонт, но в целом усадьба Лопасня-Зачатьевское приведена в порядок. Сюда приводят экскурсантов, и они потом оставляют записи в книге отзывов: «Божье благословение призываем на Ваши дела благие, которые возводят мысли ко Творцу. Протоиерей ***».

А еще здесь дают балы. Обычно это происходит в середине сентября и приурочено к дню именин Натали Гончаровой. Исторические реконструкции популярны в наше время, и балы устраивают во многих поместьях, а жилище пушкинских потомков хорошо тем, что находится недалеко от Москвы и располагает отличным залом для танцев. Организатор этих мероприятий — общество «Бал в русской усадьбе». Подать заявку на участие может любой, кто умеет, например, танцевать большой фигурный вальс или полонез-мазурку. Но дресс-код довольно строг: если темой вечера выбрана эпоха ампира и романтизма, то никаких турнюров в стиле Анны Карениной и тем более никаких нарядов для конкурса бальных танцев.

Невозможно даже описать, как преображается в такие дни усадьба, насколько красивее выглядит танцевальный зал, когда там действительно танцуют и когда в зеркалах отражаются господа в мундирах и дамы в платьях а-ля мадам Рекамье. Мне приходилось общаться с этими дамами и господами. Я была уверена, что все они  окажутся музейщиками, историками или филологами. Ничего подобного! Экономисты, бухгалтеры почтенных фирм, рекламщики, ипотечные брокеры... С одним из них меня судьба свела за зеленым сукном карточного стола. Он рассказал, что впервые его затащила сюда девушка, а потом он как-то втянулся и ни одного такого бала (а проводятся они раз в два-три месяца) отныне старается не пропускать: работающему человеку хочется иногда нормально отдохнуть. И его можно понять.

Типовое барокко

Главный дом усадьбы построен в первой четверти XVIII века в стиле барокко на основе одного из типовых проектов «домов для имянитых». После 1774-го перестроено по распоряжению Александра Васильчикова. С северной стороны к дому примыкает ландшафтный парк с семью каскадными прудами. В 1827 году была уничтожена выходящая в парк барочная лестница, вместо нее с противоположной стороны здания в качестве главного входа появилось парадное крыльцо в стиле ампир. В этом же стиле были переделаны и интерьеры. К началу XX века помимо дома в усадебный комплекс входило еще 28 строений: конюшни, оранжереи, птичник, молочная, амбары и сараи, но они не сохранились.

Вообще, посещение подобных мероприятий наводит на мысль, что прогресс — вещь относительная, что ежели где-то прибыло, то где-то убыло, и хотя мы живем в эпоху великих научных и технических достижений, наша индустрия досуга становится все менее естественной и менее соразмерной человеку. Только и прийти в себя на таком вот реконструированном балу наших предков. Тут масса разно образных и интересных занятий. Можно танцевать кадриль под названием «Прихоть мистера Берджеса», играть в карты, вести беседу в каком-нибудь отдаленном салоне, куда едва доносятся звуки музыки, пить шампанское, наконец.

Брокеры, экономисты и рекламщики пьют шампанское в буфете, который организован под лестницей, рядом с так называемым кабинетом Васильчикова, где есть красного дерева стол-бюро и шкаф, набитый старыми книгами. У одного из томов переплет начисто оторван, причем явно в незапамятные времена. Когда-то его укрепляли с помощью страницы из некоего оказавшегося ненужным религиозного сочинения. Но и она тоже истрепалась и оборвалась. Поэтому вместо названия книги можно разобрать (да и то с трудом) лишь один обрывок фразы: «…так Ангел… полет свой… между разрушенным и возобновленным миром…»

Фото Уилла Уэбстера

Ключевые слова: усадьбы русские, Пушкин А.С.
Просмотров: 8414