«Ванны Корнуоллиса» из Йорктауна

01 апреля 1998 года, 00:00

Последний раз окинув взглядом трюм, матрос нанес точный удар и быстро отступил от пробоины, в которую бурным потоком хлынула вода. Не спеша он поднялся на палубу и присоединился к своим товарищам, ожидавшим его к небольшой шлюпке.

Он еще раз оглянулся назад и среди десятка тонущих кораблей отыскал свой. Нет, не был этот матрос сентиментален, это обычное транспортное судно, зафрахтованное Британским флотом, долгое время служило ему домом и местом работы.

Было это 16 октября 1781 года, в разгар войны за независимость в Северной Америке.

...Под натиском повстанцев командующий Британской армией на Юге лорд Чарлз Корнуоллис вынужден был отступить к Виргинии. Имея в распоряжении 8800 солдат регулярной армии и 2000 беглых рабов, надеявшихся, что победа британцев принесет им свободу, он приготовился к сражению, укрепив Йорктаун и мыс Глостер.

Его действия должен был поддержать флот контр-адмирала Томаса Грэйвса. Однако 9 октября, при подходе к позициям корабли англичан были встречены французской эскадрой и атакованы.

Спустя несколько дней американские и французские войска под командованием Джорджа Вашингтона и графа де Рошамбо окружили армию Корнуоллиса и приступили к осаде.

Чтобы предотвратить штурм Йорктауна с моря, лорд Чарлз предпринял последнюю отчаянную попытку — затопил оставшиеся корабли, перекрыв тем самым подходы к берегу. Это была агония. 19 октября британцы капитулировали, оставив на дне реки Йорк около 50 кораблей.

Имя матроса-плотника кануло в Лету, но о нем вспомнили спустя 200 лет, когда Джон Бродуотср, морской археолог при Управлении по сохранению исторических реликвий штата Виргиния, со своей командой нашел затонувшее судно.

Обследовав корпус, он наткнулся на прямоугольное отверстие, выдолбленное ниже ватерлинии при помощи стамески. Оно было сделано так аккуратно, словно предназначалось для окошка.

Американские подводные археологи в течение пяти лет изучали место трагедии и обнаружили остатки 9 британских кораблей. Один из них сохранился практически полностью: отсеки, палубы, остатки мачт. То был «золотой ключик» к пониманию жизни торгового флота XVIII века. Чтобы достать его с морского дна, потребовалось еще пять лет работы.

По словам Джона Д. Бродуотера, река Йорк является настоящим кошмаром для археологов. Сильные непредсказуемые течения, связанные с приливами и отливами, практически нулевая видимость под водой и огромное количество обжигающих медуз превращали и без того сложные работы в сизифов труд. Выход все-таки был найден. Вокруг корабля соорудили стальное ограждение — коффердам, внутри которого находилась отфильтрованная вода для сохранения корпуса судна.

На разработку и строительство этого своеобразного аквариума ушло три года. Коффердам и фильтры улучшили видимость на объекте от 30 см до 9 метров, защитили водолазов от медуз и течений, создав почти комфортные условия для работы.

Начались исследования. Нужно было прежде всего очистить внутренние помещения корабля от ила при помощи грунтососа. Появились первые находки. В каюте капитана обнаружили часть буфета, украшенного резьбой, остатки стола из красного дерева, несколько латунных крючков, а также ручку для когда-то модного кресла. Это свидетельствовало об изысканном вкусе владельца каюты.

Лента от головного убора боцмана, керамическая фигурка обезьянки — талисман одного из матросов, маленькие деревянные фигуры, которые использовали для игры в кости, кусочек стеклянного бокала с надписью «крепкий сидр» — все эти вещи рисовали ученым картину жизни на маленьком корабле.

Вероятно, его команда была малочисленной: капитан, первый помощник, несколько матросов; само судно являлось транспортным. Найденные пуговицы говорили о том, что иногда на нем перевозили солдат. Принадлежали они пехотинцам 22-го и 43-го полков, на что указывали выбитые на пуговицах номера. Было установлено, что 43 полк участвовал в сражении в Йорктауне, а 22 — в кампаниях на Род-Айленде, Нью-Йорке и Нью-Джерси. Обнаруженные стеклянно-латунные запонки, по всей видимости, являлись частью туалета офицера.

По мере раскопок оживал и образ матроса-плотника. Археологи находили все новые и новые свидетельства его ежедневного труда и смекалки. Вот инструмент для измерения углов. Его ручка треснула, а затем была аккуратно починена с помощью мелких гвоздей. Сломанное весло, переделанное в гребок, рукоятка буравчика с инициалами...

Конструкция судна была не стандартной, оно явно строилось «на глазок». Чтобы выполнить чертеж затонувшего корабля, археологи использовали высокочувствительную акустическую систему и все детали фиксировали с помощью электроники. Затем компьютер создал две схемы: в двух и трех измерениях. Исследуемый корабль оказался бывшим углевозом, что подтверждалось наличием угля в трюме. Эти труженики-углевозы могли с гордостью поведать о многих славных моментах в своей истории. Именно в углевозе совершил свое знаменитое путешествие Джеймс Кук; они имели большую грузоподъемность и небольшую осадку, позволяющую им стоять на малой воде Темзы при разгрузке в Лондоне, были тихоходны и крепко сбиты.

По словам морского историка Бэзила Лаббока, их размеры были невелики, а нос имел круглую форму, напоминающую яблоко. Обнаруженный корабль полностью соответствовал этому описанию.

В руки археологов попало и более трех дюжин бочек пяти размеров, изготовленных в XVIII веке. Две из них, названные «ваннами Корнуоллиса», были огромны. По словам Кэрри Шэклфидда — специалиста по таре, они не имеют аналогов в мире.

Интересно, что в трех найденных бочках были обнаружены скелеты крыс. Эти находки поколебали веру исследователей в древние морские приметы. Разве можно теперь утверждать, что крысы первыми бегут с тонущего корабля?                          

Геннадий Васильев

Просмотров: 4704